Поиск

Находки в Битцевском лесу

Находки в Битцевском лесу

Фото: Битцевский лесопарк. Фотография Е.А. Берг. 2010 год


«Людские комнаты конного двора» — здание, принадлежавшее подворью Оптиной пустыни и ошибочно называемое «домом причта»

О некоторых итогах новейших историко-краеведческих изысканий в Москве.

Москвичи знают и любят огромный Битцевский лес, ныне имеющий статус при­родно‑исторического парка. Это второй по величине московский парк (площадь около 2208,4 га), уступающий по размерам только Лосиному острову.
Однако если исторически Лосиный остров всегда представлял собой одно целое, то Битцевский лес состоит из объединенных в советское время бывших помещичьих имений Узкое, Ясенево, Бирюлево, Красное, Коньково, Марково, Колычево (Кленково), Знаменское-Садки и других и отмежеванных от них в ходе реформы 1861 года крестьянских земель. Соответственно, здесь отсутствовал сплошной лесной массив, а были поля и луга, перемежаемые рощами, и каждый участок земли эксплуатировался в зависимости от потребностей владельцев. Даже в окрестностях Лысой горы луг тоже не сам собой появился – у него слишком регулярные границы! Свободные пространства на территории Битцевского леса стали зарастать самосевом после присоединения их к Москве и ликвидации традиционного землепользования вместе с населенными пунктами, колхозами и совхозами, существовавшими в этом районе.
Естественно, обследование столь обширной площади сопряжено с рядом труднос­тей. Тем не менее, в результате походов Краеведческой группы Управления культуры ЮЗАО (М. Ю. Коробко, А. А. Спивак) вместе с биологами (Ю. А. Насимович, Е. О. Королькова) и участниками форума портала «Московский Юго-Запад (uzaok. ru), а также работы с архивными документами удалось выявить ряд новых потенциальных объектов наследия, а также внести коррективы в истории существующих.

Марково

Первый, не известный ранее, усадебный парк расположен в самой северной части Битцевского леса на пересечении Балаклавского и Севастопольского проспектов (кварталы 3 и 4). Частично он даже сохранил свою историческую планировку. Люди, попадающие в лес со стороны Балаклавского проспекта, не подозревают, что идут по дорожкам парка усадьбы Марково, с XVII века принадлежавшей роду Колтовских, а в середине XIX — отставному полковнику Алексею Николаевичу Житкову (1812–1872; кстати, ему принадлежала еще одна усадьба – Красное, находившаяся рядом с Битцевским лесом)1. Во время проведения крестьянской реформы он был мировым посредником, то есть официальным лицом, улаживающим споры между помещиками и их бывшими крестьянами. А. Н. Житков участвовал в проведении реформы в соседних имениях, земли которых ныне входят в состав Битцевского леса, в частности в Узком — тогда этой усадьбой владел генерал‑майор граф Владимир Петрович Толстой2.
Основные постройки Маркова располагались на территории, ныне занимаемой подстанцией и участком лесничества с бытовками. Балаклавский проспект исторически является модернизированным путем, ведущим от Маркова на восток в сторону Серпуховской дороги (позднее Варшавского шоссе). Усадьба также включала в себя лесные участки западнее и южнее. Старинных насаждений в Маркове не так много, но они присутствуют. Кроме того, здесь сохранились остатки окопов, вырытых в 1941 году в ходе сооружения Московской зоны обороны.
В Маркове берет начало левый приток речки Водянки. На нем уцелел каскад из четырех прудов, один из которых (третий сверху) спущен. Имеются обводные каналы для стока воды и два боковых вроде бы пересохших прудика. Обнаружены старые рвы, канавы. Очень старых деревьев нет  (у имеющихся возраст до 100 лет).
Пруд у подстанции — Верхний Марковский. Он достаточно сильно загрязнен, но, тем не менее, зарыблен. Второй сверху пруд имеет четкие геометризированные формы, что характерно для усадебных прудов. При обследовании на одном из его берегов из земли показались куски тесаных ступеней и металлические детали. Видимо, здесь когда‑то существовал спуск к воде, а возможно, и купальня.
Последний марковский пруд носит название Липняк, так как он обсажен липами. Не исключено, что первоначально на его месте было два пруда.

Козмодемьянское

Южнее Маркова в 3‑м квартале Битцевского леса находилась усадьба Козмодемьянское, или Кузьминки, устроенная на пустоши Козмодемьянской, она же Гридино, Дубинкино, Ждановская, Вашутино. Одно время пустошь входила в состав Маркова. По легенде, здесь некогда стояла церковь святых бессребреников Космы и Дамиана3. Эта версия выглядит достаточно убедительной, поскольку название Козмодемьянское могло появиться только по храму.
В качестве самостоятельной усадьбы Козмодемьянское перестало существовать в 1818 году. Тогда она принадлежала надворному советнику Якову Ивановичу Басаргину4. Позднее ее земли были присоединены к Маркову. Последний владелец этой части Маркова титулярный советник  Иван Иванович Житницкий имел здесь сад площадью в две десятины. В 1920‑х годах сад передали Зюзинскому крестьянскому комитету общественной взаимопомощи5.
Точное место расположения усадьбы Козмодемьянское ранее не было известно. Недавно, рассматривая карту Битцевского леса, я обратил внимание на находящийся в его центре Севастопольский пруд, названный так по Севастопольскому проспекту. Однако несмотря на современное и явно искусственное название, пруд достаточно старый, встречается и на дореволюционных картах и имеет правильную прямоугольную форму6. Возникло предположение, что усадьба была в этой части Битцевского леса. Анализ исторических карт и натурные исследования подтвердили данное предположение.
Севастопольский пруд — искусственный водоем, в который впадает Севастопольский ручей. Последний следует называть Козмодемьянским. Пруд не очень глубокий. Согласно Писцовым книгам 1619 года, здесь на Козмодемьянском ручье «бывал прудец»7 — косвенное свидетельство существования на этом месте более раннего поселения, возможно, исчезнувшего в Смутное время.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что рядом находится и второй пруд (спущен), то есть в Козмодемьянском в XVIII веке было два пруда, соединенных каналами. Конечно, правильнее их именовать опять же не Севастопольскими, а Козмодемьянскими — по аналогии с другими московскими и подмосковными усадебными прудами.
Козмодемьянские пруды разделены дамбой, по которой идет дорожка, то есть можно их считать каскадными верхним и нижним. На дамбе расположены бетонные гидротехнические сооружения ориентировочно 1960‑х годов. Сохранились спусковые каналы (у верхнего пруда по правому берегу, у нижнего — по левому).
Автор предположил, что усадьба находилась на правом берегу ручья, где при аэрофотосъемке просматривался ельник, явно появившийся позднее. На правом же берегу близ верхнего пруда — бывшая поляна, засаженная средневозрастным ельником. К ней ведет дорога, засаженная средневозрастным вязовником. В центре (среди ельника) был найден погибший дуб‑солитер (отдельно стоящий) — ему более двухсот лет! Подобные дубы любили выращивать близ барских домов. Ельник граничит со средневозрастным березняком, а на самой границе — старые дубы и порослевые липы. У наиболее крупной — 7 стволов.
В юго‑восточной части усадьбы обнаружились длинные углубления в земле, идущие параллельно друг другу на неравном расстоянии. Это, безусловно, не окопы. На карте 1823 года здесь показаны сараи кирпичного завода, построенные в Козмодемьянском после ликвидации усадьбы, — видимо, углубления остались от них. Неподалеку растет старый (более 150 лет) дуб, рядом с ним — котлован землянки или блиндажа…