Поиск

Письма священнику Анатолию Просвирнину

К 120-летию со дня рождения владыки.

Предисловие
В ХХ веке Русская Православная Церковь явила миру сонм мучеников и исповедников, жизнь которых в наше время изучается, публикуются сведения об их подвигах, совершается причисление этих подвижников к лику святых. Священноисповедником был и митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Иосиф (1893–1975), находившийся в заключении во время и после Великой Отечественной войны1. Сейчас, спустя десятки лет, каждое новое свидетельство о нем драгоценно и открывает нам дополнительные черты его облика и деятельности. Несомненно, важной составляющей наследия владыки Иосифа являются письма, которые он писал разным лицам — писал легко и быстро.
Ниже прилагаются 12 его писем священнику Анатолию Просвирнину, много лет являвшемуся сотрудником Издательского отдела Московской Патриархии. В 1977 году, уже после кончины Алма-Атинского владыки, отец Анатолий принял монашество и был наречен в честь святителя Иннокентия Московского2, поэтому теперь он более известен как архимандрит Иннокентий (Просвирнин. 1940–1994)3. Сохранившиеся письма к нему из Алма-Аты от владыки Иосифа охватывают период с 28 декабря 1973 по 18 мая 1975 года. На конвертах указан адрес Издательского отдела Московской Патриархии, который располагался в то время в Новодевичьем монастыре. Для удобства цитирования тексты писем пронумерованы.
Письма 1, 2 и 3 — поздравительные к праздникам Рождества Христова в 1973 и 1974 годах. Уже в первом читаем: «Поклонитесь от нас уставшему от поездок и дел Владыке <…> Питириму». Свое почтительное отношение к председателю Издательского отдела Московской Патриархии — тогда архиепископу Питириму (Нечаеву), который жил с сестрами на улице Часовой, митрополит Иосиф свидетельствовал неоднократно: «Поклон всей Часовой ул.!» (2); «Владыке поклон! Мир и здравие его родным!» (3); «Поклон дорогому Вашему святителю!» (4); «Наш и мой поклон святителю и учителю Высокопреосвященнейшему Владыке Питириму!» (6); «Владыке и всем его родным наш поклон земной: бух, бух, бух!» (7); «Как здоровье дорогого святителя и учителя? <…> Дому его поклон!» (11). Можно говорить, что знакомство двух иерархов произошло осенью 1961 года, когда инспектор Московской духовной академии архимандрит Питирим подарил владыке Иосифу Служебник на греческом языке. Тот был очень рад подарку, о чем говорит его запись в полученной книге. Там же он высказал пожелание отцу инспектору «поскорее» стать архиереем, что и исполнилось 23 мая 1963 года4.
В 1973 году издательство «Мысль» выпустило двухтомник сочинений украинского философа XVIII века Григория Сковороды5. Отец Анатолий послал по почте эти книги владыке Иосифу. Поэтому в письме от 29 декабря 1973 года владыка благодарит его за «пару новеньких Сковородок» (№ 2).
В конце письма (№ 4) владыка пишет: «Журнал «Природа» выписываем, но только сегодня там нашли себя!» Несомненно, имеется в виду опубликованная в этом журнале статья Г. И. Покровского и А. Н. Чемина «Противоселевая плотина предотвратила катастрофу»: «Как теперь широко известно, 15 июля 1973 г. на р. Малая Алматинка прошел крупный горный сель (внезапный бурный паводок). На следующий день, 16 июля, сель повторился в несколько меньшем объеме. <…> 15 июля 1973 г. в 17 час. 55 мин. местного времени произошел порыв воды из озера, <…> затем и из другого, расположенного ниже. <…> Вода устремилась по <…> долине в русло Малой Алматинки. <…> Начавшись в верховьях реки на расстоянии 10–11 км от Медео, сель с высоты более 1 км достиг плотины примерно за 20 мин.»6. Сель 1973 года превышал по мощи аналогичное стихийное бедствие полувековой давности (1921), повлекшее значительные разрушения в Алма-Ате, однако сооруженная позже плотина позволила в 1973 году предотвратить несчастье. В эти дни, когда опасность витала над Алма-Атой, митрополит Иосиф горячо молился о сохранении града невредимым.
В письме № 5 владыка пишет: «Полевой ловко изобразил тот вечер‑банкет. Мне <…> советуют его в гости пригласить». Речь идет о вышедшей к тому времени уже вторым изданием книге Б. Н. Полевого «В большом наступлении», где автор описывает обед, проходивший в только что освобожденной от немцев Умани. Среди участников обеда был и владыка Иосиф. Спустя годы Б. Н.Полевой изображает его «колоритной фигурой», «дородным мужчиной», который бороду «холит своей полной бабьей рукой». При этом, нужно думать, верно приводятся слова владыки: «Шестьдесят шесть дней провел я у них (немцев. — Ред.) в темнице, переживая глад и хлад, но не подчинился»7. Тем не менее, для писателя иерарх похож «на подгулявшего запорожца с репинской картины»8. Здесь уместно привести слова немецкого слависта Вольфганга Казака, характеризующего творчество Б. Полевого следующим образом: «Исторические факты у него часто искажены, характеры обрисованы непоследовательно, действия противоречивы»9.
Шестое письмо написано в день иерейской хиротонии отца Александра Киселева, состоявшейся 12 июля 1974 года, на праздник Апостолов Петра и Павла. Протоиерей Александр много потрудился при построении храма в новом микрорайоне Караганды10. В этом храме ныне покоятся святые мощи преподобного старца Севастиана Карагандинского, под руководством которого начинал свой духовный путь отец Александр.
В наше время Казахстанская земля украсилась именами целого сонма новомучеников и исповедников, но тогда в качестве небесного покровителя Алма-Атинской епархии владыка Иосиф особо чтил праведного Симеона Верхотурского чудотворца (письмо № 7).
23 октября 1974 года «был трагически убит в своей келии» архиепископ Омский и Тюменский Мефодий (Мензак)11. Омская епархия граничит с Казахстаном. Владыка Иосиф в этом же письме признается: «Смерть соседа‑святителя переживаю!»
В письме от 29 марта 1975 года (№ 10) есть такие слова: «Быть Вам на Святой Горе Богоматери». В указанном году с 29 апреля по 12 мая на Афоне находилась делегация Русской Православной Церкви, в том числе отец Анатолий; его статья о паломничестве была опубликована в «Журнале Московской Патриархии»12.
В последних письмах неоднократно упоминается «блудный сын» (№ 9), «отсутствующий Славик» (№  10), «Слава (бесславный)» (№ 11) — келейник владыки, рукоположенный им в сан иеродиакона, но затем ушедший от него. Уход иеродиакона глубоко огорчил владыку Иосифа. Впоследствии отец Вячеслав погиб, сбитый машиной.
Владыка не раз говаривал, что обычно один архиерей не умирает, а сразу несколько. 3 мая 1975 года почил архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Феодосий (Погорский)13 (№ 12). Можно сказать, что эта кончина явилась предвестницей и скорой кончины митрополита Иосифа. В том же письме он писал: «Вот‑вот едем в Караганду послужить». В Караганде он был на празднике Рождества Иоанна Предтечи (24 июня/7 июля) — этому празднику посвящен приставной престол в храме Рождества Пресвятой Богородицы, в котором служил преподобный Севас­тиан Карагандинский14. Он был воспитанником оптинских старцев, и в Оптинском скиту, где они подвизались, храм имел такое же посвящение. При отъезде владыки из Караганды монахиня Анастасия15, сподвижница преподобного Севастиана, сказала: «Прощайте, владыко, больше не увидимся». Он действительно вскоре скончался после тяжелой операции.
Письма публикуются с минимальными сокращениями…