Поиск

Уходящая натура

Уходящая натура

Иллюстрация: Госсе. Царское село. Садовая улица. Бумага, акварель. 1824 год


Царскосельский лицей. Актовый зал. Современная фотография

О заслуженном работнике культуры РСФСР искусствоведе Марине Николаевне Петай (1928-2007).

Людям, знающим жизнь ленинградских, петербургских музеев, имя Марины Николаевны Петай говорит о многом. Более сорока лет своей жизни она посвятила созданию Всероссийского музея А. С. Пушкина и его филиалов в Петербурге и Царском Селе. С ее уходом прервалась целая историческая эпоха, характеризующаяся выдающимися достижениями в духовно‑нравственном воспитании и просвещении наших сограждан.
О Марине Николаевне Петай можно сказать словами А. С. Пушкина: «Я знал и труд, и вдохновенье». Многие ее коллеги имели право то же сказать о себе, да немногим из них удалось достигнуть столь высокого и авторитетного положения в своем профессиональном сообществе. Почти полвека Марина Николаевна возглавляла известный всей стране музей. Ее назначили директором в непривычно молодом по советским меркам возрасте. Тогда музейный руководящий корпус был представлен громкими именами — Б. Пиотровский, В. Пушкарев, А. Зеленова, С. Гейченко, А. Кучумов… М. Н. Петай не теряется в этом ряду. На протяжении четырех десятилетий она являлась членом Международного совета музеев (IСОМ), в 1977 году выступила одним из инициаторов создания Литературного комитета IСОМ. Шесть раз избиралась депутатом Ленгорисполкома…
Как «получаются» директора такого уровня? Как люди достигают подобных профессиональных высот? Об этом, опираясь на опыт собственного общения с Мариной Николаевной, а также на воспоминания ее коллег и родственников, мы и попытаемся рассказать.
Родилась она в семье коренных петербуржцев. Мама, Елена Игнатьевна Лузина, и отец, Николай Николаевич Иванов, высоких постов не занимали. В школе Марина училась только на «отлично». Была активисткой и заводилой. Стать музыкантшей, о чем мечтала с детства, ей помешала блокада, которую семья перенесла, вдоволь хлебнув горя, но сумев выжить. Именно блокада сформировала главный «несущий» стержень характера девочки.
Дальше были университеты. В 1952 году Марина окончила искусствоведческое отделение исторического факультета ЛГУ имени А. А. Жданова. Распределилась научным сотрудником Государственного Русского музея. До 1962 года работу по специальности совмещала с активной общественной, комсомольской, партийной. На какое‑то время даже ушла из музея инструктором идеологического отдела в Дзержинский райком КПСС. Однако в итоге партийная карьера Марию Николаевну не прельстила. Правда, и этот «университет» очень пригодился. Приобретенный к тому времени профессиональный опыт и рекомендации партийных чиновников сыграли свою роль, когда спус­тя три года кандидатуру М. Н. Петай выдвинули на пост директора Всероссийского музея А. С. Пушкина. Это уже потом, при Марине Николаевне, музей прирос реконструированным Царскосельским Лицеем, Му­зе­ем‑­да­чей А. С. Пушкина (дача Китаевой), Музеем‑­квартирой Н. А. Некрасова, особняком Волконских (Мойка, 12). Это гораздо позже коллектив, которым руководила М. Н. Петай, был награжден орденом Трудового Красного Знамени. А когда она только приняла музей, требовалось решать куда более простые задачи: крышу починить, сантехнику отладить, порядок навести в документации, учете и хранении. Потом пришлось много проектировать и строить. Поэтому, по рассказам коллег, когда в 1974 году Марине Николаевне присвоили звание Заслуженного работника культуры РСФСР, она шутила: мол, ошибочка вышла, я всю жизнь строителем работала, правильнее было бы наградить меня званием Заслуженного строителя…

Чувство юмора также в высшей степени характеризовало Марину Николаевну. Кто не помнит этого ее внезапного заговорщицкого шепотка во время напряженного обсуждения какой‑либо очередной производственной проблемы: «Постойте, хватит о работе. Давайте‑ка лучше я вам новый анекдот расскажу». Рассказывала она потрясающе, разыгрывая действие в лицах, после чего присутствующие приобретали заряд бодрости не на один день. После еще долго коллеги делились друг с другом услышанным — анекдотом, байкой или забавным случаем «из жизни». Артистический дар, по словам дочери Марины Николаевны Ларисы Харальдовны Петай, она унаследовала от отца, который тоже отменно актерствовал — участвовал в театральных кружках и даже пробовал себя в труппе Александринки.
А еще была Марина Николаевна тонким дипломатом. Не существовало аудитории или человека, с которыми она в течение каких‑нибудь пяти‑десяти минут не смогла бы установить самые доверительные отношения. По воспоминаниям Ларисы Харальдовны, ее матушка еще в студенческие времена, разъезжая с экспедициями по самым глухим уголкам страны, легко находила общий язык и с рабочими, и с местными жителями, для которых тут же становилась своей. С такой же легкостью она общалась с профессорами, академиками, министрами, космонавтами, партийными чиновниками. Отказать ей в просьбе было просто невозможно. Она обладала талантом располагать к себе людей. Когда на должность директора Всероссийского музея А. С. Пушкина назначили С. М. Некрасова, Марина Николаевна еще какое‑то время продолжала опекать молодого коллегу, сопровождая его в походах по чиновничьим кабинетам. Вспоминая то время, Сергей Михайлович не перестает удивляться, как все‑таки она умела «развернуть» проблему с тем, чтобы в конечном итоге добиться своего. Выказывая ей восторги
по сему поводу, Сергей Михайлович слышал в ответ: «Учитесь, пока я жива!» «Учусь, — говорит он сегодня, — до сих пор учусь, но подобной виртуозности, боюсь, мне не достичь»…