Поиск

Про Юрку, про меня и про наши приключения

Про Юрку, про меня  и про наши приключения

Про Юрку, про меня и про наши приключения


Леонид Викторович Владимирский. Фотография 2010 годаОт редакции
Л. В. Владимирский — старейший отечественный художник книги, недавно (2010) отметивший свой 90‑летний юбилей. Широко известны, в частности, его ставшие классикой иллюстрации к детским изданиям — «Золотой ключик, или Приключения Буратино» А. Н. Толстого (1956, 1991), «Волшебник Изумрудного города» А. М. Волкова (1959), сборникам сказок и многим, многим другим. Предлагая читателям «Московского журнала» воспоминания художника и учитывая, что это — воспоминания детства, мы, в дополнение к фотографиям, сочли возможным проиллюстрировать текст (оставляемый нами в авторской редакции) и некоторыми работами Леонида Викторовича — право же, они так созвучны историям, им рассказываемым…

Наша улица

Читать я выучился рано, по вывескам. На нашей улице их было две: «ПОЧТА»  и «ДИСПАНСЕР». Почта была обыкновенным двухэтажным домом, а вот диспансер раньше был чьим‑то богатым особняком. С зеркальными окнами и затейливой чугунной оградой. Он важничал еще и потому, что был одновременно и польским «паном», и английским «сэром». Все дома на улице стояли в одном строю, по одной линейке. А этот диспансер — в глубине и как‑то боком. Не уважал он нашу улицу. Называлась она — Палиха.
Уже по названию ясно, какая она была. Лихие извозчики скакали по ней на своих рысаках с Лесной улицы в Марьину рощу. Автомобилей тогда было еще мало. И они ездили быстро и уверенно. И громко гудели на зазевавшихся прохожих. Тяжело нагруженные телеги дробно стучали по булыжной мостовой. Их везли могучие кони‑битюги. Но самыми большими и сильными были трамваи. Трамвайной остановки на нашей улице не было. Поэтому они разгонялись и носились туда и обратно, поминутно трезвоня и разбрызгивая от дуги во все стороны электрические искры. Лица у первых вагонов были гордые и сердитые. За ними покорно следовали прицепные вагоны, их жены. Попадались и одинокие трамваи.  «Эй, мелкота, освободить дорогу! — звенел трамвай. — Куда захочу, туда поворочу». Но это была неправда. Двигался тот трамвай по рельсам туда, куда положено. Любая прос­тая тележка была свободнее, чем он.

 

Буря во дворе

Наш двухэтажный дом №  8 стоял в центре Палихи. Был он сложен из больших деревянных бревен, но так хитро оштукатурен, что казался каменным. Я с папой и мамой жил на втором этаже, дверь направо. А Юрка со своими — напротив меня, дверь налево. Квартирки наши были маленькие. Но зато двор позади дома — большой. На нем росли одуванчики, лопухи, крапива и несколько деревьев акаций. Самое высокое дерево стало нашим «кораблем». Юрка забирался на самый верх —на мачту. Я пониже — на капитанский мостик и чувствовал себя капитаном дальнего плавания. Мы вместе раскачивали дерево, качка усиливалась, начиналась буря.
В самый ее разгар на крыльце черного хода появилась бабка с первого этажа. Она вышла покормить своих многочисленных кур, которые вольготно разгуливали по нашему большому зеленому двору. Увидев нас, качающихся на акации, она возмутилась и закричала: «Хулиганы! Что вы делаете! Прекратите и сейчас же слезайте! Вы все кусты поломаете!» Здоровенный петух поддержал свою хозяйку и закукарекал во все горло, а куры истошно закудахтали. «Дикари! Вандалы! Варвары! — кричала бабка. — Я найду на вас управу! Плохо вам будет!»
Привлеченные шумом, в окна стали высовываться жители дома. Но угроз бабки мы, бывалые морские волки, не испугались. Нам приходилось переживать во время наших странствий по далеким морям и океанам и не такое. Но плыть дальше в эту бурю нам что‑то расхотелось. И мы с Юркой гордо сошли с «корабля» на берег.
Вечером отец рассказал мне, что эта пожилая дама раньше была хозяйкой всего нашего дома, но в революцию его у нее отобрали. Правда, немного пожалели и оставили ей одну комнату на первом этаже. «Кстати, — добавил отец, — эти акации, на которых вы качались, она когда‑то сама посадила. Вот и переживает, что вы их поломаете». Больше мы с Юркой на нашем «корабле» не плавали.

Иллюстрация к сказке А. Н. Толстого  «Золотой ключик,  или Приключения Буратино».  М., 1956

Пираты южных морей

Папа принес мне новую книжку. Она называлась «Остров сокровищ». Про пиратов я уже многое знал. Они плавали под черными парусами и черным флагом по теплым морям и океанам и грабили другие корабли. Потом высаживались на каком‑нибудь необитаемом острове, пили ром, горланили свои песни и зарывали награбленные золото и драгоценности в укромном месте в землю. Потом другие, хорошие, люди находили эти клады и писали интересные книжки про свои приключения. Узнать пирата можно сразу. У него обычно один глаз, одна нога деревянная, а на плече сидит попугай, который умеет здорово ругаться по‑пиратски. Я, конечно, собрался читать книжку. Но это дело долгое. А мне хотелось поскорее начать действовать — искать пиратский клад.

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию