Поиск
  • 21.06.2017
  • Былое
  • Автор Владислав Игоревич Гурьев

«Человек, с которым можно иметь дело»

«Человек, с которым можно иметь дело»

«Человек, с которым можно иметь дело»


Форма одежды околоточных надзирателей и городовых наружной  полиции зимойА. А. Козлов родился в Петербурге. Окончив Пажеский корпус, поступил прапорщиком в лейб-гвардии Измайловский полк, которым командовал его отец, генерал-майор А. П. Козлов, а через шесть лет был назначен адъютантом обер-полицмейстера Санкт-Петербурга А. С. Суворова. Для людей его круга подобная карьера считалась
во многом типичной: младший офицер гвардии, адъютант высокопоставленного военного, затем командир строевой части, ну
а дальше или служба в армии  в генеральских чинах, или работа на крупных административных постах. К слову говоря, именно такую стезю выбрал брат нашего героя П. А. Козлов, ставший адъютантом Александра III.
Александр Александрович, однако, пошел по другому пути. В то время служба в полиции, мягко говоря, большим уважением не пользовалась. Полиция формировалась из лиц, не подошедших для армии — солдат, по причине возраста, здоровья или поведения признанных негодными к строевой службе,
и офицеров, рассматривавших службу в полиции как синекуру в сравнении с армейской. «Лицом» тогдашней полиции являлись знаменитые будочники — постовые, дежурившие около своих будок, где они обычно и жили. Эффективностью их действия, разумеется, не отличались. Уголовные преступления расследовались большей частью на основании признаний подозреваемых. Признания нередко «выбивались» из задержанных. Подозреваемых определяли либо по показаниям свидетелей, либо по наводке осведомителей. В качестве последних выступали преимущественно маргиналы, сдающие «залетных» воров в обмен на покровительство стражей порядка1. Руководящие посты в полиции, как правило, занимали люди, не имевшие до этого никакого опыта работы в правоохранительных органах.
Тем более удивительным выглядел в глазах современников переход на службу в полицию молодого гвардейского офицера с блестящими перспективами. Но Александр Александ-рович сделал свой выбор. В тридцать лет он становится полицмейстером Риги, через два года возвращается в Санкт-Петербург на должность помощника обер-полицмейстера; еще через год следует присвоение ему звания флигель-адъютанта.
Для полиции это было сложное время. Отмена крепостного права привела к росту городов и, соответственно, преступности. В результате судебной реформы 1864 года появились суд присяжных и адвокатура.
Под защиту городовогоВ таких условиях старые методы «выбивания» признаний уже не работали, поскольку легко могли быть обжалованы. С отменой рекрутской повинности (1871) иссяк и основной источник пополнения полиции нижними чинами.
Необходимость преобразований в системе правоохранительных органов становилась все очевиднее. Серьезные изменения с участием А. А. Козлова произошли сначала в Санкт-Петербурге. Затем наступила очередь Москвы, куда в 1878 году Александр Александ-рович назначается обер-полицмейстером.
И в 1881 году под его руководством происходит преобразование московских органов охраны правопорядка2.
Вводится система вольного найма. Отныне служащие полиции набираются из числа желающих. Разумеется, старые традиции сохранялись, и почти все сотрудники имели за плечами срочную службу в армии.
Исчезают старые звания — частный пристав, квартальный надзиратель, квартальный поручик, мушкетер, унтер-офицер. Вместо них появляются новые — участковый пристав, старший и младший помощники пристава, полицейский надзиратель, городовой. Острые на язык москвичи тут же откликнулись на это шуткой: «В лесу есть леший, в реке водяной, в городе — городовой».
Руководившая правоохранительной деятельностью управа благочиния упраздняется, ее функции переходят к центральному управлению полиции, в составе которой возникают новые подразделения — сыскное и охранное отделения, а также специальная часть для подготовки рядовых сотрудников — резерв мос-ковской полиции.
Значительно трансформируется административная карта города. Как и раньше, Москва делится на три отделения — аналог современных округов. В каждом отделении имеется свой полицмейстер. Отделения, в свою очередь, делятся на части, в каждой из которых, как и раньше, расположен полицейский дом, по старинке называвшийся съезжей избой. Здесь находятся пожарные, камеры предварительного задержания, дежурят врачи и повивальные бабки. Домом заведует смотритель, в распоряжении которого состоят помощники, один-два околоточных надзирателя и несколько служителей. Но если раньше здесь же располагались и полицейские данной части, то теперь основные силы местной полиции сосредотачиваются на участках, называемых по номерам, — например, 2-й участок Серпуховской части, 3-й участок Тверской части. Во главе отделения стоит пристав, ему помогают старший и младший помощники. В каждом участке служит 30-50 городовых. Участок состоит из околотков (групп домов), подчиняющихся полицейским (околоточным) надзирателям. Именно они составляли протоколы о различных нарушениях, собирали информацию, доводили до сведения жителей те или иные распоряжения властей. Приходилось выполнять немалый объем чисто бумажной работы. Таким образом, околоток выступал как низшая административная единица, а околоточный, кроме поддержания порядка, выполнял функции чиновника низшего уровня.

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию