Поиск

Садки

Усадебный дом Еропкиных-Рюминых.  Реконструкция на начало XIX века. Автор В. П. Сальников «Садки на реке на Лопасне» — так в старинных документах говорилось об одном из многих прилежавших к Москве помещичьих владений. С XVI века Садки предназначались в надел за государеву службу. В то время поместье располагалось на опасном направлении, по которому конница крымских татар не раз устремлялась на столицу. По мере укрепления Московского государства Садки и окрестные территории станови-лись тихой провинцией, удобной для загород-ной жизни в уютных фамильных гнездах. Постепенно дворянское поместье превратилось в частное имение, время от времени меняв-шее владельцев. Их тщанием на протяженииXVIII–XIX столетий была создана усадьбаСадки — один из уникальных архитектур-но‑парковых комплексов Подмосковья.
Проехав по почтовому тракту, связывавшему Москву с Серпуховом, Тулой и южными губерниями страны, немногим более 60 верст, путешественник попадал в райский уголок. На этом пути нельзя было миновать старинного торгового села Лопасня, которое выросло у переправы через одноименную реку. В конце села — поворот влево. Отсюда начиналась подъездная дорога к Садкам, идущая по высокому левобережью в направлении усадебного комплекса, утопавшего в зелени садов и парков.
Со второй половины XIX века авторы справочников и книг отмечали исторические, культурные и природные особенности этого места1. В наше время сюда приводили все маршруты путеводителей по южному Подмосковью2. Многие годы Садки являлись центром притяжения любителей отечественной старины, да и просто отдыхающих. В конце 1980‑х годов здесь еще можно было любоваться остатками прежней роскоши.
…На высоком левом берегу Лопасни стоит старинный деревянный дом на белокаменном цокольном основании. Он производит внушительное впечатление, хотя время не пощадило его. Широкий размах фасада обращен в сторону парка, который спускается под гору сразу от небольшого партера. Одиннадцать больших высоких окон, образующих размеренный выверенный ряд и глядящих на реку, разбежались по фасаду в строгом ритме. Венчает усадебный дом мезонин в три окна. Над ними под самым коньком овальным полумесяцем врезан слуховой проем. Сквозь трещины и выщербины лучи солнца высвечивают перекрытую позднейшим красочным слоем побелку. В первозданном виде дом блистал ослепительной белизной. Таким нехитрым приемом зданию придавался вид каменной постройки.
Белокаменным кажется издали и нижний полуподвальный этаж. Если подойти ближе, становится ясно, что цоколь выложен из кирпича и облицован подмосковным известняком. С этого уровня к реке также обращены окна. Их всего семь — небольших и почти квадратных. Между ними встречаются продолговатые филенки. Более двух сотен лет через все три оконных уровня открывались обитателям дома незабываемые виды…
За Долгим прудом, что под домом, сереб-рится лента реки в зарослях ивняка. Русло Лопасни как раз напротив усадьбы прихотливо изгибается, обнимая плавной дугой живописное пространство в форме треугольника с небольшими травянистыми полянками под сенью стоящих купами высоких вязов и раскидистых ветел. На этом «заветном треугольнике» когда‑то буйствовал, а теперь доживает свой век нижний садковский парк. В стороне от Долгого — почти квадратный Большой пруд. Он замыкает парковую территорию со стороны села Лопасня.
Рядом с домом была поставлена церковь Иоанна Предтечи. Высокая колокольня возносит венчающую ее четырехгранную звонницу в небо. Объемистый купол храма завершается тонким вытянутым барабаном с шаровидной маковкой.
Вид на село Зачатьевское. На дальнем плане — колокольня церкви Зачатия праведной АнныОт храма и от дома через парк сбегают к реке тропки. С реки вдали видна белая стройная колокольня церкви Зачатия праведной Анны3 в бывшем имении Васильчиковых-Гончаровых на противоположном берегу Лопасни, в непосредственной визуальной связи с Садками4. По документам, имение и село на правобережье значилось как «Зачатье, Лопасненское тож». Садки, о чем мы уже упоминали, также привязывались к Лопасне. В XIX веке оба села слились с Лопасней и получили это общее для всех название5.
Древнейшее упоминание о Садках находим в Боровских писцовых книгах, где сельцо Садки названо в связи с походом крымского хана Девлет-Гирея на Москву в июле 1572 года. Алексей Михайлович Прокин — здешних корней человек, автор книг по истории края — на основании документов Серпуховского историко‑краеведческого музея и московских архивов установил, что землями в бассейне реки Лопасни наделялись служилые дворяне6. О владельцах Садков имеются данные в «Родословце дворян Тульской губернии». Там упоминается «сельцо Садки на реке Лопасне», которое у некоего Якова Гильнева приобрел Иван Филатьевич Бибиков. Вдова последнего в 1626 году отдает половину Садков серпуховскому Высоцкому монастырю. Другая половина осталась за ее сыном Василием Ивановичем7. На то время в сельце находился двор вотчинников. Отражен и факт существования в Садках деревянной церкви Иоанна Предтечи, сожженной крымскими татарами8.
В 1636 году В. И. Бибиков умер. Несколько лет селом продолжала распоряжаться его вдова, пока вторично не вышла замуж. Но об этом скажем позже, а пока отметим, что «бибиковский» этап истории Садков получил отражение и в материальных источниках. По старинным документам, по надписям на надгробных плитах из фондов Серпуховского историко‑художественного музея его научный сотрудник В. В. Ши-лов подтвердил: в первой половине XVII века Садками владели Бибиковы, получив-шие земли в Подмосковье по указу Ивана Грозного9.

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию