Поиск

«Неинтересных человеков нет на земле…»

«Неинтересных человеков нет на земле…»

Фото: Сцена из спектакля Московского театра сатиры "Золотой теленок". Остап Бендер - заслуженный артист РСФСР Е.Я. Весник, Паниковский - заслуженный артист РСФСР Г.И. Доре. Москва 1963 год. Автор И. Ефимов. 0-120619


Сцена из спектакля Московского театра сатиры «12 стульев». Слева направо: Остап Бендер — заслуженный артист РСФСР Е.Я. Весник, Фима Собак — В.Г. Токарская, Эллочка Щукина — К.К. Канаева. Москва. 1963 год. Автор И. Ефимов. 0-120608

К 90-летию со дня рождения народного артиста СССР Евгения Яковлевича Весника (1923-2009).

«Вдали сквозь туман вырисовываются очертания берега‑макета с множеством небоскребов… Кто‑то на весь океан поет под банджо и писк чаек: «Посмотри на себя у «истока», затем в «устье» и поймешь, в ту ли сторону плыл». Я посмотрел и вспомнил, что как‑то, будучи у «истоков», плыл на пароходе «Аквитания» в Америку. Мне было около трех лет. Мне не с кем было оставить в России родителей, и — хочешь не хочешь — я вынужден был взять их с собой» (здесь и далее цитируется издание: Весник Е. Я. Дарю, что помню. М., 1995). Поездка с родителями в США — первое яркое впечатление Евгения Яковлевича Весника из раннего детства. Потом была Германия, куда его отца — Якова Ильича — направили с целью изучения металлургического производства и закупки оборудования для советской промышленности. В начале 1930‑х годов семья еще несколько раз переезжала, пока не оказалась в Кривом Роге. Яков Ильич — герой гражданской войны, орденоносец — руководил строительством, а позднее возглавил Криворожский металлургический комбинат. Евгения Эммануиловна — мать будущего артиста — всюду сопровождала мужа и старалась быть полезной, где только возможно. В частности, она являлась инициатором и активной участницей всесоюзного движения жен инженерно‑технических работников за улучшение быта трудящихся, в связи с чем в 1936 году была награждена орденом Трудового Красного Знамени.
Арест отца в июне 1937 года оказался громом среди ясного неба. В ноябре того же года арестовали и мать. Евгению разрешили временно пожить в одной из комнат огромной московской квартиры на Донской улице, взяв себе лишь самые необходимые вещи. Счастливый случай помог ему избежать отправки в лагерь для детей «врагов народа»: семья Орджоникидзе, с которой дружили родители, и «всесоюзный староста» М. И. Калинин сделали так, что Евгений сохранил и жилплощадь — двенадцатиметровую комнату в теперь уже коммунальной квартире, и столичную прописку.
Пятнадцатилетний Евгений Весник начал самостоятельную жизнь. Чтобы не голодать, он потихоньку продавал вещи, оставшиеся после родителей, а позднее устроился рабочим на завод «Ниогаз». Учиться в школе и работать было трудно. Помогали родственники и опекавшая Евгения учительница литературы Анна Дмитриевна Тютчева. Она посоветовала юноше записаться в театральный кружок, что возродило его давние мечты о профессии артиста.
«Заболел» он театром в двенадцать лет. Спектакли Днепропетровского драматического театра, гастролировавшего в 1935 году в Кривом Роге, открыли для мальчика новый волшебный мир сцены.
«Днепропетровцы играли «Отелло» Шекспира, «Аристократов» Н. Погодина, «Детей солнца» Горького. Что со мной делалось! Я мазал лицо сажей, надевал на руки черные чулки и пугал маму. Я, рыча, спрашивал ее, молилась ли она на ночь, называл ее Дездемоной и пытался «задушить». Во сне я видел себя в образе Кости Капитана из «Аристократов», беседовал с бандитами, беспризорниками, наставлял их на путь истинный. И они становились полезными для общест-ва людьми».
Первое выступление Евгения Весника на публике состоялось еще в детстве на арене цирка. Артисты заезжей труппы эквилибрис­тов‑велосипедистов увидели, как он мастерски выделывает разного рода «кренделя» на велосипеде, и предложили принять участие в их номере. С разрешения мамы Евгений начал выходить на манеж. Юный лицедей впервые ощутил чарующую силу аплодисментов, и эти мгновения неизгладимо врезались в память. «Став артистом театра, я всегда вспоминал взволнованные лица цирковых артистов, которым обязан пониманием того, что настоящие, дорого стоящие аплодисменты только те, которые заслужены упорным трудом, творческими открытиями и еще раз трудом!»
В 1940 году Е. Я. Весника принимают на первый курс Театрального училища имени М. С. Щепкина. Одновременно он поступал в несколько театральных вузов и, помимо «Щепки», успешно сдал экзамены в ГИТИС и школе‑студии МХАТ. В Щукинском училище его «забраковали» по причине «отсутствия темперамента». Окончательно повлияла на выбор учебного заведения любовь к Малому театру.
В сентябре 1941 года Весник, как и большинство студентов, направляется на строительство оборонительных укреп­лений, а в начале октября Малый театр и училище эвакуируются в Челябинск. Там Евгению пришла повестка в армию (от призыва освобождались только студенты третьего и четвертого курсов). Его зачислили в ряды курсантов Смоленского артиллерийского училища, эвакуированного в уральский городок Ирбит. Занятия совмещались с участием в художественной самодеятельности.
В январе 1943 года состоялся ускоренный (по условиям военного времени) выпуск курсантов, и двадцатилетний младший лейтенант, командир огневого взвода Евгений Весник в составе 1‑й гвардейской артиллерийской бригады был направлен на Карельский фронт. Два с половиной года окопной жизни сделали из юноши мужчину. Позже Евгений Яковлевич писал: «Из всех воспоминаний о войне извлекаю лишь то, что имеет отношение к добру, к человеческой дружбе! Основа дружбы — это способность сопереживания и сострадания! Без этих подарков Бога людям не существует дружбы!» Вспоминал он в основном забавные или курьезные случаи, трагикомические ситуации, в которые попадал на войне, избегая пафоса и патетики.
Победу Весник встретил в Кенигсберге. Мальчишкой он отчаянно завидовал отцу, который во время Гражданской войны был удостоен двух орденов Красного Знамени, а в 1935 году — ордена Ленина, и не ведал еще, что сам будет награжден двумя медалями «За отвагу», орденами Красной Звезды и Отечественной войны.
Демобилизовавшись весной следующего года, Весник вернулся в столицу и продолжил учебу. После окончания училища дважды заполнял анкету для зачисления в штат Малого театра и оба раза получал отказ. Отличных оценок по актерскому мастерству и успешного исполнения небольших ролей в спектаклях этого театра оказалось недостаточно для «сына врага народа», чтобы поступить в прославленную труппу. Не приняли во внимание и то, что Весник — фронтовик, имеет боевые награды.
Его первый «театральный дом» — Мос­ковский драматический театр имени К. С. Станиславского, где с самого начала молодому актеру стали давать роли стариков. Дон Педро в пьесе «С любовью не шутят» и восьмидесятилетний дядюшка Рабурден в «Наследниках Рабурдена» — персонажи, которые заставили Весника «уходить» от своих данных, учиться ремеслу перевоплощения, наблюдать, аккумулировать впечатления и использовать их в работе над ролью.

«Неинтересных человеков нет на земле. Если говорят: «Это неинтересный человек», не верьте, так как «неинтересный» именно этим и интересен. Он может стать основанием очень яркого актерского решения образа — «неинтересного человека». В каждом пусть даже пустячке людского поведения, подсмотренном опытным, профессиональным оком, присутствует тот таинственный художнический материал, который помогает артисту создать даже шедевр. Так чаще всего и бывает — пустячок: жест, интонация, мимика, движение, большой нос, маленькие уши, косинка, грубость, непосредственность, вспыльчивость, флегматичность… — и вдруг роль вырастает в сложный человеческий характер».
За семь сезонов в Театре Станиславского Евгений Яковлевич сыграл более десятка ролей и поставил свой первый спектакль — пьесу М. Жежуры-Калиновского и Л. Устинова «Правда об его отце» под
худо­жест­венно‑педагогическим руковод-ством А. Д. Дикого. В этой постановке участвовали начинающие тогда актеры Е. П. Лео­нов и Е. Е. Шутов.
Конфликт с дирекцией вынудил Евгения Весника уйти из Театра Станиславского. Он принял приглашение директора Теат­ра эстрады Н. П. Смирнова-Сокольского и стал актером группы «Синяя птичка» под руководством Виктора Драгунского. Два года в этом творческом коллективе принесли Евгению Яковлевичу несколько интересных ролей и знакомство с замечательными актерами — Т. И. Пельт­цер, Б. М. Тениным, Л. П. Сухаревской, Б. М. Сичкиным.
В Московский театр сатиры Евгений Весник пришел, уже имея опыт работы в театре, кино, на эстраде. Здесь он сыграл роли, которые принесли ему всесоюзную популярность, в частности (одним из первых в Советском Союзе), Остапа Бендера. Спектакли «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» с его участием шли на сцене более шестисот раз. Инсценировки романов И. Ильфа и Е. Петрова для Театра сатиры также принадлежат Веснику. Несом­ненной режиссерской удачей Евгения Яковлевича явилась постановка комедии Ж. Б. Мольера «Проделки Скапена»; знаковыми стали роли в спектаклях «Баня», «Клоп», «Мистерия‑буфф».
Е. Я. Весник ставил спектакли на сценах как столичных, так и провинциальных теат­ров. В первой половине 1990‑х годов он в качестве режиссера‑постановщика сотрудничал с коллективами Витебского академического театра имени Якуба Коласа и Криворожского музыкально‑драматического те­ат­ра имени Тараса Шевченко.
В 1955 году Евгений Яковлевич впервые появился на киноэкране (Родриго в «Отел­ло» и Петр Замковой в «Уроке жизни»). За долгую творческую жизнь он сыг­рал в кино около семидесяти ролей. Среди них — гротескный Богдан Сусик в «Трембите», философ-Охотник в «Обыкновенном чуде», преступник‑рецидивист Петр Грунин в «Деле №  306», председатель колхоза Илья Григорьевич Руденко в «Яблоке раздора». Весник везде был разным, его герои запоминались вне зависимости от того, главная это роль или крошечный эпизод...