Поиск

Петь — значит дышать

Петь — значит дышать

Петь — значит дышать


2 июня 1939 года. Зал магнитогорского летнего театра до отказа набит зрителями, в большинстве своем знавшими до этого артистку, что вот-вот выйдет на сцену, лишь по многочисленным патефонным пластинкам и теперь предвкушавшими долгожданную встречу лицом к лицу. Появился пианист-аккомпаниатор; предваряя основную часть программы, сыграл «Прелюдию» Рахманинова и «Фантазию» Листа. Наконец конферансье торжественно объявил: «Исполнительница старинных романсов и таборных песен Екатерина Николаевна Юровская!» Она вышла — и началось волшебство. «Жестокие» романсы сменялись лирикой, русские народные песни чередовались с цыганскими таборными — «Гори, звезда любви», «Ночь светла», «Пой, цыган», «Василечки», «Широка в поле дорога», «Травушка-муравушка», «Ах ты степь широкая», «Однозвучно гремит колокольчик», «Жигули», «Фиалки»… Овации сопровождали каждый номер.
Отзывы о творчестве певицы даже в центральной прессе (что в те годы дорогого стоило) были не менее восторженны: «В ее творчестве слушателей пленяет не только исполнительское мастерство, но какая-то особенная простота и глубина, умение передать душевные качества человека — нежность, печаль, грусть, радость». Не нужно забывать, что описываемые события происходили во времена строгого запрета, наложенного на жанр старинного русского и цыганского романсов. Публичные похвалы в адрес исполнительницы с таким репертуаром говорят сами за себя! Ей тоже что-то запрещали, что-то разрешали, она же просто пела, ибо для нее петь значило — дышать…