restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır

Поиск
  • 21.06.2017
  • Былое
  • Автор Наталья Викторовна Архангельская

Разбирая архив Шереметевых…

Разбирая  архив Шереметевых…

Иллюстрация: Михаил Григорьевич Хомутов и Екатерина Сергеевна Хомутова. Портрет 1860-х годов. Частное собрание (Москва). Публикуется впервые


Неизвестный художник (Е. А. Супонева?). Елизавета Павловна Михайлова (урожденная Голенищева-Кутузова). Бумага, карандаш, акварель. 1830-е годы. Частное собрание

Записки исследователя.

В 2010 году мы с потомками Шереметевых изучали и комплектовали к передаче в государственные хранилища обширный личный архив, оставшийся от старшего поколения рода. Особое внимание уделяли рукописным материалам. Этот фонд замечателен своим эпистолярным наследием. Сохранились также ценные исследования по генеалогии, воспоминания, дневники, альбомы с рисунками и стихами, много отдельных листов с поэтическими посланиями известных авторов к разным адресатам, переписанными членами семьи Шереметевых. Так, нами обнаружено три стихотворения поэта, критика, переводчика князя Петра Андреевича Вяземского.
«К П. Ф. Перфильевой рожд. гр. Толстой»: «Жизнь наша повесть иль роман…» Внизу тем же почерком — «Кн. П. Вяземский. Каменный остров. 30 августа 1845». Это стихотворение опубликовано в полном собрании сочинений князя П. А. Вяземского, но без указания места и даты создания.
Публикацию следующего стихотворения выявить не удалось; оно, вероятно, существует лишь в списке, выполненном той же рукой:
К княжнам Гагариным
Надежда всю мою надежду отняла,
Любовь не платит мне любовью за любовь,
Я к Вере с верою, а Вера уверяет,
Что всякий тщетную надежду к ней питает;
Осталась Софья мне, хочу софистом быть,
Без Веры, без Любви и без Надежды жить!
Кн. П. Вяземский1.

Оба списка на русском языке, орфография и бумага XIX века.
Третье стихотворение написано на тетрадном листе в линию фиолетовыми чернилами перьевой ручкой. Здесь орфография современная:

Хвала тому, кто, небом вдохновенный,
Альбомы в честь пустил, благословенный!
Он выдумкой род смертных обязал
И в храм себя бессмертья записал.
Ах! Сколько бы поэтов, безызвестно
Таящихся, никто не угадал,
Когда бы им пути ко славе лестной
Чрез акростих альбом не открывал.
Любовникам альбом еще полезней:
Без страха дочь при матери своей
Хранит в листках ей имя всех любезней,
В душе давно хранящее2 у ней,
А юноша и скромный и стыдливый,
Любви своей не смеющий сказать,
Дерзает в них рукою боязливой
О тайне чувств жестокой намекать.

Вязем. в альбом А. Г. Хомутовой.

Публикацию данного стихотворения вы­явить также не удалось, как и сам альбом Анны Григорьевны, который хранился в семье Хомутовых и Чубаровых, а затем Шереметевых (не графская ветвь рода).
Представители дворянских родов Хомутовы, Супоневы, Шиповы и Шереметевы владели поместьями в нескольких губерниях, в том числе и в Ярославской. Многие образовали между собой семьи. Генерал Иван Павлович Шипов (1793–1845), участник Оте­чественной войны 1812 года, вступил в брак с Ольгой Авдиевной Супоневой (1803–1866), дочерью генерала, Владимирского губернатора Авдия Николаевича Супонева (1770–1822) и Марии Петровны, урожденной Неклюдовой (1777–1844). Их дочь и внучка Елизавета Ивановна Шипова (1839–1916) стала женой Александра Сергеевича Хомутова (1827–1890) — сына Сергея Григорьевича Хомутова (1792–1852) и Наталии Александровны, урожденной Энгельгардт (1803–1844); А. С. Хомутов приходился племянником известному военному деятелю генералу Михаилу Григорьевичу (1795–1864) и Анне Григорьевне (1787–1858) Хомутовым. Дочь А. С. и Е. И. Хомутовых Наталия Александровна (1861–1942) вышла замуж за Геннадия Александровича Чубарова (1853–1894); в свою очередь, их дочь Ольга Геннадьевна (1885–1941) в 1910 году обвенчалась с Борисом Борисовичем Шереметевым (1867–1919), и уже их дети — Шереметевы — долгие годы бережно хранили архив предков. От них большая его часть поступила в 1980‑х годах в Ленинскую (теперь Российская государственная) библиотеку.
В этом архиве когда‑то находилась часть писем Анны Григорьевны Хомутовой. Ее личные вещи были переданы Шереметевыми в открывшийся 1939 году музей М. Ю. Лермонтова в Тарханах.
В 1964 году Шереметевы представили портрет Анны Григорьевны Хомутовой (в старости), выполненный неизвестным художником (бумага, карандаш, акварель), на Лермонтовскую выставку в Государственный литературный музей. После выставки руководство музея упросило владельцев продать портрет.
Мы не только ради генеалогии перечислили представителей этой ветви рода. Благодаря художественному таланту мос­ковских жительниц (собственный дом в приходе церкви святителя Спиридона на Козихе, имение — село Рюховское) — вышеупомянутой М. П. Супоневой и ее дочери Елизаветы Авдиевны Супоневой — (?–1861) до нас дошли изображения родных и близких к семье людей.
Мария Петровна писала маслом — порт­реты, картины, а также копировала полотна известных мастеров. Много ее работ хранилось в усадебных домах имений Иваново, Лытарево, Никольского Ярославской губернии. Все это погибло в 1920‑х годах.
Е. А. Супонева освоила графику — рисовала карандашом и акварелью. Хорошо удавались ей портреты. Оставшись в девицах, она жила с матерью, а затем в семье Шиповых при сестре и племянниках. Елизавета Авдиевна постоянно общалась со всеми родными, в том числе и с Хомутовыми, и, пока позволяло зрение, рисовала. Скончалась после тяжелой болезни и операции. Могила ее — на кладбище Толгского монастыря (Ярославль).
У нас есть все основания считать, что портрет Анны Григорьевны Хомутовой (ГЛМ) — работа Е. А. Супоневой. Ею были написаны портреты Ивана Павловича Шипова, всех его детей, родной сестры Домны Павловны Веселовской (1802–1862; портрет хранится в Национальном музее Республики Татарстан), родных тетушек по матери (в девичестве Неклюдовых) — графини Екатерины Петровны Голенищевой-Кутузовой и Варвары Петровны Шеншиной, двоюродной сестры Елизаветы Павловны Михайловой (урожденной Голенищевой-Кутузовой, фрейлины Императорского двора, дочери генерал‑губернатора Санкт-Петербурга графа Павла Васильевича и графини Екатерины Петровны Голенищевых-Кутузовых). Изображение последней долгое время значилось как «Портрет неизвестной молодой дамы». В настоящее время удалось выполнить его атрибуцию на основании иконографического материала и автобиографических сведений. Сходство с портретом фрейлины Е. П. Го­ленищевой-Кутузовой (в замужестве Михайловой. 1805–1836) на миниатюре из собрания Русского музея (Санкт-­Петербург) несомненное. Кроме того, на нашем портрете кресло, в котором сидит дама, не совсем обычное. И действительно, у Елизаветы Павловны после первых родов отказали ноги, и она пользовалась специальным креслом.
Однако вернемся к Анне Григорьевне Хомутовой. Работа по атрибуции «Портрета неизвестной дамы, читающей книгу» (бумага, карандаш, акварель, подпись художника на листе раскрытой книги — «C. Piratzku. 1828») длилась два года, пока наконец‑то не было получено иконографическое доказательство (ее изображение в старости из ГЛМ), подтверждающее, что это — портрет Анны Григорьевны Хомутовой. Возраст модели соответствует указанной дате. Интересно, что автору портрета — Карлу Карловичу Пиратскому (1813–1871), академику живописи, профессору Императорской Академии художеств — было тогда всего пятнадцать лет...