restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır

Поиск

СПАРТАКИАДА

СПАРТАКИАДА

СПАРТАКИАДА


Летом 1928 года в Москве состоялась I Всесоюзная спартакиада, о которой задолго до ее начала говорили, что ничего подобного еще не видали не только в старой или новой России, но даже и во всем мире.
К соревнованиям Москва подготовила водные станции «Динамо» и МГСПС, стрельбища в Останкино и Мытищах, десять существующих стадионов, а также построила самый большой тогда в СССР стадион «Динамо». Столица преобразилась. Улицы, по свидетельству современника, «заряженные какой-то внутренней энергией», украсились транспарантами, запестрели плакатами, поступь у москвичей «стала четче, энергичнее», ими овладела «настоящая страсть, порыв, стихия, массовое влечение». У здания на Ильинке, 15, где размещались издательство «Физкультура и спорт», Высший Совет физкультуры, Секретариат Главной судейской коллегии и Оргкомитет Спартакиады, с утра до ночи толпился народ, обсуждавший выставленные в витрине результаты состязаний.
В Москву прибыли гости из 12 стран. То были представители исключительно рабочих спортивных обществ. Ведь организаторы Спартакиады, кроме всего прочего, преследовали и политическую цель — противопоставить свое мероприятие «буржуазным» IX Олимпийским играм, проходившим в те же дни в Амстердаме и нещадно критиковавшимся в советской прессе. Так что зарубежные участники в спортивном отношении выглядели весьма скромно. Зато соблюли устав Красного Спортивного Интернационала, запрещавший советским спортсменам состязаться с представителями «капиталистических» спортклубов.
Иностранцев на вокзале встречали восторженные толпы. Дорогих гостей разместили в так называемом Третьем Доме Советов (угол Садовой-Каретной и Божедомского переулка), разукрашенном флажками и приветственными лозунгами. Треть прибывших к спорту не имела ровным счетом никакого отношения. Например, из 24 делегатов Норвегии спортсменами являлись лишь 12, а среди 19 представителей Чехословакии — вообще только двое. Самыми большими оказались делегации из Германии и Финляндии, причем германские мотоциклисты и велосипедисты привезли свои машины с собой.
Наших атлетов поселили куда скромнее — в удаленных от центра Чернышевских (бывших Александровских) казармах, что в конце Большой Серпуховской улицы, рядом с Даниловской заставой. На корпусах укрепили таблички с названиями республик и областей.
В «Памятке участника», представлявшей собой своего рода свод обязанностей и правил поведения временных обитателей Чернышевских казарм, содержалось и такое требование: «Участник должен стараться использовать свое пребывание в Москве не только для участия в соревнованиях, но и для пополнения своих знаний и поднятия культурного уровня. Поэтому каждый участник максимально использует свободное время для осмотра Москвы и ее культурных учреждений». Посетить рекомендовалось художественные и историко-революционные музеи, зоопарк, Политехнический музей; Агитпропкомиссия Спартакиады организовала осмотр московских предприятий, а также… Лефортовской тюрьмы и крематория.
Программа Спартакиады своим разнообразием далеко превосходила все известное в мировой истории спортивных игр. Она состояла из трех частей: соревновательной, показательной и массовой. К последней следует отнести финиш на беговом ипподроме Всесоюзного Звездного веломотопробега, в котором стартовали до 600 спортсменов из 29 городов СССР. На глазах ликующих москвичей по Тверской и Ленинградскому шоссе проносились велосипедисты и мотоциклисты. Каждый имел табличку с указанием «накрученного» километража. Рекордсменом оказался велосипедист из Севастополя, проехавший 3800 километров.
В воскресенье 12 августа в 11 часов на Красной площади началась церемония открытия Всесоюзной спартакиады. После торжественных речей состоялся грандиозный парад: по площади промаршировали 20 тысяч московских физкультурников и 7 тысяч участников. Красная площадь повидала многое, но никогда еще не было на ней такого количества ярких маек и национальных костюмов. Шли по покатой брусчатке и красноармейцы, и девушки-санитарки. Каждую колонну сопровождал отряд комсомольцев в юнгштурмовках защитного цвета. Шествие замыкал традиционный для тогдашних московских парадов детский автомобильчик в окружении малышей на велосипедах. Когда они проехали, появились герои Звездного пробега. Последним перед трибунами продефилировал сводный оркестр, игравший стотрубный марш.
В тот же день открылся Центральный парк культуры и отдыха. На его спортплощадках начались первые состязания, а на Воробьевых горах — народные гулянья, во время которых силами «коллективов массового действа» Оргкомитета Спартакиады была организована игра-инсценировка «Мировой Октябрь». Разместившиеся на склонах и на лугу зрители в количестве до 40 тысяч, в бумажных колпаках и пилотках, вооруженные трещотками, хлопушками, бутафорскими молотками и косами, плясали, пели, декламировали, «сражались». «Война» сопровождалась эффектными взрывами и «газовой атакой». По окончании «боя за Мировой Октябрь» быстро составился 3-5-тысячный хор, огласивший окрестности революционными песнями.
16 августа на Москве-реке в районе водной станции «Динамо» (у Крымского моста) состоялся впечатляющий ночной карнавал. Река горела множеством огней, шумела тысячами голосов, все вокруг радовалось и веселилось. Фейерверки, прожекторы, иллюминированные пароходы и пароходики, бесчисленные лодки и моторные катера создавали незабываемую феерию. Толпы людей заполняли не только берега от Берсеневской набережной до Парка культуры, но и мост, и прилегающие к реке улицы. На плотах — рестораны, оркестры, выступления артистов, игры и пляски. В центре — поднимающаяся из воды гигантская фигура физкультурника, поражающего копьем «зеленого змия».
Вечером того же дня в клубе имени Кухмистерова (Гороховская, 8) в порядке «опытно-показательных демонстраций отдельных видов физической культуры» вниманию публики были предложены различные элементы разминочных упражнений, художественной и ритмической гимнастики; там же проводились состязания по танцам, а в антрактах ‘устраивались массовые мероприятия спортивного характера с участием зрителей.
В здании Центрального института физкультуры (Гороховская, 20) открылась богатейшая — до 8 тысяч экспонатов — выставка достижений советского спорта. Среди ее 14 отделов были, например, такие, как «Физкультура в школе», «Физкультура и печать», «Физкультура в искусстве». Пояснения посетителям давали специальные экскурсоводы, здесь же профессорами института проводились доклады и беседы, демонстрировались документальные спортивные фильмы.
Можно смело сказать, что подлинным чемпионом Спартакиады стал массовый московский зритель. Москвичи «болели» вовсю. Чтобы попасть в Петровский парк на стадион «Динамо», многие ехали аж в Сокольники или на Преображенскую площадь, где были конечные остановки трамвая и автобуса, и занимали очередь на посадку, а после состязаний направлялись в противоположную сторону — в Покровское-Стрешнево, где транспорт разворачивался и шел обратно. 10-15 тысяч зрителей на легкоатлетических состязаниях — показатель внушительный не только для тогдашней Москвы, но и для европейских арен. О футбольных поединках нечего и говорить…
Спартакиада завершилась 22 августа торжественным заседанием в Большом театре. На великолепно декорированной сцене после соответствующих речей вручались призы: бесчисленные статуэтки, кубки и, наконец, главный приз — знамя ЦИК СССР. Оно вместе с мемориальной доской досталось городу Москве. Чемпионы в отдельных видах спорта получили серебряные жетоны.
Подводя итоги, пресса писала: «Физкультура во всех ее видах действительно прочно вошла в сознание, в быт, в жизнь. И лучшей пропаганды физкультуры, чем Спартакиада, нельзя было и придумать». Организаторы, полагая спорт в значительной мере «подготовкой к грядущим классовым боям», выдвинули лозунг: «Физкультура готовит мускулы рабочего класса к предстоящим битвам». Между тем рабочий класс делегировал на Спартакиаду всего 23,7 процента от общего числа участников, тогда как, например, «прослойка» служащих — 38,7 процента.
Но не это главное. В результате москвичи получили великолепный праздник. Превзойти его смог лишь состоявшийся через много лет — в 1957 году — Московский международный фестиваль молодежи и студентов…