Поиск

Братья Грум-Гржимайло

Братья Грум-Гржимайло

Братья Грум-Гржимайло


Григорий Ефимович Грум-Гржимайло.  Фотопортрет конца XIX векаРод Гржимайло — очень древний и разветвленный. В Италии это были Гримальди, в Польше — Гржимайло, в Литве — Гржимайли, в Чехии — Гржимали и Гржимеки. Русская ветвь ведет начало от литовского носителя фамилии — хорунжего Луки Грума, переселившегося на Русь в 1647 году1.
Дед братьев Грум-Гржимайло, о которых пойдет речь ниже, владел несколькими имениями. Однако его сыну, Ефиму Григорьевичу (1824–1870), пришлось всего добиваться своим трудом. Жил он с семьей в Санкт-Петербурге, являлся известным специалистом свеклосахарного и табачного производств, автором ряда публикаций в этой области2. Но в 1867 году решил круто изменить свою судьбу — подал в отставку и открыл нотариальную контору, преуспев и тут, как и во всех других делах, за которые брался. Его ранняя кончина не позволила создать детям надежное состояние. Вдова, Маргарита Михайловна, урожденная Корнилович (племянница декабриста А. О. Корниловича и дочь белорусского историка М. О. Без-Корниловича), сделала все, чтобы они выросли разносторонне развитыми, культурными и целеустремленными. Пос­ле смерти отца семье, в частности, своему крестнику Григорию, много помогал граф С. Д. Шереметев3.
Старший из братьев Грум-Гржи­май­ло4 Григорий Ефимович (1860–1936) учился в Училище правоведения (1871–1873), затем (1874–1879) в 3‑й Санкт-Петербургской военной гимназии (впоследствии — Александровский кадетский корпус). По окончании гимназии перед ним открывалась армейская карьера, но помешала сильная близорукость. В 1880 году Григорий поступает на естест­венное отделение физико‑математическо­го факультета Санкт-Петербургского университета. Формирование научных взглядов юноши проходило под влиянием ведущих российских профессоров того времени. Органическую и аналитическую химию читал Н. А. Меншуткин, физиологию — И. М. Сеченов, ботанику — А. Н. Бекетов, зоологию беспозвоночных — Н. П. Вагнер, зоологию позвоночных — М. Н. Богданов, геологию и минералогию — В. В. Докучаев, физическую географию — А. И. Воейков.
На первых курсах университета Григорий Грум-Гржимайло увлекся энтомологией, участвовал в экспедициях по борьбе с филлоксерой (вредителем винограда) в Крыму, Подольской и Саратовской губерниях, Бессарабии. В 1881–1882 годах он организовал студенческий кружок, посещавшийся такими будущими светилами отечественной науки, как В. И. Вернадский, Н. М. Книпович, А. А. Башмаков, П. П. Рубцов и другие.

Памирские киргизы, их стойбище и могильники.  Из книги: Азиатская Россия. Иллюстрированный географический сборник, составленный  преподавателями географии А. Крубером и др.  (М., 1903)Летом 1882 года Григорий гостил на даче под Каменец-Подольском у дяди — члена Одесской судебной палаты Д. М. Без-Корниловича — и познакомился там с его дочерью, своей будущей женой Евгенией Дмитриевной. Следующим летом он занимался изучением бабочек в Среднем Поволжье, в январе 1884 года досрочно сдал последний экзамен, и Совет Петербургского университета утвердил Г. Е. Грум-Гржимайло — фактически еще студента — в звании кандидата естественных наук без защиты диссертации, поскольку в активе молодого ученого к тому времени имелось несколько опубликованных работ. Столь скоропалительное завершение университетского курса было связано с отъездом Григория Ефимовича в первую крупную экспедицию на Памир и в Припамирские области. Отправившись туда в сопровождении четырех конвойных казаков Оренбургского войска, он миновал Алайскую долину, перевалил Заалайский хребет и вышел к озеру Кара-Куль.
В этот период случай свел Г. Е. Грум-Гржимайло с Великим князем Николаем Михайловичем — большим знатоком бабочек. Увлечение лепидепторофауной (фауной бабочек) России сблизило их. На протяжении многих лет член императорской фамилии опекал и всячески помогал Грум-Гржимайло, профинансировав, в частности, три экспедиции последнего и издания его трудов.
Следующая среднеазиатская экспедиция прошла уже при поддержке Великого князя Николая Михайловича, Туркестанского генерал‑губернатора Н. О. Розенбаха и Императорского Русского географического общества (ИРГО). За пять месяцев 1885 года отряд посетил Каратегин, Дарваз, Гиссар, Шахризабс, горные бекства Куляб и Бальджуан, припамирские полустепные бекства Карши, Гузар, Шарабад и Кабадиан, округ Курбан-Тюбе. Из достижений этого похода следует отметить собранные энтомологические коллекции (свыше 20 тысяч экземпляров), новые сведения по географии среднеазиатских стран и ценные этнографические материалы. 4 декабря результаты экспедиции были доложены на общем собрании ИРГО. Г. Е. Грум-Гржимайло удостоился серебряной медали и избрания действительным членом Общества.

Памирские киргизы, их стойбище и могильники.  Из книги: Азиатская Россия. Иллюстрированный географический сборник, составленный  преподавателями географии А. Крубером и др.  (М., 1903)
Летом 1886 года ИРГО направило Грум-Гржимайло в третью экспедицию. На сей раз он путешествовал по реке Кара-Дарье и долине реки Нарын вдоль восточного берега озера Чатыр‑куль и подножия Заалайского хребта.
В 1887 году в четвертую среднеазиатскую экспедицию с Григорием Ефимовичем отправился его брат Михаил — поручик 2‑й гвардейской артиллерийской бригады (о нем см. далее). Часть средств на это путешествие дало Географическое общество, а часть пожертвовал крестнику С. Д. Шереметев. Исследователи открыли целый ряд неизвестных ранее групп ледников. Одну из них Григорий Ефимович назвал в честь графа Шереметева, а другая получила имя самого первооткрывателя.
В 1888 году Г. Е. Грум-Гржимайло в основном за свой счет предпринял небольшую поездку на Средний Урал в связи с подготовкой зоогеографических очерков по насекомым. Вернувшись в столицу, он все свои коллекции передал Зоологическому музею.
Несколько следующих лет Григорий Ефимович посвятил изучению Центральной Азии — области, которая даже после экспедиций Н. М. Пржевальского и Г. Н. Потанина, а также зарубежных специалистов продолжала хранить немало тайн и загадок.
В 1889 году Г. Е. Грум-Гржимайло отправился в Тянь-Шань и Нань-Шань. В состав экспедиции, кроме него, входили брат Михаил, семеро казаков и два переводчика. Полуторагодовое путешествие дало блестящие результаты: было проведено много съемок местности и собраны коллекции редких млекопитающих.
7 мая 1889 года из Джаркента тронулась в путь вторая центральноазиатская экспедиция Грум-Гржимайло — в Восточный Тянь-Шань, через пустынные горы Нань-Шаня, к высокогорному озеру Кукунор и реке Хуанхэ. Экспедиция провела съемку местности по всему пути длиной 7250 километров. Среди главных ее научных результатов было открытие двух уникальных географических объектов — Турфанской (Люкчунской) котловины, на дне которой, расположенном 130‑ю метрами ниже уровня океана, белело солью озеро Броджанте, и нагорья Бэйшань, связывавшего Тянь-Шань и Нань-Шань. Помимо этого удалось собрать огромное количество этнографических сведений о народах, населявших южные окраины Российской империи, а также богатейшие коллекции насекомых, млекопитающих, птиц. Отчет об экспедиции вошел в подготовленную Г. Е. Грум-Гржимайло трехтомную монографию под общим названием «Описание путешествия в Западный Китай» (1896–1907). ИРГО присудило автору премию имени Н. М. Пржевальского — первую после ее учреждения.
Научные заслуги Григория Ефимовича отмечались неоднократно. В 1892 году он был избран действительным членом географического отделения Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. В 1891‑м
«за особые пред отечеством заслуги» удостоился ордена Святого Владимира 4‑й степени.
«В воздаяние трудов, понесенных в многочисленных путешествиях по Центральной Азии в 1884–1887 и 1889–1891 годах» ему назначили пожизненную пенсию в размере 600 рублей в год. В 1892 году Итальянское географическое общество пригласило его как «одного из самых выдающихся географов нашего времени» принять участие в качестве почетного члена в торжественном праздновании 400‑летней годовщины открытия Колумбом Америки (Генуя), а годом позже Парижская академия наук присудила русскому ученому премию имени П. А. Чихачева «За выдающиеся труды в области географии». О путешествиях Грум-Гржимайло много писалось в российской и зарубежной прессе.
В мае 1891 года он женился на Евгении Дмитриевне Корнилович. Молодая семья обосновалась в Петербурге. Григорий Ефимович приступил к обработке своих обширных коллекций. Одновременно публиковал статьи и книги, в 1899–1901 годах читал лекции по экономической географии Азии в дополнительном классе Первого коммерческого училища, работал (еще с 1893 года) в постоянной межведомственной комиссии при Министерстве финансов по вопросам русских торговых связей в Средней Азии, занимаясь, в частности, организацией таможенной охраны границ с Монголией и Маньчжурией.
В 1903 году министр финансов С. Ю. Витте предложил ему предпринять путешествие в Западную Монголию и Туву. Служебное поручение — изучить условия нашей торговли с монголами и ситуацию на границе — Григорий Ефимович совместил с полученными от Географического общества научными заданиями. И это было не последнее его путешествие.
После выхода «Описания…» Г. Е. Грум-Гржимайло приступил к работе над капитальным сочинением «Западная Монголия и Урянхайский край» (т. 1–3. 1914–1930). Первый том посвящался памяти скончавшегося в феврале 1914 года П. П. Семенова-Тянь-­Шанского — бессменного на протяжении многих лет вице‑президента ИРГО (Петр Петрович с самого начала заботливо опекал младшего коллегу и, как мог, поддерживал его). Известный отечественный геолог профессор Я. С. Эдельштейн так откликнулся на появление 1‑го тома:
«Мне казалось бы вполне уместным, справедливым, если бы Географическое общество отметило этот выдающийся труд присуждением премии имени А. А. Тилло5, так как по своему характеру и содержанию он как раз относится к той категории научных работ, за которые <…> эта почетная награда может быть присуждена»6.
В 1921 году Григорий Ефимович начинает активно преподавать. Сначала он подготовил оригинальный курс «Страноведение Азии» в Ленинградском географическом институте, а с 1922‑го в Ленинградском институте живых восточных языков вел сразу три курса — по истории Монголии, этнографии народностей и страноведению Азии. Одновременно из‑под его пера выходит ряд фундаментальных работ, рецензий, критичес­-ких статей.
21 марта 1930 года Всесоюзное географическое общество специальным торжественным заседанием под председательством академика Ю. М. Шокальского отметило 50‑летие научно‑преподавательский деятельности Г. Е. Грум-Гржимайло. Из многих городов России и из‑за рубежа поступили поздравительные адреса. Открывая заседание, Ю. М. Шокальский сказал: «Среди обширнейшего материка мира, в самом сердце Азии, существует значительная котловина, лежащая на 130 м ниже уровня моря (Турфанская, см. выше. — Н. В.). Два русских путешественника, совершенно независимо друг от друга, в один и то же год, 1889, пересекли эту котловину. Каждый из них по отдельности отметил это замечательное понижение. Следовательно, находка его каждым из них не случайность, а именно результат умения наблюдать. Один из этих путешественников уже не существует — М. В. Певцов7; другой — тут, перед вами. Для каждого путешественника наступает день, когда ему уже трудно работать в поле; но существуют еще другие поприща географической работы, и они открыты перед ним». А выступавший от имени Академии наук СССР академик Б. Я. Владимиров отметил: «Ваша научная деятельность богата и разнообразна. Вы и путешественник, и зоолог, и географ, и этнограф, и, наконец, историк Востока. Но изучению Центральной Азии, которая всегда была близка Академии наук, Вы уделили особое внимание. Среди славной плеяды наших пионеров‑исследователей Центральной Азии Ваше имя занимает особое место. Так же, как и Н. М. Пржевальский и другие, Вы переходили через неприступные хребты, пересекали песчаные Гоби — и все для того, чтобы изучить природу Центральной Азии»8.

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию