Поиск

Воспоминания

Воспоминания

Воспоминания


От редакции
Игуменья Ольга (Елена Ивановна Слёзкина), настоятельница Покровского монастыря в Бюсси-ан-От (Франция), — дочь потомственного дворянина Ивана Михайловича Слёзкина (1882–1944), выпускника Санкт-Петербургского Императорского училища правоведения, в 1920 году эмигрировавшего с семьей на Запад — сначала в Белград, а потом в Париж. Текст, взятый из готовящейся к печати книги И. М. Слёзкина «Моим детям в воспоминание о преждеотошедших отцех и братиях наших», дается в сокращении с минимальной редакторской правкой. Все примечания сделаны составителем книги и публикатором данного материала Марией Васильевной Зубовой, записавшей воспоминания игуменьи Ольги в январе 2008 года. Ею же датированы (где это было возможно) фотографии.

Я родилась в Петербурге в 1915 году, в день памяти святого мученика Лонгина сотника1 и потому очень люблю этого святого. <…> Из России мы бежали в 1920 году, когда я была маленькой. Помню, что мы — мама, бабушка, Миша2 и я — куда-то спешили. Нас везли в теплушке. В ней было безумно холодно, так что мама отморозила себе ноги. Доехали до Новороссийска, потом до Одессы, а затем пересели на большой пароход «Иртыш». Мы погрузились, маму несли на носилках. Нас поместили в самом низу, в трюме. На этом пароходе было много людей, кажется, на нем плыл митрополит Евлогий3. <…> В Константинополе к нам присоединился папа, и потом мы все вместе поехали вначале в Загреб, а затем в Белград.

<…> Папу моего не только мы с братом и мамой, но и все знавшие его очень любили. Он был жизнерадостный, умел со всеми пошутить, успокоить, морально поддержать. <…> В детстве он учился музыке. В дальнейшем это помогло нашей семье выжить за границей. Когда мы <…> приехали в Сербию, то оказались совсем без денег. Тогда папа стал по ночам играть на рояле в ресторанах. <…> В Париже он уже вместо ночной работы предпочитал днем ходить в маленькие «Salon de the`»4 и там играть и тем зарабатывать деньги, чтобы прокормить семью.
<…> Папа скончался 23 февраля 1944 года. <…> Похоронили его в Сент-Женевьев-де-Буа, куда ехали очень долго. Во время войны было трудно достать бензин, поэтому автомобиль с гробом останавливался каждые пять-десять минут. Пока искали бензин, священник выходил и служил литию прямо на дороге. И так до самого кладбища.

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию.