Поиск

«Крепко верил в себя»

«Крепко верил в себя»

Иллюстрация: Освобождение апостола Павла из темницы. Картон, масло. 1898 год


Господь Иисус зовет рыбаков Андрея и Петра. Картон, акварель. Без даты

О малоизвестных страницах творчества художника-передвижника Клавдия Васильевича Лебедева (1852–1916).

«Одаренный мягкой, нежной душой, человек исключительной доброты и безупречной честности — он так же честно относился к любимому делу, с такой же любовью и щепетильной добросовестностью штудировал каждую мелочь — узор на платке бабы или боярском костюме, складки на тулупе мужика, орнамент на старинной чаре, — и если эта кропотливая филигранная работа не бросается в глаза и не останавливает на себе внимания в ущерб главному, что составляет существенную задачу картины, то это является следствием большого мастерства художника, умения управлять собою и вполне владеть своими средствами», — так писал художник В. Е. Маковский в 1916 году, прощаясь со своим ближайшим другом, единомышленником и соратником Клавдием Васильевичем Лебедевым1.
К. В. Лебедев был одним из интереснейших русских исторических живописцев рубежа XIX–XX веков2. «Вышедший из народа», «натерпевшийся нужды и лишений, потративший немало усилий, характера и воли», он «крепко верил в себя». Вера и знание, любовь к «своему» кровному, родному позволили ему создать разнообразные по технике исполнения и сюжетам работы (картины, рисунки, иллюстрации), в которых нет «ничего надуманного, фальшивого, подчеркнутого»3.
Яркий колорит древнерусской жизни, красочность нарядов, архитектура наших старинных городов, эпические характеры людей далекого прошлого — вот что характерно для творчества художника. В его акварелях и холстах предстают самые значимые события отечественной истории, важнейшие этапы в развитии государства. Ис­то­ри­ко‑­эт­но­графические зарисовки мастера и ху­до­жест­венно‑изобразительное прочтение им родной истории позволяют нам воочию представить повседневную жизнь русских людей XVI–XVII веков. Исторические полотна Лебедева, по словам И. Н. Крамского, «предлагали зрителю намотать себе что‑нибудь на ус». Они стали одновременно и подтверждением и продолжением важной мысли,
высказанной в 1862 году И. Е. Забелиным: «Выводы науки, даже события современной жизни с каждым днем все больше раскрывают истину, что домашний быт человека есть среда, в которой лежат зародыши и зачатки всех так называемых великих событий его истории, зародыши и зачатки его развития и всевозможных явлений его жизни, общест­венной и политической или государственной. Это в собственном смысле историчес­кая природа человека, столько же сильная и столько же разнообразная в своих действиях и явлениях, как природа его физического существования». К. А. Савицкий считал, что Лебедев «главенствовал в развитии истори­ческого жанра».
Однако Клавдий Васильевич также был выдающимся церковным живописцем, о чем и пойдет речь в данной статье.
Главным событием в творческой биографии К. В. Лебедева стала роспись Вознесенского собора в Ельце (совместно с товарищем по передвижническому цеху академиком Алексеем Ивановичем Корзухиным). Реализацией елецкого проекта Константина Тона, известного авторством храма Христа Спасителя в Москве, с 1845 года занимался архитектор Александр Степанович Каминский4. В 1877 году начались штукатурные работы, а потом за дело взялись художники. Поистине титанический труд длился шесть лет. Только в храмовой части насчитывается более 220 стенных росписей, живописных полотен, икон. Росписи верхнего купола, парусов, стен над иконостасом, верхний ряд икон в самом иконостасе и центральный образ — «Распятие Христа» — принадлежат кисти А. И. Корзухина. Остальное выполнено К. В. Лебедевым. Он заполнил два нижних яруса центрального, написал иконы для левого и правого иконостасов, расписал стены и столбы храмовой части собора.

Работал художник и над иконостасом болгарской церкви первомученика Стефана в Стамбуле. Этот храм с момента его освящения (1849) стал значимым местом болгарского национального возрождения, одним из символов борьбы за независимость от многовекового османского ига. Именно здесь 28 февраля 1870 года был зачитан фирман султана Абдул-Азиза, в котором болгары признавались отдельным этносом с правом на автономную Церковь — Болгарский экзархат. Здесь первый болгарский экзарх Анфим в 1872 году, в день памяти равноапостольных Кирилла и Мефодия, совершил литургию, во время которой состоялось торжественное провозглашение Болгарской Церкви автокефальной. Пострадавшее от пожара деревянное здание церкви в 1890‑х годах перестроили. В проектировании и строительстве нового храма приняли участие армянский архитектор Ховсеп Азнавур и австрийская компания, изготовившая металлоконструкции. Колокола отливались на ярославской фабрике Петра Оловянишникова, иконостас создавался московской фирмой Николая Ахапкина, а иконы написал К. В. Лебедев. В 1898 году экзарх Иосиф освятил храм, до 1912 года являвшийся главным кафедральным собором экзархата.
Это только два известных факта участия К. В. Лебедева в создании художественного убранства православных храмов. Хранящиеся в Церковно‑археологическом кабинете Мос­ковской духовной академии материалы позволяют проследить церковно‑живописный путь художника.
В настоящее время в собрании ЦАК МДА находится более ста созданных К. В. Лебедевым в 1877–1906 годах эскизов и рисунков для росписей храмов, в том числе елецкого Вознесенского собора и церкви первомученика Стефана. Это карандашные рисунки, акварели, гуашь, масло на бумаге, картоне, холсте. Большая часть работ не датирована, но имеет авторские подписи и комментарии.
Рисунки, акварели и этюды маслом представляют великих подвижников Русской Православной Церкви (равноапостольный Великий князь Владимир, равноапостольная княгиня Ольга, благоверные князья Борис и Глеб, Андрей Боголюбский, Михаил Тверской), общехристианских святых (великомученица Варвара, преподобная Мария Египетская, святитель Николай, мученицы Вера, Надежда, Любовь и мать их София, мученица Александра, великомученица Анастасия Узорешительница). Все они могли быть использованы в дальнейшей работе над иконами и стенными росписями. Для монументальных храмовых фресок были созданы эскизы образов четырех евангелистов, архангела Гавриила и архистратига Михаила.
Имеются эскизы к самым разным иконам. Среди нескольких изображений Спасителя есть «Господь Вседержитель», выполненный в иконописной традиции «Великий Архи­ерей», с элементами редкой поздней иконографии «Царь Царем». Великолепное владение техникой рисунка позволило художнику создать мощнейший и динамичный образ Са­ваофа в момент творения мира.
В коллекции ЦАК МДА сохранились хорошо проработанные эскизы фигур апос­толов (масло на холсте, наклеенном на картон) — Петра, Андрея, Иакова, Фомы, Варфоломея. Двунадесятые праздники воплотились в карандашных рисунках на бумаге и картоне (Преображение, Вознесение Господне, Сошествие Святого Духа на апостолов, Успение Пресвятой Богородицы).
Попутно отметим также, что К. В. Лебедев был известен и как прекрасный художник‑­график, принявший участие в создании изобразительного ряда к историческим романам А. К. Толстого, П. Н. Полевого, Л. Г. Жданова, а также русской классики — произведениям В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. С. Тургенева. Сотрудничая с крупнейшими российскими издателями, он способствовал созданию нового образа печатной книги.
Вернемся, однако, к нашей основной теме.
В начале XX века, имея за плечами богатый опыт работы иконописца и церковного монументалиста, К. В. Лебедев приступил к иллюстрированию Библии и создал циклы сначала к книгам Ветхого, а затем и Нового Завета, опубликованные И. Д. Сытиным6. Спустя 80 лет в 1996 году журнал «Наше наследие» представил частную коллекцию, в которой хранятся 94 акварели Лебедева на библейские сюжеты7. Согласно описаниям, они выполнены на серой французской бумаге размером 30х47 см и имеют подписи‑отсылки к биб­лейским текстам, а степень их сохранности и «отсутствие технологических повреждений» говорят о том, что данный цикл так и не попал к издателю8. Товарищество И. Д. Сытина литографировало и отпечатало 60 акварелей другого цикла...

Беседа с фарисеями. Таинство брака. Картон, акварель. Без даты

Указ Ирода об избиении младенцев. Картон, акварель. Без даты

Отречение святого Петра. Картон, акварель. Без даты