Поиск
  • 21.06.2017
  • Альбом
  • Автор Владимир Абрамович Дукельский

«Рисовальщик русской жизни»

«Рисовальщик русской жизни»

Иллюстрация: Литография из "Русского художественного листка Тимма". Курды окрестностей Карса


Литография из «Русского художественного листка Тимма». Занятие Баязета Эриванским отрядом под начальством генерал-лейтенанта барона Врангеля 19 июля 1854 года. С рисунка, снятого с натуры адъютантом генерал-лейтенанта барона Врангеля капитаном Чеглоковым

О живописце, графике, издателе популярного в середине XIX века «Русского художественного листка» Василии Федоровиче (Георге Вильгельме) Тимме (1820-1895).

Так его называли за стремление «передавать все, что только может быть схвачено карандашом значительного, <…> и притом передавать в рисунках верных, не вымышленных, снятых с натуры», — иначе говоря, «быть художественным летописцем России». Наш краткий рассказ о нем основан на данных обстоятельного труда В. А. Верещагина «Русская карикатура» (СПб., 1911–1913), первый том которого посвящен жизни и творчеству В. Ф. Тимма. Главный же «герой» публикации — собственно тиммовская «художественная летопись».
Вильгельм Тимм, сын рижского бургомистра, родился в пригороде Риги в местечке Зоргенфрей. Тягу к рисованию ощутил уже в гимназии и в пятнадцать лет поступил в Академию художеств на правах вольного слушателя. Курс окончил с серебряной медалью. В 1844 году в Париже под руководством известного художника и дипломата Ораса Верне он завершает образование. Из Франции его заносит в Алжир. Далее следует Кавказ, Севастополь. Забегая вперед, скажем, что В. Ф. Тимм оказался одним из немногих художников — летописцев обороны Севастополя, ярко запечатлевших эту героическую эпопею для потомков; здесь, пожалуй, с ним может сравниться только Н. В. Берг — автор знаменитого «Севастопольского альбома» (М., 1858).
Как говорится в очерке о В. Ф. Тимме на сайте vsdn.ru/authorcolumn/333.htm, «отличаясь тонкой наблюдательностью, <…> Тимм неутомимо заносил в свой альбом все то, что привлекало его внимание — и бытовые типы, и всякого рода события, начиная от <…> мелких подробностей будничной жизни и кончая портретами выдающихся современников, <…> церемониями и праздниками. Тимм был прирожденный рисовальщик, или, как их тогда называли, «карандашист». <…> В начале своей творческой деятельности (1840–1844) он проявил склонность к сатирическому изображению окружающего быта и создал целый ряд произведений, дающих возможность отвес­ти ему в истории русской карикатуры почетное место». Широкую известность получили выполненные им большей частью в технике ксилографии и литографии иллюстрации — к сатирической поэме И. П. Мятлева «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею…» (1840–1844), нашумевшему сборнику «Наши, списанные с натуры русскими» (1841–1842), «Великолепной русской азбуке» (1844), изданиям «Виды России» (1862), «Военные сцены» (1862), «Листок для светских людей» (1844), «Робинзон Крузе» (1864) и многим другим.
В 1851 году Василий Федорович начинает выпуск «Русского художественного листка» — периодически выходящих сборников литографий с краткими пояснительными текстами. За одиннадцать лет он проделал титаническую работу — пользовавшиеся огромным успехом «Листки Тимма» все это время выходили без перерыва каждые три месяца. Тимм привлек к сотрудничеству известных художников и литераторов (так, тексты к «Листкам» писал Н. И Греч), сам лично литографировал публикуемые работы своих коллег. «Листки» стали поистине «энциклопедией русской жизни» той поры: зарисовки событий — от эпохальных до чисто бытовых, жанровые сценки, этнографические типы, портреты видных современников; были выпуски «тематические» (например, посвященные А. С. Пушкину)… Это издание, уникальное в своем роде, предвосхищает многое из того, что мы видим в данной сфере сегодня.
В 1862 году из‑за болезни глаз В. Ф. Тимм вынужден был прекратить выпуск «Листков». В декабре он уехал в Берлин, где и умер более чем через тридцать лет. Как он жил в Берлине, чем занимался — мы не знаем.
В этом номере «Московского журнала» представлена лишь малая часть созданной В. Ф. Тиммом «художественной летописи», позволяющая, однако, представить и оценить масштаб издательского проекта, осуществленного «рисовальщиком русской жизни» полтора века назад...