Поиск

Усадьба Ясенево

Усадьба Ясенево

Фото: Восточный флигель усадьбы Ясенево. 1951 год


Девочка из семьи Бутурлиных у господского дома в Ясеневе. Фотография начала ХХ века

Историко-краеведческий очерк.

Ирония московской топонимики: чтобы добраться до жилого комплекса «Новоясеневский», нужно доехать до станции метро «Ясенево», а чтобы попасть в усадьбу Ясенево, нужно воспользоваться станцией «Новоясеневская», первоначально называвшейся «Битцевский парк».
Находящаяся возле метро часть природ­но‑исторического парка «Битцевский лес», до 1992 года бывшего обычным московским лесопарком, исторически относилась к имению Ясенево. Одно время предполагалось, что в этой части города будет устроена новая площадка для Московского зоопарка. Однако, в том числе и из‑за протестов местных жителей, зоопарк остался на своем месте, а о былых планах столичных градостроителей до недавнего времени напоминал бездействующий восточный павильон «Новоясеневской», увенчанный забавной скульптурой Л. Л. Берлина, изображающей в разрезе «Ноев ковчег» — первый в мире зверинец (павильон демонтирован при строительстве линии метрополитена между «Новоясеневской» и станцией «Бульвар Дмитрия Донского»).

Ясенево великокняжеское и царское

Наряду с Коломенским, Капотней, Напрудным, Нагатиным и другими, Ясенево — один из самых древних подмосковных населенных пунктов. По предположению Н. М. Карамзина, оно упоминается в летописи еще под 1206 годом1. Однако не удалось доказать, что там имеется в виду именно наше Ясенево, а не одноименное поселение в другой части Подмосковья.
Возможным владельцем Ясенева был Анбал «ясин родом» — ключник князя Андрея Боголюбского, участвовавший в его убийстве2. Кроме того, поскольку среди древнерусских мужских имен встречаются такие, как Ива, Осина, Береза и тому подобные, допустимо предположить существование также имени Ясень, которое мог носить один из первых владельцев этой местности. Во всяком случае, название Ясенево — явно антропонимического характера.
Самым ранним документально известным хозяином Ясенева был князь Мос­ковский, Великий князь Владимирский Иван Данилович Калита (?–1341). Оно фигурирует в его духовных грамотах как «Ясиновское»3 (в разное время местность также именовалась Ясеневское, Ясиново, Яснево, Ясенье). Есть основания полагать, что тогда территория Ясенева была существенно больше современной и по масштабам сопоставимой с другими великокняжескими вотчинами.
В. А. Кучкин датирует составление грамот Ивана Калиты 1336 и 1339 годами4. Князь завещал «село Ясиновское» своему младшему сыну Андрею Ивановичу (1327–1353). То, что «Ясиновское» значится селом, свидетельствует о наличии в нем храма, посвящение которого, к сожалению, неизвестно, и не исключает наличие княжьего двора. Однако бывали ли Иван Калита и его потомки в Ясеневе, мы не знаем.
В 1341 году после смерти Ивана Калиты Андрей Иванович стал первым удельным владельцем Ясиновского5, однако до нас не дошло никаких документов, позволяющих представить, каким село было при нем. Наследников у Андрея Ивановича оказалось трое: вдова Мария Ивановна (?–1389), сыновья Иван (?–1358)6 и Владимир (1353–1410) — впоследствии князь Серпуховской, получивший прозвище Храбрый. Однако последний родился после смерти отца, в «сорочины»7, поэтому наследство могло быть поделено только на две части. Удел Андрея Ивановича полагался старшему сыну Ивану, но, видимо, из‑за его малолетства им стала «ведать» Мария Ивановна. Однако в том же году этот удел присвоил себе старший брат Андрея Ивановича князь Иван II Иванович Красный (1326–1359), ставший Великим князем8. Перед кончиной Иван Красный распорядился передать удел князя Андрея Ивановича его младшему сыну Владимиру Андреевичу: «братанич [мой], князь Володимер, ведает уезд отца своего»9. Фактически уделом опять предстояло «ведать» Марии Ивановне, но достаточно скоро Владимир Андреевич вступил в свои права. Судя по договорной грамоте, заключенной между ним и Великим князем Московским Дмит­рием Донским, датированной В. А. Кучкиным 1364–1366 годами10, уже в то время Владимир Андреевич являлся полновластным владельцем отцовских земель, в том числе села Ясиновского. По договору он обязался служить Великому князю «без ослушания», держать его «в отца место» и давать «выход ордынский».
Вопрос о наследовании Московского стола после смерти Дмитрия Донского (1389) породил непродолжительное «розмирье», завершившееся вскоре новым договором: Владимир Андреевич отказался от права судить суд в Москве без участия наместников Великого князя и признал таковым сына Дмитрия Донского Василия, выговорившего себе право посылать Владимира Андреевича в походы, но за это давшего ему Волок и Ржеву11. Потом был заключен договор, по которому Владимир Андреевич, уступив Великому князю Волок и Ржеву, взял себе Городец, Углич, Козельск и другие города12.
Согласно духовной грамоте Владимира Андреевича, составленной в 1404–1406 годах, «из московских сел Ясиновское с деревнями да Паншина гарь»13 достались одному из семерых его сыновей — князю Василию Владимировичу Перемышльскому. На основании этого можно предполагать, что Ясиновское являлось хозяйственным и административным центром округи. Василий Перемышльский вступил во владение им в 1410 году пос­ле смерти отца «о Троицыне дне»14. Сам он скончался бездетным (1427) во время морового поветрия, унесшего жизни и всех остальных братьев15 (старший из них — князь Иван Серпуховской —умер еще в 1422 году)16.

После смерти Василия Перемышльского Ясиновское могло достаться его вдове Ульяне17 и далее перейти к Великому князю Василию II Темному, а могло определенное время принадлежать племяннику князю Василию Ярославичу Боровскому (?–1483)18. Во всяком случае, село значится среди владений Василия II Темного. Одержав победу в борьбе за московский престол, в 1456 году он своеобразно рассчитался со своим сторонником Василием Ярославичем Боровским, на сестре которого был женат: заточил шурина в тюрьму, где тот и умер, а его земли конфисковал.
В духовной грамоте Василия II село впервые упоминается под названием Ясеневское. Василий II завещал его одному из сыновей — князю Андрею Меньшому Вологодскому (1452–1481). «А с[ы]на своег[о] Андрея Меньшог[о] бл[а]гословляю <…> да у Москвы сел[о] Таниньское со всем, да Ясеневское со всем, да Раменьицо со всем»19. Позднее Андрей «дал свое село Ясеневское у Москвы»20 брату — князю Борису Васильевичу Волоцкому (1449–1494), который, будучи недоволен усилением власти Великого князя Ивана III Васильевича, восстал против него вместе с братом Андреем Большим (1446–1493). Их мятеж длился до июля, когда они заявили о своей покорности и получили прощение. В 1491 году Андрей Большой не смог принять участие в походе против Золотой Орды, тогда его и Бориса Волоцкого обвинили в измене. Бориса Иван III простил, Андрея же Большого посадил в тюрьму, а его удел конфисковал.
После смерти Бориса Васильевича Волоцкого Ясеневское досталось его сыновьям — князьям Федору Борисовичу Волоцкому (1476–1513) и Ивану Борисовичу Рузскому (ок. 1483–1503)21. В 1497 году Иван III взял себе «в Московском уезде их село Ясеневское с деревнями и что ни есть в Московском уезде их земель»22 в обмен на прилегающие к Волоку волости Буйгород и Колпь. В свою очередь, он завещал младшему сыну Андрею Ивановичу (1490–1537), ставшему удельным князем Старицким, «слободку Колычевскую, да монастырь Рождество Пречистые на Голутвине; из мос­ковских сел Ясенево, Сарыево, Юдино»23. То есть только тогда название села трансформировалось в ныне привычную нам форму.
После кончины Василия III (1533) Андрей Иванович Старицкий вначале подписал грамоту о верной службе правительнице — вдове Великого князя Елене, урожденной Глинской, и обратился к ней с просьбой о расширении своих владений. Елена отказала, и князь Андрей отбыл в Старицу, где узнал, что его брата Юрия бросили в тюрьму, где тот и умер. В 1537 году Андрей Старицкий поднял бунт в Новгороде, был схвачен, привезен в Москву и казнен несколько месяцев спустя. Ясенево и остальные владения перешли к его сыну Владимиру Андреевичу Старицкому (1533–1569).
Впоследствии Владимир был приближен своим двоюродным братом Иваном IV Грозным, участвовал в военных походах и в управлении государством, но после 1563 года попал в опалу как вероятный претендент на престол: группа бояр и духовенства намеревалась в случае смерти тяжело заболевшего Ивана IV сделать царем Владимира Старицкого. В 1566 году Иван IV выменял у Владимира основную часть его удела, в том числе Ясенево, на другие земли, а Старицкое княжество прекратило существование24.
В духовной грамоте Ивана Грозного (1572) Ясенево завещано любимому старшему сыну Ивану: «Да сына же своего Ивана благословляю <…> царством Руским, чем мя благословил отец мои, князь великий Василей, и что мне Бог дал. Даю ему город Москву с волостми и станы. <…> Да ему жь даю слободку Калычевскую и с лугом, что было за дядею моим, за князем Андреем Ивановичем, и за сыном его, за князем Володимером Андреевичем, да селы у Мос­квы, Сараевым, Едниским, Карташевым, Ясеневым»25. Однако владельцем Ясенева Иван, убитый отцом через девять лет, так и не стал.
В 1584 году Ясенево вместе со всеми государевыми владениями унаследовал другой сын Ивана Грозного — Федор Иванович (1557–1598). Далее село последовательно переходило  ко всем, кто занимал царский престол в Смутное время. Никто из них в Ясенево не приезжал, а само оно, разделив участь большинства населенных пунктов Подмосковья, погибло в огне Смуты.

Царский подарок

При Михаиле Федоровиче село восстановили, построили в нем деревянную церковь мученицы Софии и дочерей ее Веры, Надежды и Любови — в 1628–1629 годах в окладных книгах Патриаршего казенного приказа эта церковь значится «новоприбылой». Позже царь подарил Ясенево Ананье Максимову — младшему сыну своего духовника, протопопа кремлевского Благовещенского собора Максима Максимова, в иночестве Моисея, архиепископа Рязанского и Муромского (1638–1651). Как владелец Ясенева Ананья упоминается в документе 1635—1636 годов26. Однако село, задержавшись у него ненадолго, вернулось в казну и вскоре было подарено боярину князю Алексею Михайловичу Львову (?–1655). На тот период в переписной книге 1646 года в селе упоминается «двор боярский», конный и скотный дворы. Церковь называется несколько иначе: Знамения Пресвятой Богородицы с двумя приделами — святителя Николая чудотворца и мученицы Софии и ее дочерей. А. М. Львов выстроил при ней «колокольницу на столбах, на пять
колоколов»27.
Поскольку у Львова не оказалось наследников, Ясенево после его смерти как выморочная вотчина опять стало дворцовым. В 1674 году здесь сооружается новый деревянный храм, состоявший из двух церквей: верхней — Знамения Пресвятой Богородицы и нижней — мученицы Софии и ее дочерей; имелся также придел святителя Николая чудотворца. В селе значились «государева воловенника» двор, два двора садовников и «26 дворов крестьянских, людей в них тож, у них же детей и братей и племянников и внучат и зятьев и шурьев и пасынков и захребетников 62 человека»28. Таким образом, Ясенево тогда являлось одним из самых крупных сел Подмосковья.

«…А в монастыри
тое вотчины не отдавать»