Поиск

УЦЕЛЕЕТ ЛИ ПАМЯТНИК В. М. ДОЛГОРУКОВУ В КРЫМУ?

УЦЕЛЕЕТ ЛИ ПАМЯТНИК В. М. ДОЛГОРУКОВУ В КРЫМУ?

УЦЕЛЕЕТ ЛИ ПАМЯТНИК В. М. ДОЛГОРУКОВУ В КРЫМУ?


Еще в апреле 2003 года в адрес Мэра Москвы Ю. М. Лужкова старший научный
сотрудник Республиканского комитета по охране культурного наследия Автономной
Республики Крым Владимир Николаевич Гуркович направил открытое письмо,
в котором рассказывается о шумихе, поднятой крымско-татарскими националистами
вокруг памятника покорителю Крыма князю Василию Михайловичу Долгорукову
(1722-1782). Копия письма, а также подборка сопутствующих материалов
поступили и в редакцию «Московского журнала». Дело заключается в следующем.
Впервые призыв к демонтажу монумента прозвучал в 1992 году со стороны
совета Общества имени И. Гаспринского. Некая Зарима Керимова от имени
этого общества, являющегося «общественно-политической и историко-просветительской
организацией крымских татар и демократической общественности», обратилась
в тогда еще существовавший Совет министров Крымской АССР с просьбой
решить вопрос о ликвидации «одного из символов тоталитарной эпохи» —
памятника В. М. Долгорукову. Так русский полководец ХVIII века под пером
татарского «историософа» Керимовой превратился едва ли не в деятеля
советского времени. Снести же памятник, по ее мнению, следует потому,
что наличие последнего омрачает взаимоотношения с соседней Турцией,
и вдобавок он якобы не представляет никакой архитектурной ценности.

Тогда же Гуркович опубликовал в газете «Южный курьер» статью «Да не
покинет мудрость», где описал, какие именно деяния Долгорукова увековечены
обелиском: в 1771 году руководимые Василием Михайловичем войска сначала
разбили татар и турок под Перекопом, а затем окончательно разгромили
их под Кафой, после чего Крым стал русским. Согласны: эти события едва
ли являются светлой страницей в истории крымских татар и турецкого народа,
но ведь актом вандализма дела не поправишь.
Монумент установлен в Симферополе в 1842 году на средства внука князя
В. М. Долгорукова Василия Васильевича. Гуркович выражает убеждение,
что автор памятника, прусский профессор Август Штрейхенберг, вполне
оправдал возлагавшиеся на него надежды: «Изящество, великолепные пропорции,
высокое качество кладкиЕ дают право высоко оценить архитектурные, художественные
и строительно-технологические достоинства обелиска». Однако уже на заре
советской эпохи монумент подвергся нападению. Празднуя в 1919 году день
международной солидарности трудящихся, симферопольские борцы со старым
режимом выломали из постамента четыре мемориальных медальона. На большее,
однако, не хватило сил, памятник устоял, а в 1952 году даже восстановили
медальоны — правда, сделали их уже не из мрамора, а из цемента. И вот
теперь — новые страсти. В 1988 году в интервью корреспонденту НТВ Гуркович
заявил: «Из всех политических сил в Крыму, пожалуй, есть одна только
организованная политическая группировка, открыто призывающая к уничтожению
памятников русской культуры, русского присутствия в Крыму. Я имею в
виду крайних татарских националистов». С тех пор тянется судебный процесс
между Гурковичем и редакцией газеты «Голос Крыма» — печатного органа
упомянутых националистов.
Очередную атаку на памятник предприняла в феврале 2002 года татарская
газета «Къырым», опубликовав заметку под весьма пространным названием:
«Ненавистное свидетельство нашего оскорбленного прошлого, нашей трагедии.
Сколько еще его шпиль будет вонзаться в израненные крымскотатарские
сердца и чистое небо Крыма?». Крымская же газета «Русский Мир» перевела
этот опус на русский язык — так, как он есть, ничего не прибавляя и
не убавляя. И русские смогли наконец узнать, что памятник воздвигли
«с целью напомнить нашему (татарскому) народу, в чьих руках его Родина,
с целью всегда держать наш народ в страхе». Когда в мае 1999 года в
Симферополе произошло шествие 50 тысяч крымских татар, «высказывались
предложения снести его (памятник. — Ред.), это совсем не трудно, если
за шпиль зацепить трос и с помощью одной-двух мощных машин потянуть.
Но, к сожалению, почему-то возникли другие, более важные дела, и меры
не были предприняты». И вот уже терпение крымских татар на исходе, «ведь
«каменный нож» Долгорукова до сих пор продолжает себе преспокойно стоять».
Беспокоясь, как бы опять не помешали какие-нибудь «более важные дела»,
автор заметки заключает: «Но да поможет Аллах, и в какой-то из дней
18 мая (так в тексте! — Ред.) мы его уничтожим». Отдает финалом гоголевских
«Записок сумасшедшего», однако вполне могут найтись люди, которым столь
странно установленная дата покажется вполне внятной. Так что грех Москве
медлить с реакцией на призыв Владимира Николаевича Гурковича: «Москвичи!
Поддержите человека, выступившего против сокрушения памятника в Симферополе
вашему земляку!»