Поиск

Тихая обитель

Тихая обитель

Тихая обитель


Софрониево-Молченская Рождества Пресвятой Богородицы  Печерская мужская пустынь. Современная фотографияВ городе Глухове Сумской области в районе, называемом Усовка, до сих пор стоит небольшой домик, отгороженный от прилегающего луга вековыми деревьями. Сегодня ничто не напоминает о том, что когда‑то в этом домике продолжительное время совершенно уединенно обитали несколько монахинь вместе со своим духовным отцом — иеромонахом Питиримом (Науменко). Здесь они исправно совершали суточные богослужения; в воскресные и праздничные дни на службы сходились и другие члены немногочисленной общины, запечатленной на уцелевшем снимке 1949 года.
Мне, в юношеские годы жившему неподалеку и общавшемуся с отцом Питиримом, ныне представилось необходимым описать то, что сохранилось в памяти. Время беспощадно… Поиски документальных источников, к сожалению, оказались тщетными. Бесследно исчез архив Софрониевой пустыни, воспитавшей отца Питирима; нет и его послужного списка. Может быть, кому‑нибудь повезет больше, и тогда изложенные события будут уточнены, конкретизированы, дополнены. А пока — то, что помню и знаю…

* * *

Прежде чем говорить о глуховской общине, надо привести некоторые сведения о ее руководителе, иеромонахе Питириме, в миру Петре Николаевиче Науменко. Он родился в селе Черториги Глуховского уезда Черниговской губернии в семье крепостных помещика Владимира Ивановича Туманского, брата поэта пушкинской поры Василия Туманского. Отец был глухонемой, и это обстоятельство приучило будущего инока с ранних лет понимать язык мимики. Из всех детей лишь у Петра и его сестры Марфы рано и отчетливо проявилась склонность к монашеству. Петр учился в церковно-приходской школе. В Черторигах была каменная Никольская церковь, по типу напоминавшая Троицкий собор в Глухове. Мне пришлось увидеть ее лишь однажды, проездом, а к началу 1960‑х годов она уже исчезла.
Отец Питирим застал в живых людей, помнивших время крепостного права, и, по‑видимому, обстоятельно расспрашивал их о прошлом. Его рассказы были наполнены такими подробностями, которые совершенно не укладывались в схемы наших тогдашних представлений. Я, например, очень удивился, услышав, что Туманский очень гуманно относился к своим крепостным, и, став вольными, многие крестьяне плакали, не желая уходить от помещика.

Крестьянскому юноше, не сомневавшемуся в своем монашеском призвании, предстояло выбрать обитель. Ближайшими по местонахождению были Глуховский Пет-ропавловский монастырь и прославленная Глинская пустынь, но предпочтение Петр отдал Молченской Софрониевой пустыни (Путивльский уезд Курской губернии), куда поступил в 1904 году в возрасте 25‑ти лет. Об этой обширной и благоустроенной обители отец Питирим впоследствии вспоминал с ностальгией. Юноша оказался щедро одаренным от природы, все умел делать, а главное — обладал сильным красивым голосом. Вскоре его определили в монас-тырский хор, постригли в мантию, а около 1911 года Курским архиепископом Питиримом (Окновым) он был рукоположен во иеродиакона. Мощный бас отца Питирима очень импонировал курским преосвященным, и его стали назначать для участия в знаменитых крестных ходах с чудотворной Курской-Коренной иконой Божией Матери «Знамение». Рукоположенный в 1917 году епископом Курским Феофаном(Гавриловым) в сан иеромонаха, отец Питирим вскоре принял послушание казначея пустыни.

Община иеромонаха Питирима (Науменко).  Отец Питирим сидит второй слева. Фотография 1949 года

После революции Софрониеву пустынь закрыли и позже фактически уничтожили, разрушив прекрасные храмы. Отцу Питириму удалось унести антиминс из монастырской Благовещенской церкви, несколько комплектов священнических облачений и богослужебные книги. Несколько лет он был приходским священником в Никольской церкви своего родного села Черториги и пользовался большим уважением земляков. Мне об этом рассказывал один из них, К. П. Довгуля, изготовивший для отца Питирима богослужебные сосуды взамен утраченных при закрытии пустыни. Кирилл Петрович, опытный ремесленник, в послевоенные годы своими изделиями в значительной мере обеспечил храмы Глухова и его обширной округи.
С возникновением обновленческого и украинского автокефалистского движений иеромонах Питирим твердо заявил себя сторонником Патриарха Тихона и повел упорную борьбу с раскольниками. Последовал арест — к счастью, непродолжительный.
По словам отца Питирима, в тогдашней обстановке болезненно сказывалось ослаб-ление административной церковной связи с Черниговом. На собрании духовенства было решено просить у Патриарха Тихона назначить епископа непосредственно в Глухов. В итоге епископом Глуховским 5 ноября 1923 года назначили архимандрита Георгиевского Балаклавского монастыря Дамаскина (Цедрика)1. Когда он приехал, отец Питирим стал одним из самых деятельных его помощников.

 

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию