Поиск

О ТРЕХ ЖИВОПИСНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЯХ САРОВСКОГО ЧУДОТВОРЦА

О ТРЕХ ЖИВОПИСНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЯХ САРОВСКОГО ЧУДОТВОРЦА

О ТРЕХ ЖИВОПИСНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЯХ САРОВСКОГО ЧУДОТВОРЦА


Сто лет назад был прославлен в лике святых великий молитвенник и подвижник
Земли Русской препродобный Серафим Саровский. Сегодня, как и тогда,
в связи с этой датой торжества прошли по всей стране, достигнув своей
кульминации в Сарове. В Послании Патриарха Московского и всея Руси Алексия
II «К 100-летию прославления преподобного Серафима Саровского»
говорится (газета «Церковный вестник», N 13-14, июль 2003
года):
«Народное почитание преподобного Серафима не прекращалось с самого
времени его блаженного преставления, ибо, по слову Евангелия, «не
может укрыться город, стоящий на верху горы» (Мф. 5, 14). Изображения
саровского старца благоговейно хранились во многих домах». Иначе
и быть не могло, потому что, как отмечает далее Патриарх, «прославление
преподобного Серафима проистекало из самых глубин народного сознания».

И тем не менее, изображений, о которых упомянул Святейший, сохранилось
совсем немного. Ныне все они наперечет. Огромную ценность представляют
не только прижизненные, но и более поздние по времени живописные работы
безвестных художников, доносящие до нас облик всенародно почитаемого
святого. Сейчас пока рано говорить о датировке изображений старца, публикуемых
нами на 1-й и 2-й сторонах обложки этого номера «Московского журнала»,
— тут необходимы тщательные исследования специалистов.
Портреты преподобного любезно предоставлены редакции протоиереем одного
из московских храмов, долгие годы хранившим у себя эти бесценные реликвии.
О том, как они попали к нему, священник поведал следующее:
«В свое время я познакомился с дочерьми академика Прянишникова
Зоей и Валентиной. Портрет преподобного в клобуке принадлежал Зое, которая
рассказала мне такую историю. Оставшаяся в Москве после революции княгиня
не то Урусова, не то Уварова жила в крайней бедности. Как-то раз, идя
по Тверской, она увидела в витрине антикварного магазина этот портрет
и мгновенно загорелась желанием его приобрести. Однако цена — 300 рублей
— была по тем временам слишком велика. Княгиня стала собирать деньги,
непрерывно обращаясь к Господу, чтобы Он помог ей завершить начатое.
Через какое-то время, опять оказавшись у магазина, она с радостью увидела,
что портрет «уценили» на сто рублей! Но все же оставалось
раздобыть еще столько же — где и как? И вот однажды вечером княгиня,
просматривая в газете очередной тираж облигаций, обнаружила, что выиграла
именно сто рублей! И как только получила их, тут же купила портрет.
Дома поставила его вместе с иконами и с тех пор не переставала молитвенно
благодарить преподобного, что он пришел к ней. Перед смертью княгиня
передала портрет Зое Прянишниковой. Та тоже зажгла перед ним лампадку.
Своим родственникам она сказала, чтобы после ее кончины они передали
портрет мне. Так и произошло.
Второе изображение — преподобный Серафим Саровский исцеляет болящего
— досталось мне от одной из прихожанок по имени Зиновия, которую я знал
много лет и причащал до самой ее смерти.
Портрет преподобного, изображенного с посохом, пришел ко мне с книгами
архимандрита Бориса Холчева (о нем см. «Московский журнал»,
N 5 за 1995 год. — Ред.). Надпись на фотографии гласит: «Снимок
с портрета преподобного отца Серафима Саровского Чудотворца, писанного
в 1833 году Е. М. Журавлевой (рожденной Бахметьевой)».
Нам остается добавить, что первые два изображения публикуются впервые,
третье же если и воспроизводилось когда-либо в прошлом (поскольку это
все-таки фоторепродукция), то, судя по всему, не так уж часто.