Поиск
  • 21.06.2017
  • Святыни
  • Автор Владимир Александрович Киприн, Владимир Владимирович Скопин

Вновь открытый образ

Вновь открытый образ

Вновь открытый образ


 

Сведения об иконописном изображении на восточном (к Красной площади) фасаде Никольской башни крайне ограничены. Однако уже само название башни, заложенной Пьетро Антонио Солари в 1491 году, подра­зумевает наличие образа святителя Николая. Скорее всего, Николай чудо­творец — любимый на Руси святой, отец‑­покро­ви­тель нашего Отечества, и дал название башне. Впрочем, есть и другое мнение: башня названа по монастырю Николы Старого, находившемуся неподалеку на древней Никольской улице.
На плане Кремля – «Кремленаграде» (конец XVI — начало XVII века), исполненном гравером Л. Килианом для польского короля Сигизмунда, – над воротами башни мы видим небольшой киот, в котором, вероятно,
и была икона святителя. Столь же условно она показана на рисунке в книге А. Мейерберга «Путешествие в Мос­ковию барона Августина Меерберга… к царю и великому князю Алексею Михайловичу в 1661 году».
Краткое описание этой иконы в середине XVII века дает путешествовавший по России Павел Алеппский: «На вторых воротах снаружи образ святого Николая, который держит в правой руке обнаженный меч, а в левой этот город, ибо он избавил его от злобы неверного Тамерлана… Эти ворота называют «Никольскими вратами», то есть ворота святого Николая. С внутренней их стороны образ Господа, пред коим в молении предстали святой Леонтий со своими содругами, архиереями Ростова»1. Святой был изображен в рост в традиционной композиции «Николы Можайского» – защитника города.
На протяжении столетий написанный на стене и, наверняка, ничем не защищенный, образ святителя неоднократно поновлялся. Видимо, эти поновления были связаны
с ремонтами башни, проводившимися в среднем по три‑четыре раза в столетие, однако достоверных сведений об этом почти не сохранилось.
В 1737 году башня горела. Восстановили ее под руководством архитектора И. Ф. Мичурина с декорацией в формах барокко. В «ветхости и великой опасности» находилась она в 1770‑х годах, когда и была приведена в порядок (архитектор К. И. Бланк). На акварели Тишбейна (конец XVIII столетия) на месте фрески святителя Николая на одноименной башне показаны два спаренных килевидных киота, напоминающие оконные обрамления зданий XVII века, что представляется весьма сомнительным. Скорее всего, это – плод воображения художника.

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию