Поиск
  • 21.06.2017
  • Архив
  • Автор Елена Викторовна Харитонова

Говорит и показывает… Николай Озеров

Говорит и показывает…  Николай Озеров

Говорит и показывает… Николай Озеров


Н. Н. Озеров, ветераны отечественного футбола:  пятикратный чемпион СССР В. А. Николаев, заслуженный тренер СССР Г. Д. Качалин  и заместитель председателя Мосгорспорткомитета К. К. Чернов (слева направо)  на трибуне стадиона «Лужники».  1992 год. Автор В. Мариньо. 0-79030

Он родился в Москве. Его отец, Николай Николаевич, был известным оперным певцом, выступал на сцене Большого театра. Мать, Надежда Ивановна, училась на теат­ральном факультете Государственного института кинематографии, но из‑за рождения сыновей (первенец — Юрий1 — появился на свет в 1921 году) отказалась от продолжения творческой карьеры, посвятив себя мужу и детям.
Семейство Озеровых жило на Марксовой улице (так в 1919–1938 годах называлась Старая Басманная). По словам Николая Николаевича, он с детства мечтал петь и на всю жизнь запомнил свои выступления на домашних праздниках. В детстве их с братом часто брали в Большой театр. Впечатлительный Николай однажды горько расплакался, когда его отца, игравшего Садко, новгородцы прогоняли со сцены.
«Первые впечатления детства: дом на Старой Басманной, отец — красивый, подтянутый, всегда чуточку торжественный, уезжает на спектакль в Большой театр. Возвращается радостный, возбужденный, с цветами. Мама, нежная и ласковая, с непременной сказкой перед сном бабушка. Отец был гос­теприимным, в доме всегда много его друзей не только из Большого театра, но и из Художественного, писатели, художники, хирурги, музыканты.
Вечер. К родителям пришли гости. Через полуоткрытую дверь видно, как отец водружает на стол старый дедовский самовар, пышноусый Новиков-Прибой шепчет что‑то на ухо Неждановой. Рядом с мамой сидит дирижер Голованов. Поглаживает окладис­тую бороду молчаливый и суровый на вид Отто Юльевич Шмидт. Чай пьют степенно, с разговорами, не торопясь. Мы с братом Юрием с нетерпением ждем самого главного: начинается домашний концерт. Василий Иванович Качалов читает стихи, Иван Михайлович Москвин — смешные рассказы, отец с Неждановой под аккомпанемент Голованова поют различные дуэты. Пел и Леонид Витальевич Собинов»2.
Помимо искусства, у юного Николая была еще одна страсть — спорт. В девять лет он впервые взял в руки теннисную ракетку, а в двенадцать стал чемпионом Москвы среди мальчиков. Свои «теннисные университеты» он начал проходить на кортах подмос­ковного дачного поселка Загорянка. Играл обычно с Юрием, который поначалу подавал большие надежды, чем младший брат. Свой первый чемпионский титул Николай завоевал в составе команды стадиона Юных пионеров. В 1935–1937 годах он занимался в детской теннисной секции общества «Локомотив», а позднее перешел в «Спартак». Успехи в теннисе, крокете и серсо чередовались с занятиями плаванием, освоением велосипеда, фехтованием. «Я попробовал все: лыжи и бокс, волейбол и легкую атлетику, ручной мяч и городки, баскетбол и коньки»3. Он даже сдал норму на значок «Ворошиловский всадник». Однажды французский теннисист Анри Коше4, увидев юного Николая на тренировке, сказал: «Из этого толстяка выйдет толк». Он не ошибся. Спортивная карьера Николая Николаевича складывалась успешно и продолжалась до 1953 года. За это время он завоевал двадцать четыре (рекордное количество) золотые медали на чемпионатах СССР по теннису, выступая в одиночном, парном и смешанном парном разрядах.
Самым большим увлечением в спорте пос­ле тенниса у Н. Н. Озерова был футбол. «Я быстро бегал и неплохо видел поле. Но самое главное — много забивал. Почти не было такого матча, когда бы я уходил с поля без гола. Я играл за все команды — от пятой до первой (в зависимости от занятости на теннисе или в театре)»5. Тренеры «Спартака», обратившие внимание на способного спортсмена, приглашали его всерь­ез заняться футболом, гарантировали ему место в основном составе, но он отказался, поскольку играл для собственного удовольствия: футбол был хорошей подготовкой к теннисным соревнованиям.

Н. Н. Озеров готовится к очередному репортажу.  Москва. 1972 год. Автор В. Ахломов. 0-114486

В 1941 году Николай Озеров поступил на актерский факультет ГИТИСа. Началась война, и он, как большинство его сверст­ников, стремился попасть на фронт. Ему отвечали: вы нужны здесь, в тылу. Осенью 1941 года, когда враг подходил к Москве, Николая привлекли к участию в необычном спортивном мероприятии. Три теннисис­та, оставшиеся в это время в городе, в том числе и Озеров, играли матчи друг с другом. Каждый раз игра проходила на разных стадионах. Акция должна была показать, что столица живет и борется в тяжелое для страны время. Состязания транслировались по радио на всю Москву. За участие в этих матчах Озерову присвоили звание мастера спорта.
Годы учебы пришлись на тяжелое военное время. Студенты как могли помогали фронту. В ГИТИСе было создано пять фронтовых концертных бригад. Параллельно с учебой ребята репетировали сцены из спектаклей, ставили концертные номера и ехали на фронт, шли выступать в военкоматы, госпитали, на предприятия. Николай Николаевич считал это самыми дорогими и самыми святыми эпизодами своей юности.
Озеров не мог пожаловаться на неблагосклонность Фортуны. В 1944 году он стал заслуженным мастером спорта. Не раз выигрывал высший теннисный титул страны, побеждал в первенствах Москвы, Эстонии, Риги, Ленинграда, Батуми, Свердловска.
В 1946 году Н. Н. Озеров, успешно окончив ГИТИС, зачисляется в труппу МХАТ, где прослужил около 20 лет, сыграв более двух десятков ролей, в том числе в спектаклях «Победители», «Офицеры флота», «Пиквикский клуб», «Ломоносов», «Школа злословия», «Двенадцатая ночь». Роль Хлеба в «Синей птице» Метерлинка стала для Николая Николаевича своеобразным «театральным рекордом» — он исполнил ее 3500 раз. Ватные толщинки, закрепленные под костюмом персонажа, весили 16 килограммов и составляли, учитывая и без того солидную фигуру артиста, значительную нагрузку. Каждый такой спектакль стоил исполнителю полутора килограммов веса.

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию