Поиск

Стронгилла

В 1989 году Всесоюзная фирма грамзаписи «Мелодия» выпустила в свет виниловую пластинку «Мы долго шли рядом. Стронгилла Иртлач. Старинные романсы». Имя исполнительницы никому ничего не говорило. В магазинах меломаны с сомнением брали пластинку в руки, долго рассматривали, внимательно читали сочувственную аннотацию известного во всем мире ленинградского коллекционера Юрия Перепелкина. Последнее оказывало свое действие: любители романса приобретали новинку — на всякий случай. Однако были и такие, кто, с сомнением покачав головой, ставил диск обратно на стенд. И какое же огорчение ждало их впереди! Пластинка разошлась мгновенно, в одночасье, став раритетом.
Члены худсовета «Мелодии» о Стронгилле Иртлач даже не слыхали. Ее записи на их суд принес другой известный ленинградский коллекционер — Вадим Дмитриевич Любославский. Он представил исполнителей — Стронгиллу Иртлач и аккомпаниатора гитариста Алексея Кузьмина. Но даже Любославский не предвидел реакции, которая последовала после прослушивания: «Как вы могли скрывать такую певицу»» Председательствующий на заседании худсовета резюмировал: «Я лучшего исполнения не слышал». Решение о выпуске диска было принято единогласно. Через двадцать лет после записи и через пять лет после смерти певицы он увидел свет.
А чуть раньше, 30 ноября 1988 года, на ленинградском радио вышла в эфир передача «Музыкальный Ленинград». Город, в котором артистка родилась и которому отдала всю свою жизнь, город, который так быстро ее забыл, в тот вечер заново открывал для себя ее искусство. В основу передачи легли записи Стронгиллы Иртлач, сделанные в 1968 году. Как водится, после эфира пошли отзывы: «удивлены», «поражены», «потрясены до глубины души»»
Стронгилла Шаббетаевна Иртлач родилась 5 октября 1902 года. Ее родители — выходцы из Турции — впоследствии приняли российское, а позже советское гражданство. Отец служил на табачной фабрике в Петербурге.
Первая мировая война застала семейство на отдыхе в Константинополе. Буквально с последним пароходом они успели вернуться в Россию. В Турции остался один из братьев Стронгиллы, заболевший брюшным тифом. Она больше не видела его никогда, как и родину своих предков.
После 1917 года наступили непростые времена. Однако Стронгилле удалось после гимназии окончить в 1920 году советскую единую трудовую школу I и II ступени. Уже тогда девушка мечтала о театре и увлекалась музыкой столь серьезно, что тайком от родителей, не поощрявших ее увлечений, поступила в самодеятельную рабочую студию при Доме культуры Октябрьской железной дороги, а затем работала в драматической мастерской при Облфинотделе. В это время тяжело заболевает сестра Стронгиллы и глава семьи обращается к властям с просьбой выдать разрешение на выезд в Турцию для лечения дочери. В 1922 году разрешение было получено. Но Стронгилла Шаббетаевна, как она сама пишет в автобиографии, «категорически отказалась поехать мотивируя свое решение тем, что я родилась, училась в СССР, являюсь совершенно русским человеком и дальше собираюсь учиться в СССР. Таким образом, я осталась в Ленинграде». И далее: «У меня произошел разрыв с семьей. После получения ряда писем оскорбительного характера по поводу того, что я избрала якобы позорную профессию артистки, я прекратила всякую связь и с 1933 года ничего о судьбе моих родственников не знаю».
В 1924 году после нескольких лет работы в самодеятельности Стронгилла поступает учиться в профессиональную театральную студию «Ваятели масок». Год спустя студия объединяется с Первым государственным художественным политехникумом, и 19 июня 1928 года выпускница драматического отделения техникума Стронгилла Иртлач получает диплом и квалификацию артистки драмы. Два года после этого она играет на сценах ленинградских передвижных театров. 3 сентября 1930 года ее принимают в труппу Ленинградского государственного театра юных зрителей, где Стронгилла Иртлач проработает больше тридцати лет и сыграет около восьмидесяти ролей.
В 1927 году еще студенткой Стронгилла, почувствовавшая в себе призвание педагога, заинтересовалась теоретическими аспектами техники сценической речи и начала работать ассистентом преподавателя по этой дисциплине в Коммунистическом институте имени Н.К.Крупской, а также давать уроки в ряде театральных учебных заведений и самодеятельных студий. Тогда же ярко проявляется еще одно ее дарование. 1920-1930-е годы — период повального, правда, очень недолгого увлечения жанром старинного, бытового, цыганского романсов: Борис Прозоровский, братья Покрасс, Борис Фомин, Юлий Хайт… Как-то раз Стронгилла услышала легендарную примадонну Елену Шишкину и навек «заболела» цыганским романсом. Она пробует петь сама и обнаруживает абсолютный слух и прекрасный, от природы поставленный голос красивого бархатистого тембра. Начав со скромных домашних концертов, в середине 1920-х годов Стронгилла Иртлач уже пела в знаменитом цыганском хоре Н.Шишкина и В.Полякова. Говорят даже, что как-то целое лето она провела в таборе. Видимо, все в ней: темперамент, горячая южная кровь, врожденная музыкальность, тонкая восприимчивость — было созвучно цыганской вольнице и живо откликалось на зов цыганской души. Да и внешне смуглая черноволосая девушка практически ничем не отличалась от таборных цыганок.
Сама Стронгилла Шаббетаевна — Гиля, как ласково называли ее друзья, — считала началом своей эстрадной карьеры 1929 год, когда в составе молодежной бригады она выступала на ленинградских эстрадных площадках с чтением рассказов и стихов. Работа в театре заставила ее временно прекратить концертные выступления. Стронгилла возобновляет их только через пять лет — уже как «исполнительница жанровых песен».
В 1935 году Стронгилла Иртлач близко познакомилась со знаменитой, непревзойденной исполнительницей цыганских песен и старинных романсов Еленой Егоровной Шишкиной, о которой потом всю свою жизнь с благодарностью вспоминала как о своей учительнице и наставнице. Рассказывает Константин Александрович Бауров, внучатый племянник Елены Егоровны: «Она (Шишкина. — Н.Ш.) не умела ни писать, ни читать, и ноты она, конечно, не знала, но у нее было чутье на прекрасное. В ее творчестве ярко сфокусировалась высочайшая культура исполнения цыганских народных песен, русских песен в цыганской аранжировке и лучших образцов бытового романса нескольких поколений петербургских хоровых цыган. Это искусство Гиля очень хорошо уловила, переняла от Елены Егоровны и пошла дальше, подняв на новую ступень. Иртлач прежде всего свойственно четкое воспроизведение мелодического рисунка, хотя она пела с голоса Шишкиной. При этом она полностью сохраняла интонации и своеобразную замысловатость цыганских ритмов. К этому надо добавить немаловажное: при пении Иртлач выражала душу, она рисовала своим голосом ярчайшую гамму чувств. Она была, позволю себе сказать, творцом — ибо, хотя она и училась у Елены Егоровны и считала ее как исполнительницу цыганских песен непревзойденной, но сама она столько вносила в свое исполнение, столько своего вкладывала в свои романсы, что они уже были ее творением, плотью от плоти самой Гили».
Нужно сказать, что и сама Стронгилла Шаббетаевна не знала нот и музыкальной грамоты. Но, желая проникнуть в самую суть жанра цыганской песни, она изобрела свой собственный способ записи пения Елены Шишкиной и игры аккомпаниатора-гитариста. Народная артистка РСФСР Нина Николаевна Казаринова, близкая знакомая Стронгиллы Иртлач, вспоминала: «Когда Елена Егоровна говорила: «Ну, Гиля, ты сегодня поешь, как из-под телеги!» — мы знали, это — высочайшая похвала».
В 1939 году состоялся первый Всесоюзный конкурс артистов эстрады, где могли блеснуть своим мастерством «лица не старше 35 лет, исполнительская деятельность коих имеет профессиональный характер». В жюри вошли сплошные знаменитости: И.О.Дунаевский, Л.О.Утесов, И.П.Яунзем, И.А.Моисеев, А.М.Мессерер, М.М.Зощенко, В.Н.Яхонтов, И.В.Ильинский. Среди конкурсантов, число которых достигло почти семиста человек, значилась и «исполнительница жанровых песен» из Ленинграда Стронгилла Иртлач — в то время уже почти 37-летняя. То, что для нее сделали исключение и разрешили участвовать в конкурсе, говорит само за себя. Завоевав звание дипломанта, Стронгилла стала в один ряд с победителями — Деборой Пантофель-Нечецкой, Клавдией Шульженко, Кэто Джапаридзе. Ею заинтересовались представители граммофонной индустрии. Руководители фабрики «Ленинградский музтрест» предложили Стронгилле Иртлач сделать ряд записей, и с 1939 по 1941 год она напела свыше двух десятков песен и романсов под аккомпанемент известных гитаристов тех лет — М.Минина и Б.Кремотата. Концерты, которые Стронгилла Шаббетаевна, пусть не часто, давала в предвоенные годы в Ленинграде, Москве, других городах страны, пользовались большим успехом. Выступала она также по ленинградскому радио, участвовала в шефских программах. Творчеством певицы восхищались Николай Тихонов, Борис Лавренев, Ольга Берггольц, Николай Черкасов, Борис Чирков, другие известные деятели отечественной культуры.
Но все-таки львиную долю времени и сил Стронгилла Иртлач отдавала театру. «Как певица она была недореализована, недовоплощена, — вспоминает доцент Санкт-Петербургской академии театрального искусства (бывшего ЛГИТМиКа — Ленинградского государственного института театра, музыки и кино) Александра Александровна Пурцеладзе, коллега Стронгиллы Шаббетаевны по преподавательской работе и ее близкая знакомая. «Боже мой, да у нее должно было быть много пластинок, много больших концертов в больших аудиториях, и залы всегда были бы переполнены! У нее же манера своя совершенно особая, и в соединении с таким редким тембром голоса… К ней пришел бы огромный успех!
А так это был большой успех «в узких кругах!»
Я бы не сказала, что она занималась пением «любительски», потому что в этом определении всегда есть какой-то оттенок непрофессионализма» Ее пение знали и любили. И в городе, и в театре коллеги по сцене… Я думаю, что, не начнись гонения на жанр романса, которые особенно усилились во второй половине 30-х годов, может быть, она бы в те годы вышла на профессиональную сцену как певица. Стронгилла Иртлач, к сожалению, не получила заслуженного признания как исполнительница. Время было такое … Совсем не потому, что ее талант этого не позволял.
Я помню, у нас дома были пластинки, скажем, Изабеллы Юрьевой, Кэто Джапаридзе, Тамары Церетели, а пластинок Стронгиллы Иртлач не было в моем детстве, их вообще, видимо, было очень мало. По ленинградскому радио часто звучал голос, например, Кэто Джапаридзе, а Иртлач — очень мало.
Еще очень многое зависело, я думаю, от ее характера. От того, что она тогда себя считала состоявшейся как актриса. И не то, чтобы она себя пропагандировала как певицу, она вообще очень скромно себя вела. Стронгилла Шаббетаевна была человеком очень сдержанным и скромным, хотя и очень темпераментным».
В годы войны Стронгилла Иртлач активно выступала в составе фронтовых бригад — пела в воинских частях, на призывных пунктах, в госпиталях.
В 1964 году она оставила сцену и до последних дней жизни работала старшим преподавателем кафедры сценической речи ЛГИТМиКа. Талант педагога — еще один дар, которым Стронгилла Шаббетаевна была наделена от природы. По национальности турчанка, она обучала студентов правильному владению русским языком. Среди ее учеников — Павел Кадочников, Георгий Тараторкин, Елена Драпеко, Михаил Боярский и многие другие известные ныне актеры, деятели театра и кино. Написанные Стронгиллой Иртлач учебники востребованы до сих пор. «Сама она, — свидетельствовали современники, — обладала прекрасной, на редкость выразительной русской речью, замечательным, неповторимым по красоте и тембровому богатству голосом, которым восхищались многие и среди них — выдающийся советский лингвист академик Щерба». Рассказывает А.А.Пурцеладзе: «Я очень любила речь» Стронгиллы Шаббетаевны, любила слушать, как она говорила! Даже совершенно не со мной! Когда, допустим, она где-нибудь выступала, я с удовольствием ее слушала! Потому что сейчас такую речь мало где можно услышать. К сожалению, мы утратили многое, в том числе и настоящий русский язык! И речь! А этим она владела замечательно, и учила она прекрасно!..»
Между тем старший преподаватель кафедры сценической речи ЛГИТМиКа Стронгилла Шаббетаевна Иртлач, как и раньше, «в свободное от основной работы время» иногда давала концерты для небольшого круга своих почитателей. В 1968 году на студии ЛГИТМиКа была сделана вышеупомянутая запись, на основе которой тридцать лет спустя фирма «Мелодия» выпустила пластинку «Мы долго шли рядом»: под аккомпанемент Алексея Кузьмина Стронгилла Иртлач напела порядка двадцати старинных романсов и цыганских песен. Голос 66-летней певицы стал ниже, трактовки — значительнее, нюансы — тоньше, но задор, энергия, кураж остались прежними.
Последнее публичное выступление Стронгиллы Шаббетаевны состоялось в доме отдыха Всесоюзного Театрального общества «Комарово» в 1971 году. Ей аккомпанировал все тот же Алексей Андреевич Кузьмин. Скажем здесь несколько слов и о нем.
Талантливейший гитарист-семиструнник Алексей Андреевич Кузьмин всю свою жизнь посвятил гитаре. Свыше 60 лет проработав в ленинградском ТЮЗе, озвучил множество спектаклей. В годы войны в эвакуации познакомился со Стронгиллой Иртлач, где и сложился их творческий дуэт. Друзья говорили Алексею Андреевичу: «Ты играешь так прочувствованно, как настоящий степной цыган! Пусть твоя семиструнная будет твоей вечной любовью и судьбой!» Последние годы жизни Стронгилла пела только под гитару Кузьмина.
В 1978 году вышла в свет книга С.Ш.Иртлач «Опыт интонационно-мелодического анализа русской речи», высоко оцененная профессионалами и через год переизданная. В 1979 году в сборнике «Проблемы сценической речи» появилась статья Стронгиллы Шаббетаевны «Координация работы органов голосообразования при пении и речи», в 1987 году в сборнике «О музыкальном воспитании актеров в театральном ВУЗе» — статья «О специфике голосовой и речевой подготовки актеров музыкальной комедии».
«Кафедра речи помнит ее сейчас очень хорошо» Мне трудно судить о ценности ее трудов просто потому, что у меня другая профессия, я преподаю русскую литературу, а она преподавала речь. Но я бывала на зачетах и экзаменах ее студентов. Всегда мне виден был их профессиональный рост. Как говорили ее студенты при поступлении, в первом семестре, втором семестре, и как они потом сдавали по речи последний экзамен! Это же ее труд!» (А.А.Пурцеладзе).
Стронгилла Шаббетаевна Иртлач умерла 1 января 1983 года. Сегодня ее искусство возвращается к нам. Выпущен компакт-диск с записями Стронгиллы Иртлач конца 1930-х годов и 1968 года. По радио все чаще звучит ее голос. В Санкт-Петербурге на сцене Театра эстрады недавно прошел вечер, посвященный 100-летию со дня ее рождения.
Автор выражает искреннюю благодарность доценту кафедры сценической речи Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, кандидату искусствоведения Юрию Андреевичу Васильеву за любезно предоставленные материалы и фотографии, а также сердечно благодарит за оказанное содействие доцента Академии литературоведа Александру Александровну Пурцеладзе.