Поиск

Сражение при Клястицах

Сражение при Клястицах

Сражение при Клястицах


А. Сафонов. Гусарский разъезд.  Холст. Масло. 1912 годВ разговорах о той далекой войне мне не раз приходилось сталкиваться с вопросом: «Почему в 1812 году французы шли на Москву, а не на Санкт-Петербург?» Но дело в том, что шли и на столицу, да были остановлены при селе Клястицы в пятидесяти верстах от нее. Однако это сражение, во многом определившее исход всей войны, по сей день остается, можно сказать, забытым. Отсюда и вопрос. Нет, о сражении при Клястицах, конечно, говорится в военных справочниках и энциклопедиях. Сегодня информацию о нем можно получить и через интернет. И все же многочисленные мои беседы как со специалистами, так и с «простыми» любителями истории свидетельствуют: о Клястицком сражении большинство людей не более чем «что‑то слышали». При всей своей судьбоносности оно оказалось заслоненным другими событиями Отечественной войны 1812 года, попав в разряд «отвергнутых историками и преданных забвению романтическими писателями»1. Вспомним же, как это было…
По сведениям русской разведки, «французский император рассчитывал закончить войну с Россией за несколько недель путем сокрушительных побед в ряде сражений»2. На Санкт-Петербург Наполеон послал одного из лучших своих маршалов — Н.-Ш. Удино, двинувшегося от Полоцка по Псковскому тракту к столице России во главе двадцативосьмитысячного корпуса. На пути Удино стоял корпус русского генерала П. Х. Витгенштейна, которого французы не принимали всерьез. «У него не более десяти тысяч, можете идти на него смело», — напутствовал Наполеон своего маршала3. Удино предстояло, совершив обходной маневр, объединиться с тридцатичетырехтысячным корпусом маршала Э. Макдональда, направлявшимся сюда от Риги, отрезать русских от базы в Пскове, разбить и продолжить движение к цели. Еще 27 июня Наполеон писал Макдональду «о намерении своем идти в Москву и в Петербург»4.
Н. С. Самокиш. Атака у Клястиц 20 июля 1812 года.  Хромолитография. Начало 1900-х годовВ столице между тем царило «превеликое возбуждение народа». Собиралось ополчение, «на пользу войску отдавали деньги и драгоценности. Государь распорядился готовить к эвакуации святыни Александро-Невской лавры, банки, монетный двор, самые важные архивы Государственного совета, Синода, Сената». Ценности Эрмитажа упаковали и увезли в Петрозаводск. Предстояло эвакуировать и памятники Суворову и Петру I, которые Наполеон, «по достоверно имеющимся известиям», намеревался после взятия Петербурга отправить во Францию. Мемориальные вещи Петра Великого и даже его домик готовились к отправке в Казань, куда предполагала отбыть и императорская фамилия5.
Вопреки расхожим представлениям, тогдашний Санкт-Петербург отнюдь не прожигал жизнь в бесконечных балах. Балы и прочие увеселения, кстати, вообще были запрещены, аристократия выезжала из города, как и многие государственные учреждения. Возглавивший по просьбе петербуржцев ополчение М. И. Кутузов немедленно приступил к организации обороны столицы.
Путь к Санкт-Петербургу врагу преграждал, как уже сказано, корпус генерала П. Х. Витгенштейна. Отходящий с армией главнокомандующий М. Б. Барклай‑де-Толли предупредил его: «Далее Вы должны будете действовать уже один. Государь император остается в полной надежде, что Вы не упус­тите атаковать и разбить неприятеля, если представится к тому удобный случай»6. По существу, Витгенштейн становился командующим отдельной армией.
Фигура Петра Христиановича Витгенштейна (1769–1843) достаточно противоречива. Происходил он из немецкого графского рода. Потомственный военный. Службу начал в лейб‑гвардии Семеновском полку. Воевал в Польше (1795), отличился при взятии Дербента, командовал полком в кампаниях 1805–1807 годов. Был храбр, но, как отмечают военные историки, особым полководческим талантом не обладал. Порой проявлял медлительность, нерешительность, и его боевые успехи чередовались с серьезными поражениями. Пример подобной нерешительности, который приводится чаще других, — действия при переправе Наполеона через Березину, облегчившие французам отступление, точнее — спасшие их от полного разгрома7, тогда как Александр I планировал у Березины «закончить войну, <…> захватив Наполеона и остатки его армии»8. Тем не менее, после смерти М. И. Кутузова Витгенштейн назначается главнокомандующим русско‑прусскими войсками, однако после ряда поражений заменяется М. Б. Барклаем‑де-Толли. Несмот­ря на перенесенное тяжелое ранение, вернулся в армию уже после взятия Парижа. В 1826 году произведен в фельдмаршалы. В 1828‑м во время Русско‑турецкой войны назначен главнокомандующим, но после падения Варны подал в отставку9.
Итак, корпус Витгенштейна оказался на пути устремившегося к Санкт-Петербургу маршала Удино, на соединение с которым шел корпус Макдональда. Положение представлялось отчаянным, что вынудило Петра Христиановича действовать с несвойственной ему решительностью — «идти сегодня же (17 июля. — А. Л.) в Клястицы <…> и 19‑го числа на рассвете атаковать Удино всеми силами. Если с помощью Всевышнего я счастлив буду и разобью его, тогда уже с одним Макдональдом останусь спокоен»10. Витгенштейн спешит к Клястицам, но Удино опережает его и занимает более выгодную позицию. Макдональд запоздал к Кляс­тицам на сутки.
Клястицы. Место, где был мост.  Фотография автора. 2011 годНе исключено, что на атаку П. Х. Витгенштейна воодушевили действия главного героя Клястицкого сражения — генерал‑майора Якова Петровича Кульнева (1763–1812). Предпринявший по поручению командующего рейд на левый берег Двины во французский тыл, он вернулся с информацией о растянутости и разбросанности неприятельских частей, а также с двумя сотнями пленных, среди которых было около двадцати офицеров и первый захваченный в этой войне французский генерал. Неожиданной и для русских и для французов оказалась встреча на лесной дороге у деревни Филипповой за два дня до сражения. Кульнев, командовавший восемью эскадронами гродненских гусар, с ходу атаковал и опрокинул двенадцать эскадронов противника. В плен к гусарам попали три офицера и сто шестьдесят семь солдат; в руках Кульнева оказались документы штаба Удино. Витгенштейн теперь точно знал, что за силы и в каком порядке движутся по Петербургской дороге11.
Сражение при Клястицах началось 18 июля в два часа дня, когда русский авангард, ведомый генерал‑майором Кульневым (восемь эскадронов Гродненского гусарского полка, Донской казачий полк, два егерских полка и конноартиллерийская рота подполковника И. О. Сухозанета — всего 3730 человек при 12 орудиях), столкнулся с французским авангардом под командованием генерала Клода Леграна у хутора Якубово в трех верстах от Клястиц. Легран, не сомневаясь в своем превосходстве, бросил навстречу русским пехотную бригаду генерала Николя Мезона. После жаркой схватки, переходящей в рукопашную, наши овладели удобной для артиллерии позицией, где Сухозанет тут же развернул батарею.
Картечный огонь подавил все атаки французов. Понеся значительный урон, они начали отходить к Клястицам.

 

 

 

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию

 
sohbet hattıelitbahiselitbahisbetgrambetgramgaziantep suriyeli escortelitcasinocuracao lisansli bahis sitelericanlı casinogebze escortkonya escorthttps://digifestnyc.com/https://restbetgiris.co/https://restbettakip.com/https://betpasgiris.vip/https://betpastakip.com/beylikdüzü escortbetgrambetgrambetgrammetroslotmetroslotelitbahiselitbahiselitbahisguncel.comelitbahisgiris.net/elitbet.commersin web tasarımelitbahiselitbahis videoelitbahis videoelitbahis