Поиск
  • 21.06.2017
  • Альбом
  • Автор Павел Сергеевич Павлинов

Прекрасное, подсказанное природой

Прекрасное, подсказанное природой

Прекрасное, подсказанное природой


Евгений Евгеньевич Лансере. Фотография 1930 годаОн был сыном выдающегося русского графика и живописца, действительного члена Императорской Академии художеств Е. Е. Лансере (1875–1946). Родился в Санкт-Петербурге. Значительная часть детства прошла в имениях Нескучное и Усть-Крестище Курской губернии. В ноябре 1917 года семья перебралась в Темир-Хан-Шуру в Дагестан (ныне — город Буйнакск). Впечатления от по­ездки записаны отцом Евгения: «От Ростова ехали до Грозного мирно и хорошо, но в Грозном попали в перестрелку между солдатами, толпою и чеченцами на перроне станции. Ввиду устроенного последними впереди крушения (готовившегося чуть ли не нашему поезду, но пострадал случайный служебный поезд, персонал которого и был ими поголовно вырезан), мы простояли в Грозном более суток». В 1919 году — новый переезд: на сей раз в занятые белогвардейцами Ростов и Нахичевань-на-Дону. Далее (1920) был Тифлис. Здесь Евгений учился во французской гимназии, а после ее закрытия — в грузинской трудшколе. В это время он часто ездил с отцом по регионам Кавказа, делая зарисовки архитектурных памятников, быта и типажей народов Закавказья; летом 1925 года вместе с художником Джемалом и скульптором Аскар-Сарыджой — учениками отца (впоследствии — основателями дагестанской художественной школы) — отправился в горный Дагестан. В Салтинском ущелье, Гунибе, Уроде, Тидибе были созданы первые серьезные работы 17-летнего юноши: опять-таки зарисовки архитектуры, быта и типажей аварцев.

Е. Е. Лансере. Дипломный проект «Музей 800-летия Москвы». Бумага, акварель, тушь. Разрез. 1946 год. Музей МАрхИ
Е. Е. Лансере. Аул Тидиб в Дагестане. Бумага, акварель, карандаш. 1925 год. Государственный музей Л. Н.ТолстогоПосле дагестанской экспедиции Евгений поступил на архитектурный факультет Тиф­лисской академии художеств, в которой живопись преподавал его отец. Так как Евгения, кроме искусства, всегда интересовали физика и математика, с 1927 года он учится в Закавказском политехническом институте, по окончании которого в 1931 году, получив диплом инженера-электромеханика, едет на строительство Свирской ГЭС (Ленинградская область).
В 1933 году отец Евгения получил предложение сделать ряд монументальных росписей в Москве, и на следующий год семья переезжает в столицу. С тех пор вся творческая деятельность Евгения связана с Москвой: он работает в архитектурной мастерской А. В. Щусева и одновременно помогает отцу расписывать рестораны гостиницы «Москва» и Казанского вокзала.
В 1938 году Евгения принимают экстерном в Московский архитектурный институт. Творческим руководителем института тогда был И. В. Жолтовский, учеником которого Евгений себя впоследствии считал. В 1946 году он с отличием защитил дипломный проект «Музей 800-летия Москвы», получив специальность архитектора-художника. Работал в ГИПРОГОРе, где занимался проектами восстановления разрушенных войной городов (еще в сентябре 1942 года вместе с отцом и А. В. Щусевым ездил обследовать Истру). После скоропостижной смерти родителя осенью 1946 года Евгений завершил росписи вестибюля Казанского вокзала, исполнив аллегорию «Победы» в виде витязя в кольчуге, шлеме и плаще, а не красноармейца с автоматом, как это обычно делалось в то время.
Е. Е. Лансере, Л. Е. Фейнберг. Роспись вокзала станции «Кавказская» СКЖД в городе Кропоткин. 1951 годВ начале 1950-х он самостоятельно работал над росписями Ярославского и Курского вокзалов, вокзала в Кропоткине (1951, совместно с Л. Е. Фейнбергом). Среди реализованных архитектурных проектов Евгения Евгеньевича — дача кооператива «Советский художник» в Песках (Коломенский район Московской области), дома в Сталинграде и Сталинске (современный Новокузнецк).
Конец 1940-х–1950-е годы — время наиболее активной творческой деятельности Е. Е. Лан­сере в различных областях: работа главным художником павильона «Шелководство» на ВДНХ (1951–1954), проектирование оформления Москвы к Международному фестивалю молодежи и студентов (1957), эскизы к театральным постановкам (еще в 1941 году вместе с отцом он участвовал в создании эскизов к неосуществленной постановке оперы С. С. Прокофьева «Обручение в монастыре», в 1945-м — к осуществленной постановке балета «Барышня-крестьянка» в филиале Большого театра, а в 1949-м — в конкурсе проектов эскизов декораций и костюмов к балету П. И Чайковского «Спящая красавица» в Большом). Но основной сферой творческих интересов Евгения Евгеньевича к середине 1950-х годов становится книжная графика. За 20 лет им было оформлено около 40 изданий. Он сотрудничал в издательствах Академии архитектуры СССР (монография о В. И. Баженове, 1949), «Литература по строительству и архитектуре» (7 выпусков «Русского зодчества»), «Советский писатель», «Детгиз», «Художественная литература» (роман Ибрагима Рахима «Судь­ба»), «Наука». Одна из самых интересных книжных работ Е. Е. Лансере — оформление монографии Ю. Д. Хрипунова «Архитектура Большого театра» (1954) и книги об И. В. Жолтовском (1955), исполненных в «мирискусснической» традиции книжной графики: обложка, титул, виньетки, шрифт (с 1955 года Евгений Евгеньевич участвовал в выставках рисованного шрифта).
Е. Е. Лансере. Эскиз костюма к балету П. И. Чайковского «Спящая красавица». Бумага, акварель, карандаш, гуашь. 1949 год. Частное собраниеЕ. Е. Лансере. Эскиз декораций к балету П. И. Чайковского «Спящая красавица». Бумага, карандаш, гуашь. 1949 год. Частное собрание

 

Е. Е. Лансере. Иллюстрации к книге Е. Г. Чернова и А. В. Шишко «Баженов» (М., 1949)
Е. Е. Лансере с женой Светланой Дмитриевной в мастерской. Фотография 1972 годаВ 1960–1970-х годах Е. Е. Лансере создает великолепные копии работ своей тети З. Е. Се­ребряковой — «Портрет Ольги Константиновны Лансере», «Портрет Елены Казимировны Лансере» и другие.
Он оставил богатое живописное наследие (с 1959 года состоял в Союзе художников СССР, был участником многих выставок): звучные натюрморты, графические и живописные портреты, архитектурные и сельские пейзажи… В 1929 году отец Евгения записал в дневнике: «Вспоминая персидские миниатюры, я говорил Жене, что все истинно прекрасное в искусстве подсказано природой». Продолжая художественные традиции семьи и находясь в своем творчестве под значительным влиянием отца, Евгений Евгеньевич тем не менее соз­дал свой индивидуальный стиль внутри постсталинского «внестилья».

 

 

Е. Е. Лансере. Копия картины З. Е. Серебряковой «Портрет Ольги Константиновны Лансере». Холст, масло. 1970 год

Е. Е. Лансере. Новоспасский монастырь. Холст, масло. 1978 год

Е. Е. Лансере. Портрет Алексея Николаевича Лансере. Холст, масло. 1960-е годы

Е. Е. Лансере. Вид из мастерской. Холст, масло. 1970 год