Поиск

НОВО-ЕКАТЕРИНИНСКАЯ

НОВО-ЕКАТЕРИНИНСКАЯ

НОВО-ЕКАТЕРИНИНСКАЯ


3-го марта во всех комнатах Английского клуба стоял стон разговаривающих голосов, и, как пчелы на весеннем пролете, сновали взад и вперед, сидели, стояли, сходились и расходились, в мундирах, фраках и еще кое-кто в пудре и кафтанах, члены и гости клуба.

<…> В дверях передней показался Багратион, без шляпы и шпаги, которые он, по клубному обычаю, оставил у швейцара.

<…> Много тостов будет, пора начинать! — шепнул он и, взяв бокал в руки, встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет.

— Здоровье государя императора! — крикнул он, и в ту же минуту добрые глаза его увлажнились слезами радости и восторга. В ту же минуту заиграли Гром победы раздавайся . Все встали с своих мест и закричали ура! И Багратион закричал ура! тем же голосом, каким он кричал на Шенграбенском поле.

<…> Ура! опять закричали голоса 300 гостей, и вместо музыки послышались певчие, певшие кантату сочинения Павла Ивановича Кутузова:

Тщетны Россам все препоны,
Храбрость есть побед залог,
Есть у нас Багратионы,
Будут все враги у ног .

Описанное Толстым чествование Багратиона в 1806 году происходило именно здесь — на Страстном бульваре, в доме 15, где ныне находится городская больница 24. Перечислю — в обратном порядке — ее прежние названия: Петровские клиники 1-го Медицинского института , Екатерининская клиника 1-го Московского Государственного Университета , Университетская Екатерининская больница в Москве , Императорская Екатерининская больница , Екатерининская больница . Названия, как видим, менялись, но в народе неизменно жило одно — Ново-Екатерининская

***

По преданию, в XVI веке на этом месте стоял путевой дворец Василия III (не потому ли и вся округа именовалась Путинки ). Позднее во дворце останавливались иноземные послы. Видимо, данное обстоятельство нашло отражение в названии соседней церкви: Успения, что на Старом Посольском дворе . По некоторым сведениям, до Василия III здесь были владения Василия II Темного. При нем посадили дубы, которые я хорошо помню: гигантские дуплистые деревья — едва ли не самые старые тогда деревья Москвы. Кстати, в их кронах обитала стойкая популяция пестрых дятлов, что отмечается в ряде солидных орнитологических монографий. Этих дятлов я тоже хорошо помню со студенческих времен.

В XVIII веке место сие принадлежало князьям Гагариным. По их заказу архитектор М.Ф.Казаков (некоторые исследователи, впрочем, ставят авторство Казакова под вопрос) возвел великолепный дворец. С 1802 по 1812 год в гагаринском Дворце, как уже сказано, располагался Английский клуб. В 1812 году французы приспособили его под штаб главного интенданта, где тогда служил молодой офицер Анри Бейль — будущий писатель Стендаль. В 1828 году здание приобретается военным генерал-губернатором Москвы Д.В.Голицыным для устройства в нем больницы.

***

Теперь вернемся на несколько десятилетий назад. 19 июля 1776 года на 3-й Мещанской улице открылась больница, получившая название Екатерининской. При Голицыне ее возглавил домашний врач князя Андрей Иванович Поль. К 1828 году строения Екатерининки пришли в ветхость, оснащение поизносилось. Вот Поль и обратил внимание патрона на подходящий особняк в центре Москвы. В 1833 году здание переоборудовали под руководством архитектора О.И.Бове, закупили сюда все необходимое, с 3-й Мещанской, из уже Старой Екатерининской больницы перевезли кухонную посуду, аптеку и архив. Так возникла Ново-Екатерининка , которой 39 лет заведовал ее крестный отец А.И.Поль. Его послужной список как специалиста достаточно внушителен: один из пионеров применения хлороформенного наркоза (1847), первопроходец ряда сложнейших операций, активный поборник внедрения антисептических средств в хирургическую практику и многое другое.

Одновременно с открытием новой больницы в ней начало функционировать клиническое отделение Московской медико-хирургической академии. Хирургией там руководил все тот же Поль.

В 1846 году вышел указ императора Николая I о превращении Ново-Екатерининской больницы в клиническую. В следующем году здесь распахнули двери терапевтическая (заведующий — профессор И.В.Варвинский) и хирургическая (заведующий — естественно, профессор А.И.Поль) клиники.

В 1859 году А.И.Поля на посту главного врача Ново-Екатерининской больницы сменил Александр Петрович Попов — прекрасный хирург-оператор и педагог, воспитавший ряд крупных специалистов, и среди них профессора И.Н.Новацкого — своего преемника. Иван Николаевич Новацкий возглавлял больницу с 1868 по 1899 год. Он был в числе инициаторов внесения предложений в Медицинский факультет и в Совет Императорского Московского университета о переводе университетских клиник на Девичье поле. В Крымскую кампанию какое-то время работал под руководством самого Н.И.Пирогова. Большой резонанс получила его речь на Университетском Акте 12 января 1874 года Несколько слов о гигиенических условиях современного госпиталя . О ней высоко отозвался, в частности, знаменитый гигиенист Ф.Ф.Эрисман. При этом Иван Николаевич Новацкий являлся одним из самых выдающихся администраторов за всю историю отечественной медицины.

***

А здесь нам придется — чтобы в дальнейшем не было путаницы — довольно далеко забежать вперед. Во второй половине 1920-х годов вышли две книги, обе — к 150-летию: Больница имени профессора А.И.Бабухина, бывшая Старо-Екатерининская в Москве. 1776-1926 (М., 1929) и Сборник, посвященный 150-летию Клинической больницы 1-го Московского Государственного университета, бывшей Ново-Екатерининской больницы (М., 1926). Это — отголосок и сегодня еще не утихшего спора двух уважаемых медицинских учреждений о старшинстве. Не будем утомлять читателя подробным изложением аргументов сторон (это, кстати, в данном случае и не важно). Да, есть существенная разница в датах официального открытия Старой и Новой Екатерининских больниц (1776 и 1833). Но, с другой стороны, тут бесспорен и момент преемственности Так или иначе, 12 августа 1876 года широко отмечался 100-летний юбилей Ново-Екатерининской больницы. На торжестве присутствовало московское начальство во главе с генерал-губернатором князем Долгоруковым. Приветствия поступали из всех уголков России. Была выбита памятная медаль. Больница получила статус Императорской. Юбилей стал поводом для своеобразного подведения итогов — научных, лечебных, учебных. Они оказались впечатляющими. Непрерывно совершенствовались методы терапии, хирургии, гинекологии, других медицинских дисциплин, открывались новые отделения, росло число студентов. В разные годы больничными клиниками и отделениями заведовали такие знаменитые профессора, как А.А.Остроумов (терапия), А.Я.Кожевников (невропатология), Н.П.Мансуров (дерматовенерология), И.П.Алексинский (хирургия). С самого начала здесь работала поликлиника. До 1884 года прием больных велся лишь дежурными врачами, причем они ежедневно менялись. Конечно, это негативно сказывалось и на лечебном, и на учебном процессе. С 1884 года приемом занимаются специально выделенные ординаторы — в перечне их имен встречаются не менее громкие: В.Д.Шервинский, В.А.Муратов, Г.И.Россолимо

***

С появлением городка на Девичьем поле туда последовательно переводятся клиники и некоторые другие подразделения. А в Ново-Екатерининской больнице начинают действовать так называемые параллельные клиники или создаются новые (например, вместо госпитальной терапевтической — временная факультетская терапевтическая под руководством профессора К.Н.Павлинова). Не нужно, впрочем, думать, что на Страстном бульваре оставались второстепенные научные силы. Ново-Екатерининская продолжала успешно и плодотворно функционировать, пережила революцию. И вот 1-го июня 1922 года в связи с тяжелым финансовым положением университета выдвигается предложение о ликвидации больницы и об окончательной передаче всех ее отделений Клиническому городку. Однако комиссия под руководством известного хирурга профессора А.В.Мартынова пришла к единогласному заключению о недопустимости подобной акции. Главные аргументы:

1. Ново-Екатерининская больница имеет чрезвычайно важное значение для целей преподавания, ибо, занимая центральное положение в городе, концентрирует богатый клинический материал — особенно по острым и травматическим заболеваниям, тогда как на Девичьем поле таковой материал отсутствует.

2. Закрытие больницы повлечет за собой потерю для университета и самого здания.

В результате одно из старейших лечебных (и учебных) учреждений Москвы удалось отстоять.

***

В 1930 году основывается санитарно-гигиенический факультет 1-го Московского медицинского института и больница становится его клинической базой. Тысячи и тысячи выпускников факультета разных поколений с благодарностью вспоминали Ново-Екатерининку и своих педагогов: терапевтов Р.А.Лурию и С.И.Ключарева, хирурга В.Р.Хесина, невропатологов Н.И.Пропер-Гращенкова и А.Е.Хорошко и многих других замечательных специалистов.

Во время Великой Отечественной войны больница была сначала (уже с июня 1941 года) эвакогоспиталем, а с осени 1942-го и до самой Победы — окружным военным госпиталем.

***

Наш курс пришел в Ново-Екатерининскую больницу в 1951 году. Как сейчас помню свою плененность Домом, его особой атмосферой — возвышенно-ученой и одновременно мило-домашней. Помню первую лекцию тогдашнего заведующего кафедрой и терапевтической клиникой профессора Евгения Михайловича Тареева, академика Академии медицинских наук СССР, лауреата Сталинской премии, заслуженного деятеля науки СССР, позднее — Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий, — лекцию, собравшую видимо-невидимо народу. И, конечно, никогда не забыть мне тенистый больничный двор и те дубы, которые я даже обмерял, пораженный их мощью, их древностью.

В 1968 году терапевтическая клиника академика Е.М.Тареева, а за ней и хирургическая переехали в Клинический городок. На Доме появилась скучная вывеска: Городская больница 24.

***

Предлагаю читателю небольшое путешествие 50 лет спустя от Пушкинской площади к Дому. За полвека многое здесь изменилось. Переехал А.С.Пушкин. Выросла громадина Известий . В последнее время понабежали бесчисленные ларьки, лавчонки. Солидно выстроились лощеные особнячки на Малой Дмитровке. Роскошно обновлена Успенская церковь в Путинках. Есть ресторан, названный в честь доктора Чехова (медицинская линия в ресторанно-закусочном деле прогрессирует — миновав чеховское заведение, так и ждешь увидеть какой-нибудь кабак Склифосовского )

Но вот он — Дом! Все так же великолепен его двенадцатиколонный портик. Знакомый каштан встречает у входа в больничный двор. Березки, тополя, вязы. А дубы-великаны спилили: то ли не додумались, то ли поленились подлечить их вековые язвы-дупла. Табличка на фасаде извещает: Больница 24 … Нет, коли нужно — пусть номер остается. Но вместе с возвращенным (хочется верить!) славным именем, которое до сих пор помнят москвичи: Ново-Екатерининская