Поиск

Нас познакомил Тургенев…

Нас познакомил  Тургенев…

Нас познакомил Тургенев…


Франция. 1985 год«Писатель и историк, исследователь и просветитель, уникальная фигура в современной литературе Франции, [Анри Труайя] более чем кто‑либо другой на Западе сделал для ознакомления зарубежного читателя с культурой и историей нашей страны»1. Из почти трех десятков литераторов русского происхождения, избравших для творчества язык Стендаля и Пруста, он стал едва ли не единственным, переводившимся и издававшимся в советское время. Любовь читателей завоевали его романы «Снег в трауре», «Семья Эглетьер», «Анна Предайль»2. Однако в ту пору имели возможность увидеть свет лишь те произведения, где «критически изображалась современная французская буржуазия». Иначе обстояло дело с биографическими романами Труайя: ни один из них в СССР опубликован не был — даже жизнеописание А. С. Пушкина. Между тем созданные Труайя биографии выдающихся поэтов и писателей, исторических деятелей России и Франции до сих пор входят в число лучших образцов этого жанра.
Ко времени написания биографического романа об Иване Сергеевиче Тургеневе Анри Труайя был автором «литературных портретов» «Dostojevsky» (1940), «Pouchkin» (1946), «Etrange destin de Lermontov» (1962), «Тolstoy» (1965), «Gogol» (1971), «Tchekov» (1984), а также «портретной галереи» русских царей — «Catherine la Grande» (1977), «Piere le Grand» (1979), «Аlexandre I» (1981), «Ivan le Terrible» (1982). Его «Тourgueniev» (1985) — вторая (хронологически) изданная во Франции художественная биография великого русского писателя. По той роли, которую она играет в освещении жизни и творчества И. С. Тургенева за рубежом, ее по праву можно сравнить с тургеневской биографией, принадлежащей перу Андре Моруа (1931).
Издательство «Фламмарион» так представляло французским читателям «портрет» Тургенева, созданный Труайя: «Славянский колосс с волевыми чертами лица, но мягким характером; увлекающийся и, тем не менее, способный на глубокие чувства; враждебный идеологическим страстям, а, в сущности, на редкость гуманный человек; преданный своей родине и в то же время открытый всем соблазнам Европы — таким предстает перед нами загадочный Иван Тургенев. <…> В течение всей жизни Тургенев в своих дальних странствованиях и душевных переживаниях являл себя человеком неоднозначным, вечным скитальцем. <…> Как бы там ни было, но с начала и до конца его жизни две главные идеи определяли его поступки: сочувствие к угнетенному народу и беспримерное поклонение женщине»3.
Замысел книги родился в 1960‑х годах. Некоторое время спустя Анри Труайя сформулировал свое понимание жизни и творчества И. С. Тургенева: «Меня покорили редкое чувство меры, совершенство формы и в то же время поэтичность и возвышенность его произведений, так мало известных во Франции; его необыкновенные характер и судьба. Изучая его, я открыл противоречивого человека, разрывавшегося между Россией и Европой. <…> Истинно русский по духу, он прожил большую часть жизни за границей, и именно за границей он написал самые русские свои произведения. Он тос­ковал по своей родине, однако, едва возвращался туда, — вновь стремился уехать. В интеллектуальных кругах Санкт-Петербурга и Москвы скептически относились к этому непрестанному отсутствию. Его хулили на родине, а во Франции смотрели как на посланца русской культуры. Он не жалел сил, представляя именно русскую культуру во Франции и содействуя распространению французской культуры в России»4.
Новое жизнеописание И. С. Тургенева привлекло внимание зарубежных издателей. В 1986 году оно вышло отдельной книгой в Голландии5, в 1988‑м — в США6. Известный американский критик Мичико Какутани, автор ряда заметок о литературных и исторических «портpетах» Труайя, в отзыве «Тургенев, трудный романтик для соотечественников» писала: «Во многих лучших произведениях Тургенева любовь увядает, тает до того, как она может расцвести; настроение этих повествований меланхоличное и ностальгическое; стиль письма — утонченный, точный и почти полупрозрачный. В повести «Первая любовь» молодой человек влюбляется в свою красивую соседку, а позднее узнает, что эта женщина — любовница его отца. В новелле «Ася» рассказчик не находит в себе смелости сделать предложение девушке, и она уезжает навсегда, не попрощавшись. И в романе «Дворянское гнездо» герой надеется начать новую жизнь с женщиной, которую он любит, однако возвращается его жена, считавшаяся умершей. Труайя показывает в своей новой биографии, что мотив несовершенной любви проходит и через всю жизнь самого Тургенева»7. В Англии только на рубеже 1980–1990 годов один за другим увидели свет два издания романа8. Издатель, представляя творчество Анри Труайя, писал: «Последняя книга Труайя, посвященная самому неоднозначному гению русской литературы — И. С. Тургеневу, лучшая из написанных им биографий. <…> Труайя создал интересный и волнующий портрет противоречивого гения, этого вечного странника, натуры мятущейся и в то же время консервативной, человека, всю свою жизнь восхищавшегося недостижимым и, как и многие великие сыновья России, любившего свою родину и очарованного жизнью и искусством Запада»9. В одной из рецензий говорилось: «Портрет Тургенева <…> пронизан таким пониманием и симпатией, что у всякого человека немедленно возникает желание прочитать романы писателя, встречавшего только непонимание при жизни»10.
В России биографический роман Анри Труайя издали в 2003 году, однако отзывы на русский перевод (рукопись) появились еще в конце 1980‑х. Так, доктор филологических наук профессор Н. В. Вулих — автор ряда статей, посвященных творчеству И. С. Тургенева, частый гость Спасского (Л. Д. Сережкина — сотрудник Музея‑заповедника И. С. Тургенева «Спасское-Лутовиново». — Ред.) в своей рецензии утверждала: «Безупречное знание русского языка позволяет французскому писателю оценить шедевры нашей литературы взглядом знатока. Монография написана мас­терски, однако она не претендует на всестороннее освещение творчества писателя, задача автора скромнее: познакомить читателей с биографией и самой личностью этого обаятельнейшего человека, высокообразованного художника, кого у нас сегодня принято называть «гением русской культуры». <…> Книга проникнута глубокой симпатией к Тургеневу, в ней удачно показаны трагические стороны его миросозерцания»11. Не меньшее значение для меня имела оценка нового труда А. Труайя французской читающей публикой. Педагог и писатель из городка Кагор Марсель Легран, посетивший с группой туристов Спасское-Лутовиново в 1989 году, поддержал мою работу над переводом «Тургенева»: «Книга делает честь и России, и Франции»12.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию