Поиск

Последний путь христианина

Последний путь  христианина

Иллюстрация: Алексеевский монастырь. Открытка конца XIX века


Учительский институт на Большой Полянке. Фотография начала XX века

К 125-летию со дня кончины известного русского педагога Александра Федоровича Малинина (1834–1888).

Морозным утром 27 февраля (11 марта) 1888 года тихое Замоскворечье встревожил колокольный звон. Повод печальный и торжественный одновременно — похороны директора Учительского института А. Ф. Малинина.
Он родился в семье смотрителя 3‑го Мос­ковского уездного училища Ф. В. Малинина. В большой и дружной семье (у Александра были три брата и две сестры) царил патриархальный уклад. И мать, и отец происходили из священнического рода1. С младых ногтей дети впитали глубокое религиозное чувство и любовь к Отечеству. Братья Александра стали военными врачами. Александр уже в гимназические годы проявил недюжинные способности в математике и древних языках. В 1850 году он окончил 1‑ю Московскую гимназию с золотой медалью и поступил на физико‑математический факультет Императорского Московского университета. По окончании университета (1854) преподавал математику в Тверской гимназии, но вскоре вернулся в Мос­кву, где получил должность учителя в 4‑й гимназии. В этих стенах и началась учебно‑литературная деятельность А. Ф. Малинина, прославившая его на всю Россию.
В 1864 году вышел в свет первый учебник Александра Федоровича — «Руководство к прямолинейной тригонометрии. Затем как из рога изобилия «посыпались» книги по арифметике, алгебре, геометрии, физике, космографии и их многочисленные переиздания. Более 40 лет руководства и задачники А. Ф. Малинина оставались вне конкуренции на книжном рынке учебной литературы в России. Лишь к началу ХХ века они стали сдавать свои позиции, постепенно уступая место учебникам А. П. Киселева. Однако следы «малининской эпохи» еще долго оставались в народной памяти. В советское время был популярен фразеологизм «по Малинину–Буренину будет», означавший, что ответ получен верный.
До своего назначения директором Мос­ковского учительского института (1872) Александр Федорович два года возглавлял Тульскую гимназию.
Кончина известного педагога болью отозвалась в сердцах всех близко знавших его людей. Печальная весть быстро разнеслась по Москве. На улице февраль — до минус тридцати. Несмотря на суровый мороз, мос­квичи нескончаемой вереницей потянулись в дом Александра Федоровича. До наших дней дошел рассказ о том, как люди прощались с почившим. Нынешнее общество в значительной степени утратило наши исконные традиции, поэтому современному читателю этот рассказ может показаться скучным и не в меру подробным. Сегодня уже нет ни Спасоналивковской церкви, в которой отпевали Александра Федоровича, ни Алексеевского кладбища, где он нашел место своего упокоения. В советское время храм разрушили, а кладбище ликвидировали…
Проводы А. Ф. Малинина в последний путь стали знаковым событием в жизни Первопрестольной, собрали огромное количество учеников и коллег покойного, священнослужителей. Попрощаться при­шли попечитель Московского учебного округа граф П. А. Капнист и его помощник К. И. Садоков, бывший попечитель округа князь Н. П. Мещерский, окружные инспекторы Я. И. Вейнберг, В. Д. Исаенков и А. Г. Баранов, директор народных училищ Московской губернии А. В. Краснопевков, директор Лазаревского института восточных языков Г. И. Кананов, директора и инспекторы различных учебных заведений Москвы и профессора Московского университета.
Проводы совершались с особенным духовным настроем. В дни перед погребением в квартире покойного, помимо «назначенных» панихид, по просьбе воспитанников института служились еще и панихиды законоучителем института священником Н. А. Копьевым.
В день похорон 27 февраля службы возглавил епископ Дмитровский, викарий Мос­ковский епархии Мисаил (Крылов). «Совершив при гробе почившего литию, Его Преосвященство в сопровождении местного благочинного и других священнослужителей при колокольном трезвоне изволил следовать впереди гроба по Полянке и Спасскому переулку до самой приходской Спасской, что в Наливках, церкви»2, активным членом приходского попечительства которой Александр Федорович являлся. Во время отпевания церковь была переполнена народом. Преосвященному Мисаилу сослужили священники С. С. Ляпидевский, Н. А. Копь­ев, П. Н. Сахаров, И. Г. Соколов и другие. По завершении литии погребальная процессия отправилась в многокилометровый путь по родным для А. Ф. Малинина мес­там — Казанскому и Шапочному переулкам к зданиям Учительского института и городского училища, далее по Большой Полянке, Волхонке, Моховой к Московскому университету. Перед каждым учреждением, связанным с усопшим, служилась лития, в том числе по просьбе сотрудников — и у магазина «Наследники братьев Салаевых», распространявшего книги А. Ф. Малинина. Во главе процессии шли священник Н. А. Копьев и законоучитель городского училища дьякон П. Г. Владиславлев, пожелавшие проводить гроб до самого Алексеевского монастыря. За скорбной колесницей тянулся длинный ряд экипажей.
В Алексеевском монастыре похоронную процессию встретил на паперти храма преподобного Алексия, человека Божия, епископ Мисаил. После краткой литии преподаватели и воспитанники Института донесли останки своего незабвенного начальника к месту его вечного упокоения. Закончился этот тор­жественно‑траурный день проникновенными речами воспитанников и коллег А. Ф. Малинина. Приведем одну из них:
«Никогда не забудем мы той печальной минуты, когда нам сообщили, что Александр Федорович умер.
Горькое известие застигло всех нас врас­плох; никто не был подготовлен к нему, никто не ожидал столь внезапной кончины Александра Федоровича. Все страшно поражены были этим известием...