Поиск
  • 21.06.2017
  • Святыни
  • Автор Владимир Александрович Киприн, Владимир Владимирович Скопин

Икона Всемилостивого Спаса на восточной стороне Спасских ворот Московского Кремля

Икона  Всемилостивого Спаса  на восточной стороне  Спасских ворот  Московского Кремля

Икона Всемилостивого Спаса на восточной стороне Спасских ворот Московского Кремля


Кремленаград.  Конец XVI — начало XVII века. ФрагментНа протяжении столетий проездные ворота Московского Кремля украшали иконописные изображения. Спасская башня, возведенная итальянским архитектором Пьетро Антонио Солари (1491), была главной, самой нарядной и почитаемой; ее первую в 1624–1625 годах надстроили несколькими ажурными пирамидальными ярусами и установили в них часовой механизм со звоном. Через Спасские ворота в прошлом совершалось патриаршее шествие «на осляти». Особое благоговейное чувство вызывал надвратный образ Спасителя со стороны Красной площади.
Точных исторических сведений о времени его создания не сохранилось, но народное предание относит это время к первой четверти XVI века. Согласно Степенной книге, в 1521 году окруженная со всех сторон татарами Москва в ожидании гибели взывала к Богу о помощи. Тогда одной престарелой слепой инокине было видение: крестный ход со множеством народа и духовенства во главе с Московскими святителями Петром, Алексием, Ионой и святителем Леонтием Рос­товским. У Лобного места навстречу крестному ходу выступили преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский и стали вопрошать: почему шествующие покидают Кремль в столь тяжелое время, и затем умолять святителей, чтобы те молитвенно воззвали к Божией Матери о защите от вражеской напасти. «Молитву сотворили и все страны града крестом осенили и о осенении весь святолепных сих мужей собор и со всею святынею во град Кремль возвратился». Когда видение кончилось, старица исцелилась от слепоты. О чуде стало известно в Москве; люди сочли его знамением грядущего избавления. И действительно, вскоре татарское вой­ско отступило от Первопрестольной. Предание добавляет, что в память об этом событии написаны были иконы Спасителя с припадающими к Его стопам преподобными Сергием и Варлаамом на восточной стороне Спасских (в прошлом Фроловских) ворот и Божией Матери с предстоящими Ей святителями Московскими Петром и Алексием — на западной стороне1.
Исторические сведения об изначальном внешнем виде иконописных изображений на Спасских воротах крайне скудны. На плане Кремля «Кремленаграде» (конец XVI — начало XVII века), а также «Сигизмундовом» плане (1610) над воротами башни виден небольшой киот, поле которого, по всей вероятности, занимала икона Спасителя. Столь же условно она показана на рисунке 1630‑х годов в книге «Новое описание путешествия на Восток магистра Адама Олеария», более четко — на рисунке в книге «Путешествие в Мос­ковию барона Августина Меерберга <…>

«Сигизмундов» план Москвы.  Гравюра Л. Килиана. 1610 год. Фрагмент

к царю и великому князю Алексею Михайловичу в 1661 году». В последнем случае мы видим Спасские ворота с иконой в килевидном киоте, где читаются стоящая фигура Спасителя, нимбы над главами преподобных Сергия Радонежского и Варлаама Хутынского.
На фоне почти полного отсутствия описаний прославленной иконы тем более ценными представляются свидетельства архидиакона Павла Алеппского, посещавшего Москву в 1655–1656 и 1666–1669 годах: «Над большими царскими восточными воротами снаружи находится образ Господа Христа (Спаса), стоя благословляющего; его нижнее одеяние голубое с золотыми разводами, а верхнее — бархатное, также с золотом. Этот образ называется Спас, то есть Спаситель Смоленский; именно так он явился святым Зосиме и Савватию. Внутри ворот со стороны дворца образ Девы на престоле с московскими архиереями в молении перед ней»2.
Священник храма Василия Блаженного отец Иоанн Кузнецов — автор небольшой, но содержательной книжки об иконах на Спасской башне — указывал, что они страдали от климатических воздействий, пожаров и неоднократно поновлялись. Первые сведения об этом, найденные им, относятся к 1673 году. В том году «великий Государь царь и великий князь Алексей Михайлович» повелел «писать Спасов образ и Пречистой Богородицы с московскими чудотворцами Петром и Алексием на западной (внутренней) стене Спасских ворот»3. Поновлялся ли тогда образ Всемилостивого Спаса, осталось неизвестным. К тому же периоду отец Иоанн Кузнецов относит латинскую надпись под иконой о времени возведения Спасской башни и ее строителе.
О роли иконы в ансамбле Московского Кремля может свидетельствовать ее непропорционально большое изображение на одной из миниатюр в «Книге об избрании на царство <…> Михаила Федоровича Романова». На тот момент она была всенародно почитаема и являлась характерным элементом убранства Спасских ворот.
Есть указание, что в начале XVIII столетия перед иконами башни висели фонари, в которые богомольцы могли ставить свечи. Видимо, первый фонарь перед образом Спасителя, взятый из комнаты царевны Марии Алексеевны, появился по ее приказанию4.
Образ Спасителя на Спасских воротах издревле именовался «чудным, чудотворным и великим». Неподалеку в большом количестве продавались свечи. В первой половине XVIII века продажа свеч и совершение молебнов были предоставлены причту ближайшего к Спасским воротам Покровского (Василия Блаженного) собора. Причту предписывалось следить, чтобы свечи в фонарях горели «всегда денно и нощно неотменно».
Во время большого московского пожара 29 мая 1737 года образ Спасителя «вельми опалился». На следующий год его «изрядно обновили пожеланием и иждивением некоего человека Иоанна». Тогда же впервые здесь упоминается жестяной киот со стеклом. Открывался киот лишь «накануне 1 августа и в самый этот день (когда празднуют тому образу), на всю Светлую Неделю и на Святое Рождество»5.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию