Поиск

Колыбель Тихоокеанского флота России

Колыбель  Тихоокеанского флота России

Колыбель Тихоокеанского флота России


Охотск. Литография. 1786 год. 31 января 1636 года вышедшая из Томска полусотня казаков во главе с атаманом Копыловым направилась через Енисейск на реки Верхнюю Тунгуску, Куту и затем на Лену, откуда в 1638 году попала на Алдан. Недалеко от впадения в него реки Маи казаки построили Бутальское зимовье. Конечной целью похода являлось достижение таинственной Ламы‑реки, которая тогда представлялась огромной, текущей параллельно Лене, с верховьями, находящимися в Китае, так что по ней можно было доплыть и до великой восточной империи.
Летом 1639 года Копылов из Бутальского зимовья послал отряд под командованием Ивана Юрьева Москвитина для отыскания Ламы‑реки. Москвитину судьба уготовила славу первооткрывателя Ламского (Охотского) моря. Вот как это событие описано в «скаске» того времени: «А шли они Алданом вниз до Май реки восьмеры сутки, а Маею рекою вверх шли до волоку семь недель, а из Май реки малою речкою до прямого волоку в стружках шли шесть ден, а волоком шли день ходу и вышли на реку на Улью на вершину, да тою Ульею рекою шли вниз стругом, плыли восьмеры сутки и на той же Улье реки, зделав лодью, плыли до моря до устья той Ульи реки, где она впала в море, пятеры сутки. И тут де они, на устье реки, поставили зимовье с острожком»1.
Первопроходцы были поражены суровым величием открывшегося их взорам моря. Вправо от устья Ульи, верстах в десяти, громоздились друг на друга утесы, о которые разбивались волны. В глубине суши одна за другой тянулись вереницы высоченных гор­ных кряжей, даже летом покрытых снегом. К северу лежал такой низкий берег, что на горизонте он незаметно сливался с водой. На левом бере­гу реки раскинулись заливные луга. Москвитин об­любовал для постройки «ост­рожека» правый берег, крутой и весь поросший лесом.
Аборигены Охотского края:  олений тунгус и бродячие тунгусы.  Литографии. Из архива П. С. Набокова Русские не представляли, какие поистине несметные богатства, которые только еще предстоит освоить, таят в себе воды новооткрытого моря. Помимо знаменитой тихоокеанской сельди, здесь в изобилии водились лососевые рыбы — кета, горбуша, нерка, чавыча, кижуч, сима, у берегов еще неизвестной Камчатки обитали огромные стада крабов. Охотское море населяло многочисленное поголовье промысловых млекопитающих — китов (кашалотов, финвалов, касаток), ластоногих (нерпы и сивуча); на островах имелись котиковые лежбища.
Не знали пока и того, что условия для организации в будущем Охотске мореходства окажутся очень непрос­тыми. Ведь Охотское море по своим климатическим и гидрологическим особенностям близко к арктичес­ким; ледовая обстановка в нем очень сложная, выпадают годы, когда лед совсем не растаивает. Оно же является и самым неспокойным из всех морей, омывающих Россию. Но в хорошую погоду берега его допускают подход кораблей почти вплотную, удобных закрытых стоянок для судов мало. Кругом опасные скалы.
В устье Ульи казаки поставили первое на огромном побережье Дальнего Востока русское зимовье. Отсюда Моск­витин повел разведку, на севере достигнув реки Охоты2, а на юге — реки Уды. «Да они же де и с того острожку ходили морем на Охоту реку трои сутки, а от Охоты до Ураку одне сутки, а жили де они на тех реках и с проходом два годы»3. Появилось зимовье и в устье Охоты, где отряд Москвитина занимался сбором ясака с местного населения и промыслом пушнины. Помимо того были добыты сведения о новых «соболиных землицах» и реках, где «зверя всякого много и рыба большая, в Сибири такой нет, <…> невод <…> с рыбою никак не выволочь».
Зимой 1639/40 года на левом берегу Ульи соорудили плотбище (верфь) и начали строить кочи «по осьми сажен» для морской экспедиции. Когда работы близились к концу, на русских напали сибирские аборигены — ламуты, но получили достойный отпор. Семеро знатных инородцев попали в плен; одного из них, хорошо знавшего все охотское побережье и дорогу к Амуру, Москвитин отправил со своими людьми в качестве проводника в плавание на юг Охотского моря.
Почти одновременно с Ива­ном Москвитиным с зимовья на Оймяконе вышел отряд казака Андрея Горело­го, «да с ним же якутов человек з дватцать коньми через горы на Охоту реку»4. Путь Горелого оказался гораздо сложнее пути Москвитина, пролегая по горам, а не по рекам. «Ходили де они на ту Охоту реку с Омокона реки и назад шли до Омокона всего пять недель»5. Таким образом, Охота была открыта одновременно с двух направлений, и одновременно из двух источников якутские власти узнали о существовании этой богатой реки и о том, что она впадает в большое Ламское море.

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию