Поиск

«Секретный» дом на Песчаной улице

«Секретный» дом  на Песчаной улице

«Секретный» дом на Песчаной улице


Троллейбусный круг у станции метро «Сокол».  Фотография Е. С. Цымбал. 2012 годТерритория, занимаемая районом Сокол, имеет историческое название «Всех-святское» — по старинному селу. Еще раньше село называлось «Святые Отцы». Следы этого древнего названия долго держались в местной топонимии. Площадь около станции метро «Сокол» до 1943 года официально была Отцовской, пока ее не переименовали в честь летчицы Марины Расковой1. Село Святые Отцы отмечено в духовной грамоте князя Ивана Юрьевича Патрикеева, составленной в самом конце XV века. Завещатель среди прочего дает своему сыну Ивану «у Москвы село Нахинско, да Отцы Святые, да Щукино с селцы и с деревнями»2. По‑видимому, после опалы рода Патрикеевых на рубеже XV–XVI веков село стало дворцовым3. В 1585 году царь Федор Иоаннович пожаловал его кремлевскому Архангельскому собору, а в 1680‑х годах оно перешло к боярину И. М. Милославскому4.
В «Житии» архиепископа Арсения Елассонского, служившего в Архангельском соборе в конце XVI – начале XVII века сказано, что он «вблизи Москвы около 15 стадий воздвиг храм в честь Всех Святых и украсил его внутри и вне, обнес его кругом оградою и вокруг него насадил различныя деревья; вблизи его устроил пруд и вырыл недалеко колодезь пред вратами его»5. Вполне вероятно, речь идет о храме в «Святых Отцах», учитывая, во‑первых, вотчинную принадлежность села кремлевскому Архангельскому собору, во‑вторых, посвящение храмов, строившихся на этом месте позднее, также Всем Святым. В 1683 году уже при И. М. Милославском здесь было возведено новое здание церкви. С тех пор село в источниках все чаще фигурирует под названием Всехсвятское6.
Местность располагалась по дорогеМосква–Петербург, поэтому государи знали о ее существовании. Во Всехсвятском останавливался Петр I, несколько дней до коронации в 1730 году жила Анна Иоанновна7. Архитектурным украшением села являлся храм Всех Святых (1733), сохранившийся до нашего времени (Ленинградский проспект, 73). С конца XVII века Всехсвятское было связано с грузинской диаспорой в Москве8. Перед апсидами церкви покоится прах отца прославленного полководца, участника Отечественной войны 1812 года князя П. И. Багратиона — Грузинского царевича Ивана Александровича Багратиона9.
По соседству с церковным кладбищем с 1915 года формируется Братское, где находили свой последний приют герои Первой мировой войны. Ряд сооружений на нем создавался по проекту архитекторов А. В. Щусева и Р. И. Клейна. На Братском кладбище, в советское время преобразованном в парк, сохранялся один из немногих в тогдашней России памятник бойцу, умершему от ран в Первую мировую войну, — студенту Мос-ковского университета С. А. Шлихтеру10.
Еще в конце XIX века о Всехсвятском писали, что «это скорее пригород, чем село. <…> Цены на землю поднимаются с неимоверной быстротой»11. В 1917 году оно вошло в черту Москвы, а с 1920‑х годов здесь образуется первый в столице кооперативный поселок, состоявший из частных домов. Первоначально его пытались устроить в Сокольниках, затем перенесли на новое место. По одной из версий, данным обстоятельством и объясняется название района Сокол, позднее закрепившееся в местной топонимии и в наименовании станции метро. В про-ектировании поселка принимали участие выдающиеся архитекторы — В. А.  Вес-нин, Н. В. Марковников, Н. Я. Колли, А. В. Щусев12. Сейчас он представляет собой прекрасно сохранившийся конгломерат домов‑коттеджей, находящихся внут-ри кварталов многоквартирных зданий. Коттеджи выполнены по индивидуальным проектам, имеют приусадебные участки и надворные постройки. В поселке жили конструктор стрелкового оружия В. Г. Федоров, художник, первый президент Академии художеств СССР А. М. Герасимов, актер Ролан Быков. В 1950–1960‑х годах поселок собирались снести, однако тогда его удалось отстоять. С 1979 года он состоит на государственной охране13.
Храм Всех Святых на Соколе.  Фотография Е. С. Цымбал. 2012 годСтанция метро «Сокол» построена в 1938 году. Имеются сведения, что в конце 1941‑го именно в этой местности, где проходили линии укреплений, были остановлены прорвавшиеся передовые группы немецких мотоциклистов. И, вероятно, неслучайно мост (путепровод) через железную дорогу Рижского направления, находящийся на Ленинградском шоссе примерно в одном километре к северо‑западу от метро «Сокол», уже в 1943 году украсили скульптурными группами на военную тему и позднее назвали Мостом Победы (реконструирован в 1960 году). Создателями мос-та были Д. Н. Чечулин, вскоре ставший главным архитектором Москвы, и скульп-тор Н. В. Томский — будущий президент Академии художеств СССР, возглавивший ее через 11 лет после А. М. Герасимова, кстати, в 1950–1960‑х годах также проживавший в этом районе, в доме №  16 по улице Песчаной14.
Храм Всех Святых в советское время закрывался лишь на очень короткий срок (1930‑е–1945); приход был одним из самых многочисленных и материально обеспеченных в СССР. По некоторым сведениям, храму покровительствовал и даже посещал его И. В. Сталин15.
В доме №  75 по Ленинградскому прос-пекту (архитектор П. Г. Стенюшин), уже более 50 лет именующемся в народе «генеральским», жили видные военачальники Великой Отечественной. Имена некоторых из них увековечены на мемориальных дос-ках: маршал бронетанковых войск, дважды Герой Советского Союза М. Е. Катуков, генерал армии, Герой Советского Союза А. С. Жадов, генерал‑полковник, Герой Советского Союза М. С. Шумилов. Помимо военных, в доме жили выдающиеся спорт-смены — футболист А. Г. Гринин, капитан сборной СССР по хоккею В. М. Бобров, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР А. В. Тарасов16.
Но, пожалуй, самым загадочным и в недавнем прошлом секретным объектом района является отделанный желтой штукатуркой четырехэтажный кирпичный жилой дом, стоящий напротив церкви, за троллейбусным кругом и замаскированный зелеными насаждениями. Он менее известен, чем расположенный по соседству «генеральский», однако имеет не меньшую историческую и архитектурную значимость. С ним самым тесным образом связана история создания ядерного щита СССР.
В марте 1943 года И. В. Курчатов, руководивший работами по созданию атомной бомбы, писал Наркому химической промышленности СССР М. Г. Первухину о необходимости обеспечить занимавшихся этим сотрудников Лаборатории №  2 Академии наук СССР «нормальными жилищными условиями», поскольку они «не имели и не имеют жилплощади в Москве, т. к. до войны жили и работали в Ленинграде и Свердловске»17. В ответ последовало соответствующее личное указание И. В. Сталина и Постановление Государственного Комитета Обороны от 3 декабря 1944 года за №  7069-СС, пункт 5.е. которого гласил: «Обязать Мосгорисполком <…> передать в недельный срок Лаборатории №  2 Академии наук СССР недостроенный жилой дом № 14 по Песчаной улице, а НКВД СССР (т. Сафразьяна) достроить этот дом к 1 мая 1945 г. под жилье для работников указанной Лаборатории»18. Только что назначенный председателем Мосгорисполкома Г. М. Попов в письме от 26 декабря 1944 года предлагал взамен дома №  14 по улице Песчаной «передать Лаборатории №  2 две секции недостроенного дома №  71а по Б. Калужской улице» (современный Ленинский проспект). 9 января 1945 года на имя Л. П. Берии, курировавшего атомный проект, поступила записка от двух его заместителей — В. В. Чернышева и В. А. Махнева. Авторы записки отмечали:
«Предложение т. Попова неприемлемо, ввиду того что:
1. Переданный Лаборатории №  2 дом по Песчаной улице находится вблизи от Лаборатории (1,5 километра), а дом, предлагаемый Мосгорисполкомом на Б. Калужской, расположен в 18 километрах от Лаборатории, и достроить его можно не раньше де-кабря <…>;
2. Учитывая срочность задания по достройке дома по Песчаной улице — 1 мая с. г., <…> уже проведена большая подготовительная работа по этому дому: завезены строительные материалы, оборудовано жилье для строителей, где они уже и размещены. <…>
Просим Вас отклонить просьбу Мосгор-исполкома».
На записку была наложена резолюция: «т. Попов. Надо крепко помочь этой организации (Лаборатории №  2. — Д. Д.). Л. Берия. 11/1.45»19. Очевидно, мнение Л. П. Берии оказалось более авторитетным, чем мнение Г. М. Попова, спорный дом остался за учеными‑физиками. И. В. Курчатов в справке от 20 августа 1945 года отмечал: «Принят от Мосгорисполкома жилой дом № 14 по Песчаной улице»20. Здание стало значиться под номером 14а.
Дом был возведен НКВД — возведен прочно, надежно и до сих пор находится в прекрасном состоянии, несмотря на крайне неблагоприятную для строительства местность с песчаными почвами, давшими название Песчаным улицам21, к тому же значительно обводненными — из‑за близости реки Таракановки, ныне заключенной в подземный коллектор. Архитектура здания выдержана в традициях «сталинского ампира». Автор проекта — архитектор Ю. А. Дульгиер, ученик А. В. Щусева. Пятнадцатью годами ранее Дульгиер под руководством своего учителя участвовал в создании Мавзолея В. И. Ленина на Красной площади22, а в 1940–1950‑х годах проектировал разные объекты Академии наук СССР.
В середине 1940‑х годов в дом стали заселяться сотрудники Лаборатории №  2 (ныне известной как Государственный научный центр «Курчатовский институт»). Имена некоторых его тогдашних обитателей увековечены на мемориальной доске. Однако следует отметить и других, также внесших огромный вклад в создание атомного оружия: академика АН СССР Г. И. Будкера, академика АН Белорусской ССР А. К. Красина, члена‑корреспондента АН СССР П. Е. Спивака… Дом иногда по долгу службы посещали трижды Герои Социалистического Труда академики И. В. Курчатов и Ю. Б. Харитон. Гостил здесь и чемпион мира по шахматам М. М. Ботвинник.

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию