Поиск

«Я жертвую собой для блага Отечества…»

«Я жертвую собой  для блага Отечества…»

«Я жертвую собой для блага Отечества...»


Ф. Крюгер. Император Александр I в 1812 году. Холст, масло. Середина XIX века…Догорал закат 1 сентября 1812 года. В избе Фроловых становилось темно. Кутузов поднялся: «Господа, я вижу, что мне придется платиться за все. Я жертвую собой для блага Отечества. Как главнокомандующий — приказываю: отступать!»
За что «платился» Кутузов?
Прежде всего — за упущения военного министерства, возглавляемого последние два года М. Б. Барклаем де Толли. Будучи прекрасно осведомленным через посла России во Франции князя А. Б. Куракина и графа А. И. Чернышева, флигель‑адъютанта и личного представителя Александра I в Париже, о готовящейся войне Наполеона с Россией и о численности войск противника, военное министерство в должной мере не позаботилось о резервах.
Кутузов также «платился» и за пустые посулы военного губернатора Москвы графа Ф. В. Ростопчина, обещавшего выставить в помощь армии «вторую стену» из 80 тысяч человек и не только почти ничего не сделавшего из обещанного, но не выполнившего простой просьбы Кутузова прислать кирки, лопаты, топоры и бурава, поскольку «без шанцевого инструмента отымаются многие силы от армии». Ростопчин доставил часть просимого… в утро Бородинской битвы. В результате — все редуты, включая Шевардинский, оказались недостроенными, все земляные работы — неоконченными, что существенно увеличило наши потери во время Бородинского сражения. Кутузов, исповедовавший принцип: «Командующий должен быть щедр на солдатский пот, но скуп на солдатскую кровь», не простил Рос­топчину этих напрасных жертв.
Но более всего Кутузов «платился» за действия императора Александра I. В 1806 году Турция, опираясь на поддержку Франции, расторгла все соглашения с Россией и объявила ей войну. В течение шести лет сменявшие друг друга на посту главнокомандующего Молдавской армией А. А. Прозоровский, И. И. Михельсон, П. И. Багратион, Н. М. Каменский, А. Ф. Ланжерон не могли добиться ни военной победы, ни необходимого России мира. Положение осложнялось тем, что в случае войны Франции с Россией Турция, по замыслу Наполеона, обещавшего османам значительные территории Крыма и Причерноморья, должна была представлять правый фланг его армии. В феврале 1811 года, когда отношения России и Франции опасно осложнились, из Молдавской армии были переведены на Западный фронт пять дивизий. В марте на Дунай посылается Кутузов. Получив под свое начало 46‑тысячную полуголодную и полубольную армию, Кутузов за два месяца ее качественно преобразовал. Прежде всего он наладил четкое снабжение войск обмундированием и продовольствием. Отменил парадную муштру, оставшуюся в наследство от павловских времен, и распорядился учить солдат стрелять по движущимся мишеням, чтобы успешно разить стремительную турецкую конницу. В результате уже к маю в распоряжении Кутузова оказалась небольшая, но вполне дееспособная армия. Через год, в мае 1812‑го, был заключен мир с Турцией, по которому за Россией оставались Молдавия, Валахия и Бессарабия, а также крепости Измаил, Бендеры, Хотин и Анкерман. Но главное — обязательство Порты не заключать военного союза с Францией и не воевать на ее стороне в случае русско‑французского конфликта. Российские газеты, выражая чувства современников, писали: «В сем походе, который навеки останется школою для всех тактиков, Кутузов показал себя во всем блеске чудесного своего величия… Какая глубокая проницательность, какая редкая способность соображать случаи, какое чудесное искусство потребны были для того, чтобы с 30 тысячами человек прикрывать все завоеванные области и крепости, выманить турок из гор, уничтожить хитрые распоряжения мужественного визиря. С 20 тысячами разбить его на открытом поле под Рущуком, завести его в расставленные сети на левом берегу Дуная при Слободзее, запереть его, истребить все его средства за Дунаем, овладеть Силистрией и Туртукаем, совершенно отрезать его армию и в то же время прикрывать Малую Валахию, наконец, принудить турецкие войска со всеми начальниками, со всею артиллериею к сдаче на волю победителя. Сей великий план начертан и исполнен Кутузовым».
Столь блистательная победа в Русско‑­турецкой войне свидетельствовала о Кутузове как о выдающемся полководце. Но не только в военных триумфах, а и в чудесных исцелениях от ран люди видели знак его избранничества. После второго ранения в голову главный лекарь армии парижский хирург Массо писал императрице Екатерине II: «Надобно полагать, что провидение сохраняет этого человека для чего‑нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, каждая из которых смертельна по всем правилам науки медицинской».

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию