Поиск

Радиолокация, интроскопия, энергоинверсия…

Радиолокация, интроскопия, энергоинверсия…

Радиолокация, интроскопия, энергоинверсия…


«Есть люди, восхищающие нас не только в силу их научных заслуг и выдающегося организаторского таланта, но и потому, что их биография, их жизненный путь уже сами по себе вызывают наше уважение и восхищение. Жизнь и деятельность таких людей в необычайно ярких красках характеризует сущность и главные черты той или иной эпохи в развитии народа, в развитии страны, в развитии общества. К таким людям, к такого рода ученым принадлежит и <…> Павел Кондратьевич Ощепков.
Есть что-то общее в судьбе П. К. Ощепкова и нашего великого предшественника М. В. Ломоносова. И тот и другой, вступив в жизнь на самом низком уровне человеческой культуры и особенно быта, становятся затем гордостью нашей страны, гордостью всего прогрессивного, что есть среди всех народов и у нас и за рубежом».
Академик Академии наук БССР Н. С. Акулов
1968 год

Павел Ощепков —  беспризорникП. К. Ощепков родился в деревне Зуевы Ключи Каракулинского района Удмуртии. Рано остался сиротой. Окончил Шалашинскую школу‑коммуну в Оханске (Пермский край), учился на рабфаке в Перми, в Мос­ковском институте народного хозяйства имени Г. В. Плеханова. Образование завершил экстерном в Мос­ковском энергетическом институте (1931).
В студенческие годыВ 1932 году был призван в армию, где столк­нулся с проблемой раннего обнаружения самолетов противника и предложил идею воздушной радиолокации. Позднее (1934) была опубликована его статья «Современные проблемы развития техники про­ти­во­воздушной обороны». В СССР над созданием радиолокатора работали несколько групп ученых. Группу разработчиков в Ленинградском физико‑техническом институте (ЛФТИ) возглавлял Ощепков. Именно здесь появились первые серийные радиолокационные станции — «РУС-1», а затем импульсная «РУС-2», которые внесли заметную лепту в победу над врагом.
После войны под руководством П. К. Ощепкова развивалось новое научно‑­техническое направление по созданию сис­тем интроскопии (визуальное наблюдение предметов или процессов внутри оптически непрозрачных тел и в непрозрачных средах). В 1964 году он возглавил первый в мире Научно‑исследовательский институт интроскопии, был бессменным членом Международного комитета по неразрушающим методам контроля. Сегодня неразрушающий контроль и своевременная техничес­кая диагностика обеспечивают надежность и безопасность железных дорог и самолетов, трубопроводов, мостов, атомных электростанций, котлов и сосудов, находящихся под давлением.
До сего дня научное наследие ученого востребовано в энергетике, машиностроении, металлургии, ракетостроении, космонавтике. Его открытия и разработки не только воплощены в жизнь, но и получают дальнейшее развитие в таких сферах, как нанофизика, нанотехнология и наноэнергетика, основы которых были заложены П. К. Ощепковым еще в 1940‑х годах. Самая дерзновенная мечта Павла Кондратьевича — поставить на службу человечеству энергию окружающего пространства. Эту идею он пронес через всю свою жизнь, полную драматических коллизий и бескомпромиссной борьбы. Павел Кондратьевич был энергетиком и по профессии и по призванию. Но не о той энергии‑огнепоклоннице, все еще царствующей на Земле, продолжающей опустошать недра и губить все живое мечтал он, а совсем о другой — неисчерпаемой, животворящей…
П. К. Ощепков умер в Москве. Похоронен на Кунцевском кладбище. На его надгробии высечены слова: «Отцу радиолокации, интро­скопии, энергоинверсии».

* * *

Моя первая встреча с Павлом Кондратьевичем произошла в Перми в 1968 году, когда он решил побывать в Оханске, где прошла его юность, где его с волнением ждали учителя и воспитатели, давшие ему путевку в жизнь. В то время я работал сотрудником областной газеты «Молодая гвардия» и вмес­те с другими журналистами сопровождал Ощепкова в этой поездке. Путешествие на теплоходе по Каме располагало к задушевной беседе.
«В детстве я очень рано лишился родителей, стал беспризорником, — вспоминал Павел Кондратьевич. — Это были годы гражданской войны, разрухи и голода. Миллионы обездоленных ребят бродили по городам и селам в поисках куска хлеба и крыши над головой. Среди них был и я. Много пришлось скитаться в Поволжье, по Уралу. Летом тысячи беспризорников, пробираясь на пароходы, кочевали от одной пристани к другой. Помню, однажды плыл на пароходе. Наступила ночь. Пристроился поспать у самого колесного ограждения. Ветер, брызги с колеса, но все же уснул. Приснилось мне, будто шел я по берегу, продрогший до костей, и вдруг увидел костер, людей возле него. Я подошел, чтобы согреться, но люди вскочили, расхватали горящие головни и с криками убежали в лес. Мне стало еще холоднее, и я проснулся. Тогда я впервые задумался над тем, как сделать, чтобы всем, всем на земле хватило тепла. Выступление П. К. Ощепкова на конференции  Института по изучению проблем энергетической инверсии (ЭНИН). Фотография 1977 года

Это была наивная мечта несчастного ребенка, но потом она стала мечтой всей моей жизни. В 1943 году, находясь на Урале, я написал работу, которая называлась «Электричество из тепла (новые принципы организованного перераспределения молекулярной энергии)». Много места уделил я этой проблеме в своих книгах «Жизнь и мечта» и «Веление времени» (рукопись последней все еще ждет своего издателя. — И. Ё.). Речь идет о том, чтобы найти способы использования процессов естественного круговорота энергии в природе. Еще два десятка лет назад эта идея считалась фантастической и неосуществимой. А сейчас у нее тысячи последователей. И я по поручению Президиума Академии наук СССР делаю все, чтобы еще шире развернуть фронт научного поиска новых энергетических ресурсов».
Свои заметки в газете я озаглавил «По следу Прометея». Не ради красного словца сравнивал я русского ученого с мифическим героем, подарившим людям огонь. Он говорил об энергетике и в ту памятную поездку, но далеко не сразу мы смогли понять, о какой энергетике идет речь. Рассказывал Павел Кондратьевич о научных проблемах так горячо и убедительно, что не знаю, как других, но меня он «зажег».

 

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию