Поиск
  • 21.06.2017
  • Из дальних лет
  • Автор Евгений Иванович Пупырев, Ольга Александровна Балова*

Мытищинский водопровод

Мытищинский водопровод

Мытищинский водопровод


Вид Каменного моста и его окружностей в Москве с деревянного мостика,  что у наугольной Водовзводной башни. Гравюра М. Эйхлера по рисунку Ж. Делабарта. 1799 год.  Российская государственная библиотека (РГБ)

Во второй половине XVIII столетия Мос­ква начинает приближаться к типу западноевропейского города с развитой промышленностью и возросшей плотностью населения. Вместе с этим изменяются к худшему и санитарно‑гигиенические условия проживания. Ныне водопровод — привычное явление в наших квартирах, а до его постройки воду для питья москвичи брали в Москве‑реке, прудах и колодцах. На прилагаемой гравюре видно, что водовоз набирает в бочку воду из реки прямо у стен Кремля.
В 1778 году Екатерина II повелела инженер‑генералу Ф. Б. Бауэру провести изыскания и приступить к сооружению
в Москве водопровода — первого в России. После долгих лет строительства 28 октября 1804 года состоялось открытие Екатерининского водопровода, и мытищинская вода пришла в Москву. Москвичи сочли несомненным прогрессом то, что отныне питьевая вода поступала к ним из водоразборных фонтанов. Первый такой фонтан в виде ротонды установили на Трубной площади близ Богородице-Рождественского монастыря. Ввиду допущенных при проектировании и строительстве многочисленных ошибок в 1826–1835 годах под руководством начальника Округа путей сообщения в Мос­кве инженер‑генерал‑майора Н. И. Яниша было проведено переустройство Екатерининского (Мытищинского) водопровода. В селе Алексеевском возвели водоподъемное здание с двумя 24-сильными паровыми машинами Уатта, проложили 10-дюймовый чугунный водовод до Сухаревой башни, в 1829 году ставшей водонапорной: там имелось «весьма удобное и почти праздное помещение для раздельного бассейна, из которого вода потечет разными чугунными трубами к фонтанам». Каждый из этих фонтанов получил не только собственное оформление, но и собственное имя: Шереметевский (возле Сухаревой башни, в районе современной Большой Сухаревской площади), Никольский (на современной Лубянской площади), Петровский (на современной Театральной площади), Воскресенский (в районе современной Манежной площади близ входа в Александровский сад) и Варварский (в районе современной Славянской площади, рядом с памятником равноапостольным Кириллу и Мефодию). От фонтанов были еще отводы: от Шереметевского — в Сандуновские бани, от Петровского — в долговую тюрьму «Яму» и в бани купца Челышева (на их месте ныне стоит гостиница «Метрополь»), от Никольского часть воды шла в три водоема в Китай‑городе, устроенных на случай пожаров, от Воскресенского снабжался комплекс Большого Кремлевского дворца, а от Варварского — Императорский Воспитательный дом. Магистраль заканчивалась в Зарядском переулке малым фонтаном, чаша которого, украшенная львиной мордой, была встроена в стену Дома Московского купеческого общества.
Несмотря на свое «утилитарное» назначение, водоразборные фонтаны представляли собой настоящие произведения искусства. До наших дней сохранились лишь Петровский и Никольский, остальные в конце XIX –
начале ХХ века были разобраны.
В 1828 году принимается решение художественно оформить фонтаны таким образом, чтобы они соответствовали новому облику возрождающейся после французского разорения Москвы. Решение этой задачи выпало на долю Ивана Петровича Витали (1794–1855) — выдающегося мастера декоративной скульптуры середины XIX века, отдавшего Москве более двадцати лет своей творческой жизни. Первый договор с ним датируется 14 января 1828 года. Скульптор получает заказ на украшение Шереметевского и Никольского фонтанов (впоследствии Витали становится автором скульптурного оформления Петровского, Воскресенского и Варварского).
Особой красотой отличался Шереметевский фонтан, возникший на месте «колодца из водопроводного канала Мытищинского водопровода». В январе 1831 года чугунные декоративные детали для него были отлиты и доставлены в Москву, «осмотрены господином Витали и найдены одобрительными». В сентябре фонтан установили перед зданием Шереметевского странноприимного дома (ныне — НИИ скорой помощи имени Н. В. Склифосовского) «под надзором Витали». Это был единственный московский фонтан, выполненный из чугуна. Скульптор, боявшийся появления на нем ржавчины, сразу же предложил покрыть чугун «зеленоватой под бронзу крас­кой», отчего этот фонтан обыватели считали бронзовым. Он доставлял 35000 ведер
воды в сутки.
Никольский фонтан получил наименование по находившимся рядом Никольским воротам Китай‑города. Над его оформлением Витали работал с 1829 по 1835 год. Четыре фигуры мальчиков, олицетворяющих собой русские реки Волгу, Днепр, Дон и Неву, поддерживали большую чашу из красного полированного гранита. Эта часть фонтана дошла до нас без изменений. Утрачена группа из трех бронзовых орлов, державших малую гранитную чашу. На чугунном пьедестале Никольского фонтана помещались четыре бронзовых маскарона (также утраченных), из которых лилась вода. Высокий постамент «дикого камня» окаймляла чугунная решетка с тумбами, медными шариками, железными прогонами и железными завитками на трубах для четырех фонарей. Вода поступала в верхнюю чашу и четыре рожка чугунного пьедестала, установленного в собранном из отдельных частей бассейне. Для разбора воды ведрами внизу сбоку постамента устроили чугунную полукруглую чашу. Фонтан доставлял 26500 ведер воды в сутки. Он сразу сделался излюбленным местом московских извозчиков‑водовозов, наполнявших здесь свои бочки. «Водовозы вереницами ожидали <…> очереди, <…> и, взмахивая черпаками‑ведрами на длинных шестах над бронзовыми фигурами скульптора Витали, черпали воду, — писал В. А. Гиляровский в 1873 году. — Винные откупщики давали служителям Никольского фонтана взятки за получение без очереди воды. Т. к. она требовалась для разсиропливания вина в большом количестве, то бочкам винного откупа был отведен на Никольском фонтане особый кран. Было дано распоряжение, чтобы для получения воды откуп пользовался ночным временем. Этим распоряжением были очень недовольны и распорядители откупа и нижние чины, состоявшие при водопроводе». На старом месте фонтан простоял до 1935 года. При реконструкции Лубянской площади его перенесли к зданию Президиума Академии наук СССР (бывший Александринский дворец, Ленинский проспект, 14). Там он находится и поныне.
По просьбе главного архитектора Мос­квы О. И. Бове Витали занялся оформлением Театральной площади (до 1829 года называемой Петровской). В 1835 году он спроектировал и соорудил здесь один из красивейших фонтанов Европы — Пет­ровский. На высоком цилиндрическом цоколе с маскаронами‑водометами помещена группа амуров‑путти (Трагедия, Комедия, Поэзия и Музыка). Сейчас фонтан носит имя автора, на нем можно прочитать надпись: «Изваял и в металл произвел Иван Витали. Москва. 1835 год». Чугунные скульптуры отливали мастера Баташевских заводов в Вычуге‑на-Оке. Фонтан доставлял 17000 ведер воды в сутки. В XX веке он какое‑то время не работал. Восстановили его лишь в 1995 году.

С. И. Грибков. Водовоз. Холст, масло. 1873 год.   Сумской областной художественный музей  имени Н. Х. Онацкого

И. П. Витали предполагал закончить работу и над Воскресенским фонтаном. По первоначальному проекту (1833) этот фонтан планировалось украсить фигурами трех бронзовых ангелов, стоящих на пьедестале и поддерживающих гранитную чашу с водометом. Но затем во избежание повторов проект подвергся изменениям. Новый проект главноуправляющий путей сообщения и публичных зданий одобрил в 1835 году. Предполагалось «поставить в бассейне сего фонтана на гранитной скале колоссальную бронзовую фигуру архангела Михаила, сотворившего чудо в Колосаех и приносящего за сие благодарность Господу. Вода фонтана иногда может бить кверху, а зимой истекать особым широким отверстием из скалы в бассейн». Но и этот проект остался втуне. В 1838 году с Витали заключили очередной договор. Тему для скульптур предложил московский генерал‑губернатор князь Д. В. Голицын: «Бронзовая статуя отрока, бросившегося в Днепр под Киевом в 968 году, когда Печенеги осаждали сей город». Но и такого «исторического» фонтана Первопрестольная в итоге не получила. Дело «Об отливке художником Витали бронзовой фигуры отрока (Киевлянина) для украшения Воскресенского фонтана в Москве» завершилось лишь в 1847 году, когда от идеи фонтана, не имевшего «прямого и приличного для Москвы значения» и требующего «довольно значительных издержек», отказались. Договор со скульптором был расторгнут с согласия последнего. Власти сочли «удобнейшим оставить Воскресенский фонтан без украшения». Доставлял он 21500 ведер воды в сутки.
О Варварском фонтане (22500 ведер воды в сутки, разобран в 1902 году) сведений сохранилось немного. Его орнаментальное оформление также принадлежит И. П. Витали. Фонтан имел круглое кирпичное заглуб­ленное основание, внутри которого установили водоподъемный аппарат. На основании располагался чугунный круглый бассейн. В середине бассейна находился фигурный пьедестал с тремя изливающими воду рожками. Бассейн снаружи окружали два ряда чугунных ступеней. Излишняя вода поступала из Варварского фонтана в Императорский Воспитательный дом, где в 1841 году было устроено домовое водоснабжение. По усадьбе и по зданию проложили несколько верст свинцовых труб. Поскольку мытищинской воды не хватало, часть воды бралась из Москвы‑реки. Автором проекта водоснабжения Воспитательного дома являлся замечательный русский инженер барон Андрей Иванович Дельвиг (двоюродный брат поэта и друга Пушкина Антона Антоновича Дельвига).
В 1849 году генерал‑губернатор Москвы граф А. А. Закревский поручил директору московских водопроводов П. С. Максимову произвести реконструкцию Мытищинского водопровода. Максимов придерживался мнения, что из мытищинских ключей нельзя получить более 330000 ведер воды в сутки, поэтому предложил использовать воду Москвы‑реки. Ниже Бабьегородской плотины на левом берегу построили водоподъемное здание, откуда вода шла по трубам в фонтаны, расположенные на Трубной, Арбатской, Тверской площадях и у Пашкова дома (на углу Знаменки и Моховой). Этой же водой снабжались два водоразборных колодца у Пречистенских и Петровских ворот.
На картине А. П. Розанова «Ярмарка на Арбатской площади» изображен Арбатский фонтан, представлявший собой водонапорный колодец восьмиугольной формы. Внутри сооружения на уровне второго этажа находился круглый чугунный резервуар для воды, в кирпичном основании — водоподъемный аппарат. Фонтан доставлял 23000 ведер воды в сутки. Излишки ее поступали в Александровский сиротский кадетский корпус.
Почти сразу же после пуска водопровода в 1852 году обнаружились серьезные недостатки. Вода оказалась плохого качества, особенно по сравнению с мытищинской, поскольку поднималась неочищенной, без использования каких‑­либо фильтров. Весной в течение месяца из‑за высокой мутности и засорения насосов и зимой по причине промерзания труб подача воды прекращалась. С открытием 1 ноября 1858 года реконструированного по проекту А. И. Дельвига Мытищинского водопровода необходимость в Бабьегородском речном водопроводе отпала, и в его фонтаны пустили мытищинскую воду.

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию