Поиск

Он всегда чувствовал Небо…

Он всегда чувствовал Небо…

Он всегда чувствовал Небо...


В. С. Михайлов. Портрет Кирилла Яковлевича Кондратьева.  Холст, масло. Галерея ректоров в Санкт-Петербургском государственном университетеКирилл Яковлевич Кондратьев. Трудно перечислить все его звания, награды, почетные членства в крупнейших международных научных сообществах и университетах разных стран. Он имеет множество учеников и последователей как в России, так и за рубежом. При этом его научная репутация безупречна…
Будущий академик родился в Рыбинске1. Его отец, офицер Красной армии, вышел в отставку в середине 1920‑х годов и, освоив гражданскую специальность, стал инже­не­ром‑­строителем. Вскоре семья Кондрать­евых оказалась в Ленинграде. В 1938 году Кирилл поступил на физический факультет Ленинградского университета. Занятия прервала Великая Отечественная война. На призывной пункт студент Кондратьев явился сразу, не дожидаясь повестки. Сначала был Ленинградский фронт, потом Северо-Западный, 1-ая Гвардейская воздуш­но‑­десантная дивизия. «Должность моя была гвардии рядовой — самая почетная должность. А профессия — наводчик станкового пулемета»2.
После третьего ранения Кирилл Конд­ратьев был демобилизован. Когда была снята блокада, он, разыскав семью, вернулся вмес­те с ней в Ленинград и продолжил занятия в университете, который окончил с отличием (1946). Образцовую учебу Кирилл Кондрать­ев умел сочетать с активной общественной работой: его избрали руководителем комсомольской организации университета3.
Уже в 1950 году в издательстве ЛГУ вышла в свет первая книга К. Я. Кондратьева4, «которая прокладывала путь сложнейшим задачам физики атмосферы и прогноза
климата»5. Здесь, в ЛГУ, он в короткие сроки блестяще защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Здесь же сформировался как ученый и талантливый организатор, поднимаясь по должностным ступеням — ассистент, доцент, профессор кафедры физики атмосферы, заведующий этой кафедрой, проректор и, наконец, ректор6 известнейшего вуза страны.
Кирилл Яковлевич возглавил университет в годы расцвета советской науки. При нем в конце 1960‑х годов в ЛГУ был создан факультет прикладной математики — процессов управления (ПМ–ПУ) — первый факультет подобного профиля в стране.
Высокая административная должность, однако, не могла помешать собственно научным занятиям. Будучи ректором, К. Я. Кондрать­ев продолжал заведовать кафедрой физики атмосферы. Космос — особая страница в его жизни. Освоение космичес­кого пространства открывало необычайные возможности для изучения атмосферы и природных ресурсов Земли. Перед наукой вставали новые задачи. В конце 1960‑х годов в Советском Союзе наиболее подготовленным в данном отношении научным коллективом оказалась кафедра физики атмосферы Ленинградского университета, руководимая на тот момент чле­ном‑­кор­рес­пон­­дентом АН СССР К. Я. Кондратьевым7. При кафедре организовали первую в стране лабораторию космического землеведения. Причем здесь были собраны специалисты не только в области исследования атмосферы, но и смежных разделов науки и техники, что давало возможность рассмотреть проблему объемно. Монография К. Я. Кондратьева и известного географа Б. В. Виноградова «Космическое землеведение» (1971) положила начало целому научному направлению. Кроме того, став ректором, Кирилл Яковлевич сумел воплотить свою идею об интеграции различных отраслей знаний. Он собрал ведущих специ­а­лис­тов‑естественников ЛГУ (физиков, геог­рафов, математиков, биологов) с целью изучения Земли и ближнего космоса как на фундаментальном, так и на прикладном уровнях; под эту цель в университете создали на­уч­но‑­производственное подразделение «Интеграл»8, руководителем которого стал К. Я. Кондратьев.
Кирилл Яковлевич умел организовать коллег, учеников, молодых выпускников университета. Последние подключались к самым ответственным проектам, которые осуществлялись в кооперации с научными и производственными организациями не только в нашей стране, но и за рубежом. Международная деятельность К. Я. Конд­ратьева была чрезвычайно многообразной. После запусков первых искусственных спутников Земли в рамках резолюций Всемирной метеорологической организации Ассамблеи ООН двенадцать видных ученых, включая Кондратьева, координировали международное сотрудничество в целях мирного использования космического пространства9. Благодаря известности ректора и его многочисленным связям с зарубежными коллегами студенты, преподаватели и сотрудники ЛГУ могли слушать лекции выдающихся западных ученых, приглашаемых Кириллом Яковлевичем.

В  Репетекском заповеднике (пустыня Кара-Кум). Фотография 1970 года

Позволим себе небольшое отступление. В годы так называемой перестройки академик Кондратьев мог бы спекулировать в угоду сложившейся конъюнктуре на антисоветской теме, однако никогда этого не делал. А повод был. Будучи ректором ЛГУ, Кирилл  Яковлевич не прекращал активную научную деятельность не только в СССР, но и за его пределами, что в конечном итоге раздвигало границы и перспективы как для университета, так и для страны. Тем не менее, руководство отдела науки и учебных заведений Ленинградского обкома партии (членом которого К. Я. Кондратьев состоял в силу занимаемой должности), видимо, считало по-другому. Не разобравшись в масштабах деятельности ректора ЛГУ, в партийной структуре продемонстрировали бдительность. К. Я. Кондратьеву было сделано замечание. Речь шла о том, что он слишком часто бывает в зарубежных поездках, отвлекаясь от своих прямых ректорских обязанностей. Прямой, открытый, чуждый всяких намеков и приспособленчества, привыкший отвечать за дело, которому он служил и служил так, как ему подсказывала совесть, Кирилл Яковлевич тут же открыто определил свою позицию, подчеркнув при этом, что, как он полагает, его деятельность в Международной академии астронавтики10 «является нужной для Советского Союза и требует непосредственного присутствия для решения важных международных вопросов, связанных с астронавтикой. Однако, если в обкоме партии считают, что это препятствует исполнению ректорских обязанностей, то он готов оставить пост ректора»11. В ответ Кондратьев получил чистый лист бумаги… Оборотной стороной случившегося явилась возможность для Кирилла Яковлевича, теперь не обремененного многочисленными административными заботами, с головой уйти в большую науку. Вскоре он стал действительным членом Академии наук СССР. Университет продолжал находиться в поле его зрения — оставались кафедра, лекции, консультации, сотрудники, связь со студентами, выпускниками, преподавателями и учеными. В июне 2010 года Санкт-Петербургский университет организовал конференцию, посвященную 90‑летию со дня рождения своего бывшего ректора, на которой среди прочего под аплодисменты прозвучало предложение: ходатайствовать о присвоении университету имени Кирилла Яковлевича Кондратьева. Независимо от результата это говорит о многом…

* * *

В зависимости от проблем, интересовавших К. Я. Кондратьева, он работал в Главной геофизической обсерватории имени А. И. Воейкова (ГГО), в Институте озероведения АН СССР12, в Центре экологической безопасности РАН. Причем с его приходом деятельность этих учреждений получала особое наполнение.
В 1978 году Кирилл Яковлевич оставил кафедру в ЛГУ и перешел в Главную геофизическую обсерваторию, где задолго до того он уже трудился «на общественных началах». Теоретические и экспериментальные исследования по созданию методов и аппаратуры аэрокосмического зондирования изначально велись не только в ГГО, где работала плеяда блестящих ученых13, но и в других «профильных» учреждениях страны14, однако, когда Кондратьев взял на себя непосредственное руководство радиационным отделом обсерватории, ее научные перспективы значительно расширились. Именно здесь К. Я. Кондратьев получает Государственную премию СССР. Позднее он перешел в Институт озероведения АН СССР. В рамках этого института можно было решить вставшие перед ним как перед исследователем задачи: использование озер в качестве полигонов для испытания новых дистанционных методов зондирования.

С женой Светланой Ивановной (справа) и автором статьи на Васильевском острове.  Фотография 2004 года

Кирилл Яковлевич является автором или соавтором свыше тысячи научных статей и ста двадцати монографий и учебных пособий. Научную школу академика К. Я. Кондратьева составляют его многочисленные ученики. Немало потрудившийся на ниве отечественной космонавтики, он со временем возглавил авторитетный журнал «Исследования Земли из Космоса». С 1992 года и до конца жизни К. Я. Кондратьев — советник Центра экологической безопасности Российской академии наук (НИЦЭБ РАН). Директор Центра, заслуженный деятель науки РФ профессор В. К. Донченко с благодарностью вспоминает: «Для НИЦЭБ РАН международная деятельность Кирилла Яковлевича, особенно в начале девяностых, когда базовое финансирование просто рухнуло, имела огромное значение. Он был всемирно известным ученым, и это <…> давало безусловные конкурентные преимущества в конкурсах на получение грантов в международных программах. В институт стали приезжать ученые из разных стран. <…> Девяностые годы прошлого века и начало третьего тысячелетия были для Кирилла Яковлевича исключительно плодотворными. Глобальная экология благодаря его творческой энергии выросла в самостоятельную область знаний, признанную во всем мире»15.
Основополагающие труды академика К. Я. Кон­дратьева способствовали становлению новых направлений научных исследований. Он автор первой в мире монографии по спутниковой метеорологии16. Его называют «пионером аэрокосмических исследований в нашей стране»17. Общепризнанным вкладом в мировую науку стали кондратьевские работы в области атмосферной оптики, актинометрии (совокупность методов измерения радиации Земли в метеорологии), сравнительного планетоведения, космического землеведения, изучения радиационного баланса Земли, климатологии, глобальной экологии.
Кирилл Яковлевич проявил себя выдающимся «организатором и научным руководителем <…> ряда очень значимых, знаковых международных экспериментов»18, «крупнейшим ученым, <…> с именем которого связано развитие целого ряда направлений физики атмосферы, теории климата, экологии и географии»19.

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию