Поиск
  • 21.06.2017
  • Труды и дни
  • Автор Татьяна Владимировна Княжицкая

Художник Владимир Дмитриевич Сверчков (1820?–1888)

Художник Владимир  Дмитриевич Сверчков (1820?–1888)

Художник Владимир Дмитриевич Сверчков (1820?–1888)


Владимир Дмитриевич Сверчков. Дагерротип. Мюнхен. 1850-е годыЕго личность овеяна тайной. Его имя в последнее десятилетие не раз привлекало внимание исследователей русского искусства XIX века. Однако известные факты о жизни и творчестве Владимира Дмитриевича Сверчкова, все более многочисленные с течением времени, не рассеивают туман загадочности, а лишь увеличивают интерес к необычной судьбе этого неординарного человека.
Причиной такой таинственности, скорее всего, является тот факт, что мастер почти не жил в России. Он родился в Финляндии в русско‑финской семье, художественное образование получил в петербургской Академии художеств, надолго уехал в Рим, где совершенствовал свое мастерство, затем обосновался в Германии, а под конец жизни перебрался в Италию. Сам Сверчков считал, что у него четыре родины — Финляндия, Санкт-Петербург, Мюнхен и Флоренция. Наследие художника рассыпано по музейным и частным собраниям Западной Европы, России и Финляндии1, отдельные произведения часто появляются на крупных аукционах антиквариата.
В русскоязычной науке личность В. Д. Сверчкова стала объектом изучения сравнительно недавно. В литературе о нем впервые упомянули Е. Минухин в 1959 году2, затем — Н. Т. Яглова3. Небольшая наша статья монографического характера опять же впервые систематизировала некоторые материалы о жизни и деятельности художника4. В 1998 году из фондов Научно‑исследовательского музея РАХ были извлечены витражи Сверчкова, изготовленные для конференц‑зала Академии, что дало толчок новому витку в исследовании творчества их создателя5. Все это, включая издание неопубликованных материалов о русских художниках в Риме в 1840‑х годах6, однако, лишь слегка приподняло покров забвения над именем и делами Владимира Дмитриевича.
Новые материалы о В. Д. Сверчкове, обнаруженные в России и за ее пределами7, уточняют хронологию его жизни и творчес-тва и «открывают» нам этого человека с неизвестной (а точнее — забытой потомками) стороны — как активного общественного деятеля, проживавшего преимущественно вне России — в Германии, Италии и Финляндии. В свете указанных материалов находящиеся в России работы Сверчкова — интерьеры, в создании которых он принимал участие8, витражи и живописные полотна — выглядят лишь незначительной частью обширного наследия художника, своего рода отголоском его бурной деятельности за пределами нашей страны. Множество разрозненных фактов о Сверчкове пока не выстраиваются в цельную картину, а дают лишь направления для дальнейших поисков.
Что известно о Сверчкове в России? Скудные сведения из русских биографических словарей9 дополняют каталоги музейных коллекций, справочный аппарат которых характеризует нашего героя как исторического живописца10, баталиста, жанриста11, анималиста12, флориста, витражиста13. Об этом последнем его «амплуа» мы знаем больше, чем о других в связи с сохранившимися в Петербурге витражами производства собственной мастерской В. Д. Сверчкова в Германии.
А. А. Иванов в группе русских художников в Риме. Среди сидящих второй справа — В. Д. Сверчков.  Дагерротип. 1846 год Для потомков, повторяем, жизнь Владимира Дмитриевича полна тайн. Начать с того, что до сих пор не установлена точная дата его рождения. Русские биографические словари, а вслед за ними авторы каталогов российских музеев называют 1820 год14. Та же дата выбита на надгробии художника, похороненного на кладбище Аллори во Флоренции. В шведских и финских справочных биографических изданиях стоит дата 4 сентября 1821 года15 — ее придерживаются исследователи творчества В. Д. Сверчкова в Финляндии и Швеции16. Учитывая, что он родился в Финляндии и там же проходил военную службу, казалось бы, есть основания этой дате доверять. Однако в РГИА хранится документ17, возможно, написанный самим художником18, где датой его рождения указан 1822 год. В пользу последней даты говорит еще один документ — метрическая книга из архива русской церкви во Флоренции19.
Место рождения Сверчкова — небольшой городок Ловийса на юге Финляндии недалеко от границы с Россией. Родители: генерал‑майор Дмитрий Федорович Сверчков, служивший в гарнизоне этого города, и Катарина Ениш. Отец готовил сына к военной службе, однако тот склонялся к изучению искусств. И получил такую возможность — сперва занимался у живописца Т. И. Леглера (Тhomas Joachim Legler. 1806–1873) в Або (Турку), а позже, уже будучи офицером, — у преподавателя Рисовального зала при университете Хельсинки П. А. Крускопфа (Pehr Adolf Kruskopf. 1805–1852)20. Дослужившись до чина подпоручика21, Владимир Дмитриевич «по страсти к искусству» вышел в отставку (1843) и начал посещать Императорскую Академию художеств в Петербурге. В 1844 году он отправился в Рим. Официальные биографические справки указывают причину поездки: по совету врачей из‑за болезни, «происходящей от петербургского климата». Есть и другая версия: Рим в то время привлекал художников всей Европы, и каждый начинающий живописец стремился туда. По легенде, Сверчков отправился в Вечный город совершенно без средств, едва ли не пешком. Надо думать, семья не смогла (или не захотела) финансировать эту затею. В пути молодой человек перебивался на гроши, перепадавшие ему от товарищей, пока его не встретила в чужих краях баронесса К. К. Штиглиц. Она увидела Владимира рисующим на улице и помогла ему добраться до Рима22. Здесь он начал заниматься живописью под руководством русского художника, академика Ф. А. Моллера. «Римский» период жизни В. Д. Сверчкова (1844–1846) уже отражен в научной литературе23. В эти годы он неоднократно ходатайствовал о «вспомоществовании» для продолжения учебы за границей и получал финансовое содержание из Кабинета Его Императорского Величества. Видимо, по не известной нам пока причине ему оказывалось покровительство24.
К указанному времени относится и первое из известных ныне портретных изображений В. Д. Сверчкова: в 1846 году в Риме дагерротипическим способом была запечатлена группа из 14 русских живописцев и граверов, в которой он присутствует25. Возраст его на момент съемки — 24 года. Годом или двумя позднее произошло некое событие, которое снискало Сверчкову благосклонность императора, и, возможно, повлияло на всю дальнейшую жизнь художника. Что за событие — остается неизвестным. В финском источнике26 упоминается дуэль, случившаяся в 1847–1848 годах, когда Сверчков находился в Мюнхене. Причины дуэли имели какое‑то отношение к Николаю I.
В последующие годы Владимир Дмитриевич работал в жанре военных сцен. Во время Крымской кампании, когда боевые действия велись на Балтийском море у берегов Финляндии против англо‑французской эскадры, он делал зарисовки непосредственно на месте событий. Вскоре по его рисункам был издан альбом литографий27, в который вошли три портрета военачальников, портрет крестьянина Канконена, отличившегося в сражении, три батальные сцены и одна карта местности28.
Тогда же, в 1850‑х годах, В. Д. Сверчков обратился к изображению интерьеров и за картины «Внутренние комнаты венецианских дожей»29 и «Сцена из средних веков» получил академическую золотую медаль первой степени по перспективной живописи (1855) и звание художника с правом заграничного пенсионерства. Стипендия на 6 лет позволила Сверчкову продолжить учебу в 1856–1862 годах30 сначала в Мюнхене у художника‑баталиста Петера фон Гесса, а затем с ноября 1858 года — в Париже в ателье Тома Кутюра31.

 

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию