Поиск
  • 21.06.2017
  • Почта
  • Автор Людмила Ивановна Зубатарева

Закаменск, начало 1960-х

Закаменск,  начало 1960-х

Закаменск, начало 1960-х


Уважаемая редакция!

Добыча молибденовой руды  из карьера  Первомайского месторождения

В 1960–1964 годах мне — сотруднику Забайкальской геолого‑геофизической экспедиции Московского геологоразведочного института — каждую весну приходилось выезжать в Бурятию, на Джидинское вольфрамо‑молибденовое месторождение, где к тому времени вырос город горняков и строителей Закаменск. Хочу поделиться своими воспоминаниями о тогдашнем Закаменске, причем сделать это в основном с помощью сохранившихся у меня фотографий, которые предлагаю вниманию читателей «Московского журнала». Словесный же мой рассказ будет предельно краток.
«Закаменск — город в России, районный центр в Бурятии, в 120 км к Ю-З от г. Улан-Удэ, в 5 км от границы с Монголией. Расположен в Забайкалье, на склонах Джидинского хребта, в правобережье р. Джида (приток р. Селенги). Население 13,2 тыс. человек (2008). В 245 км от г. Закаменска ж.-д. станция Джида на линии Улан-Удэ–Наушки. Автодорогой связан с Улан-Удэ. В 1933 г. на р. Модонкуль (приток Джиды) создано горно‑промышленное поселение Городок для строителей вольфрамо‑молибденового комбината (действовал до 1997 г.). Город с 1944 г., в 1959 г. переименован в Закаменск» (Новая российская энциклопедия. Т. VI (1). М., 2009).
В 1930‑х годах геологи открыли здесь месторождение вольфрамовых и молибденовых руд. О том, как это было, поведала в цитируемой далее статье возглавлявшая одну из геологических партий Мария Васильевна Бесова (Бесова М. В. Геология и минералогия Джидинского вольфрамового месторождения // Месторождения редких и малых металлов СССР. Т. 1. М-Л., 1939):
«Бассейн р. Джиды занимает юго‑западную, пограничную часть Западного Забайкалья. Река Джида, берущая начало в юго‑западных отрогах Хамар-Дабана и имеющая более 400 км длины, протекает в широтном направлении вдоль государственной границы с Монголией на расстоянии 20–30 км от последней. <…> Долина Джиды окаймляется <…> с юга пограничным Селенгинско-Джидинским водоразделом, а с севера — южными отрогами Хамар-Дабанского хребта. <…> Весь Джидинский район характеризуется горным ландшафтом с расчлененным рельефом в верхнем и среднем течении Джиды, где относительные высоты составляют в среднем 300–600 м при абсолютных отметках 1300–1800 м». Геология Джидинского района к тому времени, когда М. В. Бесова начала там работать, была изучена очень мало: «Первым исследовал ее Л. Ячевский (1898), который в 1893 г. прошел маршрутом вверх по Джиде до Хамнея, сделав при этом два пересечения [хребта] Хамар-Дабана. В 1928 г. проф. А. В. Арсеньев производил геологические исследования на Цакирском золотоносном участке Джиды. <…> При изучении группы притоков в системе Маргын-Шено им в одном из отвалов прииска Глафировый была поднята малоокатанная галька кварца с включениями гюбнерита (вольфрамовый минерал. — Л. З.), что дало повод предполагать наличие в окрестностях <…> коренного вольфрамового месторождения. <…> В 1932 г. Восточно‑сибирским геологоразведочным трестом автору было поручено провести геолого‑поисковые работы на Цакирском участке Джиды Бурят-Монгольской АССР. В процессе этих работ в июле 1932 г. автором в районе Маргын-Шено — Модонкуль была обнаружена зона вольфрамового оруденения, где в течение двух месяцев были сосредоточены поисково‑разведочные работы, в результате которых открыто вольфрамовое месторождение. <…> Начавшиеся с осени 1932 г. разведочные работы на месторождении велись непрерывно до 1935 г. <…> В 1935 г. Джидинское месторождение заняло первое место по поставке отечественного вольфрамового сырья». Тогда же началось строительство обогатительной фабрики, временной силовой установки, велась подготовка к сооружению гидростанции на реке Джиде. «В 1935 г. на Гуджирском склоне <…> раведочными выработками вскрыто несколько мощных жил с молибденовым оруденением». Вскоре здесь было открыто Первомайское молибденовое месторождение.
Город строился в непростых условиях: «Джидинский район горно‑таежный с редким населением. Рабочей силой район не обеспечен. <…> Топливные ресурсы: залежи ископаемых углей находятся в стадии разведки (район рек Джида и Хамней); дрова ближайших лесных массивов. Транспортные условия: район удален от станции железной дороги на 400 с лишним километров. Ближайшая железнодорожная станция — Улан-Удэ, с которой Джидинский район сообщается автогужевым транспортом». Закаменск начала 1960‑х годов запомнился мне чистым, ухоженным, светлым. Тогда он был преимущественно одноэтажным и деревянным, но на главных улицах уже сияли белизной дома до пяти этажей. Добирались сюда из Москвы большей частью самолетами с пересадками в Иркутске и Улан-Удэ. Летели как на качелях, взмывая над вершинами гор и проваливаясь в пади между ними. Некоторые мои коллеги, нагруженные снаряжением и геофизической аппаратурой, несколько суток ехали поездом до Улан-Удэ, а затем автотранспортом до Закаменска — рейсовый автобус преодолевал этот путь за 12 часов.
Закаменск невозможно отделить от окружающих его гор и тайги. Например, чтобы попасть в кернохранилище, находившееся на высоте почти 1700 метров, приходилось долго кружить по дорожному серпантину, порой сквозь облака. Особенно величаво тайга выглядела осенью, когда листва деревьев переливалась всеми оттенками желтого, оранжевого, золотистого. В редкие выходные дни удавалось выезжать в горы для заготовки кедровых шишек. Тайга поражала обилием ягод — смородины, жимолости, земляники, голубики и так далее; ягоду собирали вблизи палаток передвижных лагерей, возвратившись из маршрутов, и варили из нее варенье. Изредка удавалось выбраться на охоту или рыбалку.
Мне отрадно было узнать из публикации жителя Закаменска В. Н. Климова (Вестник ЗОЖ. 2012. №  10), что город, несмотря на трудности «перестроечного» времени, продолжает жить и развиваться: «Реформы 90‑х годов едва не добили его. Закрылись комбинат и другие предприятия. Почти все специалисты разъехались. Мои земляки совсем уже пали духом, но в последние годы <…> экономика здесь стала оживать». Дай‑то Бог…

Обустройство временного лагеря

 

 

 

Людмила Ивановна Зубатарева.
Москва.
Фотографии начала 1960-х годов из архива автора