Поиск
  • 21.06.2017
  • Почта
  • Автор Лев Анатольевич Рыбаков

«Судьба и Родина едины»

«Судьба и Родина едины»

Иллюстрация: А. Ф. Кипарисов. Троицкий собор в городе Осташкове. Холст, масло. 2004 год


Средиземноморский поход Ф. Ф. Ушакова 25 августа 1798 года. Гравюра К. В. Ческого по рисунку С. Ф. Щедрина. 1800 год

О видном российском педагоге, профессоре Московского университета Прохоре Игнатьевиче Суворове (1750–1815).

Как‑то, перечитывая интереснейшую работу родоначальника селигерского краеведения и музейного дела протоиерея Владимира Успенского «Запис­ка о прошлом города Осташкова Тверской губернии», я обратил внимание на сноску: «Еще от протоиерея осташковского Троицкого собора <…> Игнатия Петрова Суворова (1751–1761) происходил Прохор Игнатьевич Суворов, сын его, умерший в звании профессора Московского университета в 1815 году»1. Оказывается, П. И. Суворов, о котором написано немало, был осташом! Между тем в литературе данный факт нигде не отмечен. Я стал интересоваться биографией этого уроженца Осташкова, где в настоящее время сам проживаю; результатом явился предлагаемый небольшой очерк.
Итак, Прохор Игнатьевич Суворов появился на свет в Осташкове в большой семье потомственных священников. В 1758 году он поступает в Тверскую семинарию, где пробыл до 1765 года. В это время Святейший Синод от имени императрицы издает следующий указ: «Из обучающихся в семинарии учеников, которые дошли уже до риторики и, превосходя других честным поведением, с тем вместе подают хорошую надежду своими способностями, избрать десять человек для отправления их в Англию, чтобы они в университетах Оксфордском и Кембриджском могли научиться высшим наукам на пользу государства»2. Пятнадцатилетний Прохор как лучший воспитанник Тверской семинарии и, вероятно, по протекции своего родственника (дяди. — см. ниже) инспектора Василия Никитовича Никитина, которому поручили возглавить группу отправлявшихся за рубеж студентов, был включен в состав последней. 11 ноября 1765 года группа прибыла в Лондон. Вся дальнейшая жизнь Прохора Суворова оказалась связанной с В. Н. Никитиным — сначала как с наставником, а потом и соавтором учебников и коллегой по преподаванию в Морском шляхетском кадетском корпусе. Данных, подтверждающих их родство, не сохранилось, кроме сделанной в 1793 году карандашной дарственной надписи на титульном листе одного из трудов Прохора Игнатьевича: «Василью Никитичу племянник и друг П. Суворов»3.
Занятия в Оксфордском университете проводились в основном на латыни, а некоторые предметы преподавались на английском языке. Суворову пришлось в короткий срок усовершенствоваться в знании латинского и освоить английский. После этого он приступил к изучению юриспруденции, философии, богословия, истории, а также древнееврейского, французского и греческого языков. К концу курса в 1775 году П. И. Суворов и В. Н. Никитин удос­тоились звания действительного магистра наук Оксфордского университета. В Россию они вернулись уже 9 октября и были определены преподавателями в одно из престижных российских учебных заведений того времени — Морской шляхетский кадетский корпус. Так тогда называлась Школа математических и навигацких наук, основанная Петром I в 1701 году. Одним из первых русских учителей этой школы был выдающийся математик и педагог — также осташ Леонтий Филиппович Магницкий (1669–1739).
Педагогическая и военная карьера Прохора Игнатьевича в Морском корпусе развивалась стремительно. Начав простым учителем математики, он в 1783 году производится в премьер‑майоры и становится преподавателем уже ряда предметов — латыни, математики, словесности, мифологии, английского языка. Тогда же один из любимых его учеников‑гардемаринов — Дмитрий Николаевич Сенявин, будущий адмирал и герой многих сражений, с российскими матросами и солдатами заложили первые здания базы русского черноморского флота — Севастополь. В марте 1794 года П. И. Суворов — к тому времени член Российской академии наук — назначается инспектором корпуса. Ранее (1784) Прохор Игнатьевич осуществил и издал совместно с В. Н. Никитиным перевод «Начал» Евклида под названием «Евклидовых стихий осьмь книг, а именно: первая, вторая, третья, четвертая, пятая, шестая, одиннадцатая и двенадцатая; к сим прилагаются книги тринадцатая и четырнадцатая». Учебник был переиздан с дополнениями в 1789 году с новым названием: «Евклидовы стихии, в 15 книгах состоящие». Этот труд примечателен тем, что здесь впервые греческие математические понятия были заменены на русские.
Успешную педагогическую и научную деятельность Суворова правительство отметило орденом Святого Владимира IV степени (1785). Среди учеников П. И. Суворова и В. Н. Никитина были замечательные русские флотоводцы — адмиралы Ф. Ф. Ушаков, Д. Н. Сенявин, В. М. Головин.
После трехлетней отставки (1795–1798) П. И. Суворов вновь возвращается к педагогической деятельности, на сей раз в стенах Николаевского штурманского училища. Преподает английский язык, выпускает в свет «Разговоры английские и российские, разделенные на 30 уроков, для употребления юношеству и всем начинающим учиться сему языку» (Николаев, 1803). В 1802 году было напечатано его «Слово на празднество всерадостнейшего коронования Государя Императора Александра Павловича, бывшего в Черноморском штурманском училище октября 1801 г.». Кроме педагогической работы, Прохор Игнатьевич заведовал в училище типографией и исполнял должность смотрителя зданий…