Поиск

СВЕНСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ ?У ГРАДА БРЯНСКА?

СВЕНСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ ?У ГРАДА БРЯНСКА?

СВЕНСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ ?У ГРАДА БРЯНСКА?


Древнее предание рассказывает об ослепшем в 1288 году черниговском
князе Романе Михайловиче, находившемся тогда в Брянске. Зная о прославленной
многими чудесами иконе Печерской Божией Матери, он послал гонца в Киево-Печерский
монастырь с просьбой прислать образ «на исцеление». «Архимандрит же
сотвориша съвет з братиею и не оставиша прошение княже. И отпусти чудотворный
образ и послаша священника своего с посланным и поплы в ладиях рекою
Десною к горе ко граду Брянску И сташа ладия на едином месте среди
реки Десны, гребцы не могуще згрести ни вгоре, ни вниз. Посланный же
рече: обляжемо нощь сию зде в Свини реце, ладия же поидоша с места и
присташа ко брегу на десной стороне, и пребыша нощь ту. На утрие же
восташа и поидоша на ладию, восхоте помолитися Пречистои чудотворнои
идти в путь свои. И не обретоша образа Пречистои на ладии И преехав
за Десну реку против Свини реки и поидоша по горам. И обретоша Пречистые
чудотворной образ стояща на дубе высоце между ветви. Они же не смеша
коснутися снятию. И послаша вестника к великому князю Роману Михаиловичю
исповедати бывшее чюдо Пречистые Богородицы чудотворные. Вестник же
пришед возвести великому князю Князь великий же, услышав от вестника
таковое чюдо, скоро въспрянув с одра своего с радостию великою и пролияша
слезы и повеле вскоре звонити». Князь с епископом, духовенством и горожанами
направляется на Свинь. Роман Михайлович усердно молится о прозрении.
«И в тои час прозреша князь великии Роман Михаилович, но и паче яснейшаи
первых очес, и повеле епископу и архимандритом, игуменом и всему причту
церковному сняти з древа образ Пречистые чудотворны и приложишася и
целова Пречистые чудотворны образ и нача молебны пети. По отпетии же
нача сам князь великий Роман Михаилович своима рукама на храм Божии
Пречистои бревна рубити и всем людем повеле такожде. И совершив храм
вскоре во имя Пречистые Владычицы нашея Богородицы, честнаго и славнаго
ея Успения И огради манастырь, и поставиша игумена, и повеле братию
собирати, и дав довольно злата и сребра на созидание манастыря». Есть
в сказании и известие о том, что князь «чудотворную икону украсив облажи
златом единым и сребром».
Не был, конечно, Роман Михайлович Великим князем, но в указанное время
он действительно княжил в Брянске, где жили и черниговские епископы.
Цитируемый текст может служить прекрасным образцом поэтического осмысления
памяти о чуде и о связанном с ним основании Свенской обители, начальные
столетия существования которой остаются белым пятном в ее истории, прослеживаемой
лишь со второй половины XVI века1.
К счастью, сохранилась икона, доставленная в 1288 году из Киева «ко
граду Брянску»: восседающая на престоле Богородица с младенцем на руках
в предстоянии преподобных Антония и Феодосия Печерских. Она представляет
выполненный незадолго до указанного времени список Печерского ктиторского
портрета, включавшего в композицию образ Богоматери, принесенный из
Константинополя в 1073 году. Надо заметить, что в самой Киево-Печерской
лавре данная иконографическая схема впоследствии подверглась изменениям,
о чем свидетельствуют гравюры XVII века. Печерско-Свенская чудотворная
икона Божией Матери находилась в монастыре до 1925 года, когда была
вывезена в Москву и раскрыта Г. О. Чириковым и В. О. Кириковым. Ходили
слухи о фрагментах золотого оклада времени Ивана Грозного, якобы уцелевших
на иконной доске, но в современном описании иконы о них ничего не говорится2.
Археологическое изучение территории Свенского монастыря могло бы установить,
действительно ли до 1560-х годов он оставался деревянным. К сожалению,
после «бульдозерных раскопок» 1999 года ответ на этот далеко не праздный
вопрос вряд ли будет получен. Так или иначе, вряд ли деревянные постройки
Свенского монастыря, возведенные в конце XIII века, могли просуществовать
до времени превращения обители в великолепный архитектурный ансамбль.
Последнему, скорее всего, предшествовало несколько этапов. Судя по тому,
что в 1565 году Иван Федорович Мстиславский пожертвовал монастырю железные
двери художественной работы, там уже тогда велись подготовительные работы
по сооружению каменного храма, осуществлявшиеся артелью тверского зодчего
Гавриила Дмитриевича Макова, по заказу и на средства Ивана Грозного
заложившего в 1566 году большой крестово-купольный пятиглавый Успенский
собор. Но поставленное на откосе здание уже на следующий год частично
обрушилось. Храм был завершен лишь в 1578 году. Он имел тесовую кровлю
и три деревянные паперти. Не совсем понятно, как надо понимать помещенную
под тем же 1578 годом запись: «Царь Иоанн Васильевич повеле каменныя
церкви в монастыре созидати. И как создали церковь, в то время каменные
своды упали. Игумен же Мартиниан с братиею и со всеми людьми чудодействием
Пресвятыя Богородицы невредим из оной изыде».
По преданию, при Иване Грозном в монастыре появились также каменный
храм во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских и столпообразная
колокольня. Храм — небольшой, одноглавый, на подклете, с примыкающей
обширной одностолпной трапезной — неоднократно перестраивался3. В настоящее
время от него остались подклет и часть стен. Колокольня в XVII веке
приобрела шатровую форму, объединив массивный десятигранник и более
легкий суженный восьмерик, звон которого увенчан шатром со слухами и
маленькой главкой; прежде два яруса нижней части завершались звоном
с часами и пирамидой кокошников с главкой4. Сегодня колокольню можно
видеть лишь на старом снимке.
После успешной войны Ивана III с Литвой в 1500-1503 годах большая часть
Брянщины вошла в состав Московского государства в качестве порубежной,
сторожевой области, что принесло Свенскому монастырю немало бед. В 1583
году его разграбил и разорил витебский воевода Пац, в 1607-м — отряды
Лжедмитрия, в 1664-м — крымские татары. После объединения Украины с
Россией Киево-Печерская лавра просила царя Алексея Михайловича приписать
к ней несколько русских монастырей, включая и Свенский, чтобы иметь
«пристанище» на случай военных действий, и 10 марта 1681 года ходатайство
было удовлетворено. Вместо уволенного от управления монастырем архимандрита
Никона прислали из лавры наместником Иоанна Максимовича, находившегося
в этой должности до назначения его в 1696 году архимандритом Елецкого
Успенского монастыря в Чернигове. Через год он стал архиепископом, с
1712 по 1715 год являлся митрополитом Тобольским; в 1916 году причислен
к лику святых.
Иоанн Максимович оставил заметный след в истории Свенского монастыря.
При нем была составлена подробная опись состояния монастырских построек.
Так, Успенский храм с приделом Усекновения главы Иоанна Предтечи находился
в полуразрушенном состоянии, хотя и простоял до 1744 года. В обители
имелось 29 келий, больница, разнообразные службы, «ограда деревянная;
половина ея крыта тесом, а другая половина забрана забором со столбами».
Надвратный ярусный храм Сретения Господня начали строить из кирпича
на бутовом фундаменте в 1679 году. В описи она числится как уже существующая,
однако в документах 1690 года почему-то снова идет речь об ее строительстве.
«Колокольня была каменная жь, на которой глава и кровля обгорелыя. На
колокольне были девять колоколов больших и малых; а десятый колокол
висел на земле на козлах в 200 пудов; и часы большие боевые железные
без перечасья». После того как колокольню надстроили, в ней появились
три помещения, назначение которых так и осталось загадкой для исследователей.
Над Святыми вратами возвышается прямоугольный объем церкви со слабо
выраженными тремя алтарными апсидами. Композиционно постройка близка
украинским деревянным храмам, но декор фасадов характерен для московского
зодчества5.
В 1749-1758 годах в монастыре был сооружен еще один доныне уцелевший
надвратный храм типа восьмерик на четверике — церковь Спаса Преображения
с гульбищем6. К середине XVIII века относится и кирпичная монастырская
стена с шестью восьмигранными башнями, заменившая отжившую свой век
деревянную.
Рядом с Успенским собором находилась историческая достопримечательность
— небольшой каменный домик, в котором Петр I останавливался во время
посещений обители. По преданию, именно отсюда он отправился под Полтаву.
Домик долго оберегали, пока в 1920 году в монастыре не организовали
Свенскую детскую колонию. В декабре 1924 года московская комиссия по
обследованию архитектурного ансамбля отмечала плачевное состояние домика
Петра. Скоро его окончательно разрушили.
Если главной святыней Свенского монастыря являлась чудотворная икона
Богоматери Печерской-Свенской, то основной архитектурной достопримечательностью
был возведенный в середине XVIII века Успенский собор. Ему предшествовал
старый, уже упомянутый, возобновленный в 1715 году по ходатайству наместника
Модеста Ильницкого, писавшего в 1712 году, что «в Новопечерском Свенском
монастыре церковь Божия во имя Успения Пресвятыя Богородицы, каменная,
построена была в древних летах и за великою ветхостью разобрана, потому
что служить в ней стало невозможно — расселины великие, и из свода падали
кирпичи». К 1742 году храм вновь обветшал. Последовала новая челобитная,
на сей раз императрице Елизавете Петровне. Указом от 3 апреля 1748 года
на строительство были пожалованы шесть тысяч рублей. Проект и смету
составил строивший в то время в Киеве архитектор И. Ф. Мичурин. Проект
Мичурина повторял как размеры, так и общую идею собора Донского монастыря
в Москве. Однако возведенный в 1749-1758 годах Успенский собор Свенского
монастыря представляет совершенно оригинальное сооружение в стиле барокко:
пятиглавый, четырехстолпный, центрический, без апсид, крестообразный
в плане, с обособленными угловыми частями, с главным входом в закругленном
выступе, украшенном колонным портиком. «Необыкновенное впечатление производила
внутренность собора, залитого светом, лившимся из огромных окон, главного
купола и световых глав. Прекрасна была обработка хоров при помощи гигантского
деревянного декоративного панно, искусно вырезанного большим скульптором-самородком.
Панно изображало кита, извергающего из своего чрева пророка Иону. Народная
фантазия подсказала автору сочетание реализма и фантастики, полностью
отвечающее библейскому сказанию»7.
Собор, имевший приделы во имя святых Захарии и Елисаветы и апостола
Петра и Павла, был освящен в 1758 году и долго служил украшением обители,
находившейся в цветущем состоянии, пока в 1764 году у нее не отобрали
вотчины и угодья, записав по штату в 3-й класс. В 1786 году монастырь
отчислили от лавры и передали Севской епархии. От пожаров 1824 и 1826
годов он существенно пострадал, но вскоре был отстроен и в 1847 году
возведен на степень архимандрии. Собор в 1920-х годах разорили, а в
1928 году взорвали. От взрыва пострадали также соседние церковь Антония
и Феодосия и колокольня.
Главным украшением интерьера собора являлся «величественный семиярусный
иконостас XVII века с крупными резными фигурами вверху, перенесенныйЕ
из прежнего Успенского храма и представляющий художественный интерес
по тонкой и весьма сложной резьбе раннего малороссийского барокко. С
течением времени иконостас неоднократно подновлялся, в 1838 году был
разобран и в течение трех лет исправлялся»8. Сегодня на память потомкам
остался только фотомонтаж отдельных частей иконостаса, поскольку сфотографировать
его целиком оказалось невозможно. Есть снимки фрагментов резьбы. Это,
к сожалению, все.
Сохранился и снимок главного престола со стационарным чеканным серебряным
крестом и Евангелиями в окладах. Из монастырской книги вкладов, переписывавшейся
в 1649 и 1696 годах с более древней, известно, что в 1583 году Иваном
Грозным были «приложены» золотые с каменьями короны и цаты к образам
— как выяснилось, похищенные в 1901 году. Царь подарил обители также
два колокола весом в 200 и 40 пудов, атласную и объяринную серебряную
ризы, окладные образа. Царь Михаил Федорович прислал напрестольное Евангелие,
миткаль на ризы и медь на колокол. В 1699 году стольник Сильвестр Артемьевич
Огибалов пожертвовал Евангелие в серебряном окладе и кадило с алмазами,
боярин Д. И. Годунов в 1601 году — выносной серебряный подсвечник. Большой
серебряный напрестольный крест изготовлен в 1733 году келарем Манассией.
Водосвятная чаша 1636 года — вклад князя И. И. Шуйского. Таков далеко
не полный перечень достопримечательностей ризницы Свенского монастыря.

Славен был Свенский монастырь и устраивавшейся рядом с ним ежегодной
ярмаркой, впервые упомянутой в царской жалованной грамоте 1682 года.
На нее съезжались не только русские купцы, но и иностранцы, особенно
греки. Ярмарка начиналась в праздник Успения и продолжалась месяц. В
1749 году Коммерц-коллегия указала начинать ее 1 сентября, а в 1790-1864
годах она проходила с 6 октября по 1 ноября; потом ее перенесли в Брянск.
После 1918 года наступили иные времена. В 1922 году Свенский монастырь
пережил изъятие ценностей, в 1924 году его закрыли, а 11 сентября 1926
года передали губернскому музею. Только в 1980-х годах началось восстановление
оставшихся монастырских построек. В 1993 году сюда пришло новое поколение
насельников. 10 декабря была освящена надвратная Сретенская церковь.
И вот уже десять лет в обители ежедневно совершаются богослужения.

1Архимандрит Иерофей. Брянский Свенский Успенский монастырь Орловской
епархии. М., 1866; Знаменский М. Свенский монастырь // Старые годы.
1915. Июль-август. С. 82-93; Свято-Успенский Свенский монастырь. Брянск,
2002; Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския
Церкви. СПб., 1877. Стлб. 906.
2Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Т. 1. М.,
1995. С. 70-72.
3Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Брянская
область. М., 1998. С. 172-173.
4Там же. С. 176-177.
5Там же. С. 173-174.
6Там же. С. 174-176.
7Грабарь И. Э. И. Ф. Мичурин и московская архитектура 30-40-х годов
XVIII века // Русская архитектура первой половины XVIII века. Исследования
и материалы. М., 1954. С. 272.
8Знаменский М. Указ. соч. С. 90.