Поиск
  • 21.06.2017
  • Труды и дни
  • Автор Владислав Георгиевич Теряев, Тамара Николаевна Богницкая, Мария Павловна Кузыбаева

Призвание, служение, долг

Призвание, служение,  долг

Призвание, служение, долг


С. С. Юдин родился в Моск­ве в большом многодетном семействе среднего достатка. Отец будущего хирурга, Сергей Сергеевич, директор фабрики военного обмундирования, получил образование в средней школе при немецкой колонии в Москве. Мать, Екатерина Петровна Гаврилова, после окончания той же школы стала его женой и полностью посвятила себя семье.
С ранних лет детей (а их в семье Юдиных было четверо) учили чтению, музыке, рисованию, рукоделию. Они сами мастерили полки для книг, ширмы, вышивали, выжигали. Летом часто совершали прогулки за город. Играли в футбол, в теннис, увлекались рыбной ловлей. Сергей Сергеевич‑младший с юных лет до последних дней сохранил страсть к охоте и рыбной ловле. Зимой мальчишки бегали на лыжах, катались на коньках. Ежедневно — разговорный французский язык.
Десятилетний Сережа поступил в московскую Вторую гимназию, располагавшуюся на Разгуляе, в бывшем особняке А. И. Мусина-Пушкина. Уроки блестящих педагогов — Николая Владимировича Кашина (математика, химия, астрономия) и Владимира Петровича Глики (география, история, латинский язык) дали мальчику очень многое. Проявляя недюжинные способности, выделявшие его среди сверстников, он жадно впитывал знания. Еще одна страсть — литература, любовь к которой привил Сереже преподававший этот предмет Сергей Николаевич Смирнов. Спустя много лет Сергей Сергеевич при случае мог цитировать на память большие куски из од Горация, речей Цицерона, «Записок» Юлия Цезаря, часами наизусть читать А. С. Пушкина, Н. А. Некрасова, М. Ю. Лермонтова, приводить большие выдержки из произведений Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, В. Г. Белинского.

После прочтения книги Чарльза Дарвина «Вокруг света на «Бигле» Сережа самостоятельно начал заниматься изучением животного и растительного мира. На даче устроил «химическую лабораторию», наблюдал за поведением живших дома обезьянок, сам придумал станок для намотки проволоки (понадобилась индукционная катушка для физических опытов). За что ни брался, все ему удавалось: иностранные языки, пение, игра на скрипке, рисование — столь богато был он одарен. Плюс огромное трудолюбие, привитое в семье.

С. С. Юдин в ординаторской с военврачами-курсантами.  Фотография 1940-х годов.  Публикуется впервые

Склонность юноши к ес­тественным наукам предопределила поступление на медицинский факультет Мос­ковского университета. Учебу прервала Первая мировая война. С. С. Юдин направляется в действующую армию в качестве зауряд‑врача. Так совершенно неожиданно, еще будучи студентом, он начинает самостоятельную врачебную деятельность, большим подспорьем в которой оказались прослушанные им лекции Ивана Константиновича Спижарного, преподававшего хирургию в факультетской клинике университета. За годы службы в армии Юдину пришлось несколько месяцев проработать в хирургическом отделении Никольской больницы в Моск­ве, возглавляемой Алексеем Васильевичем Ивановым — замечательным врачом, стоявшим в одном ряду с такими корифеями, как Н. А. Семашко, С. И. Спасокукоцкий и другие. Позднее Сергей Сергеевич не раз отмечал, что А. В. Иванов сыграл главную роль в его медицинской судьбе. После окончания войны именно он рекомендовал молодого коллегу на работу в больницу при подмосковном санатории Захарьино. За три с половиной проведенных здесь года Юдин выполнил 42 резекции (частичное иссечение) желудка при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, в то время как тогда в лечении данного заболевания господствовала гастроэнтеростомия (соединение тонкой кишки с отверстием, сделанном в желудке). В этой скромной больнице Юдин собрал уникальный материал по торакопластике (удаление части ребер) и выступил на XVI съезде российских хирургов с докладом «34 случая торакопластики при застарелых эмпиемах (скопление гноя. — Авт.) плевры». Доклад вызвал бурное обсуждение, привлек внимание маститых хирургов. В Захарьино же С. С. Юдин трудился над своей диссертацией по спинномозговой анестезии, которая в виде монографии вышла в 1925 году и получила престижную премию им. Ф. А. Рейна.

Памятник С. С. Юдину возле Новосибирской государственной областной клинической больницы.  Фотография  Е. А. Тарабрина.  2008 год

Параллельно Сергей Сергеевич во время отпусков переводил научную литературу с английского, немецкого, французского языков. Для этого он рано утром отправлялся на велосипеде из Захарьино в Центральную медицинскую библиотеку на Петровке, а поздно вечером так же возвращался назад.
Кроме собственно хирургии, С. С. Юдин занимался улучшением устройства больницы, усовершенствованием лечебно‑диагностического процесса: создал клиническую лабораторию, организовал рентгенологический и эндоскопический кабинеты, без которых не мыслил проведение скоропомощной диагностики.
В 1922 году С. С. Юдин переехал в Серпухов и возглавил хирургическое отделение местной больницы, тогдашние отчеты которой дают впечатляющую картину достижений молодого хирурга. На заседаниях Мос­ковского хирургического общества Сергей Сергеевич докладывал, в частности, о проведенной им операции саркомы верхней челюсти и глазницы, экстирпации (удалении) бедра, костнопластических операциях. Только реконструктивных операций на желудке в Серпухове им было выполнено более 500.
Он отправляется в Германию, где посещает клиники тамошних хирургических светил Августа Бира и Фердинанда Зауэрбруха. Под влиянием увиденного С. С. Юдин, вернувшись на родину, берется за дело с удвоенным рвением. Постепенно становилось очевидным: в скромной подмосковной больнице появился незаурядный хирург с большим будущим. Министерство здравоохранения неоднократно направляло его в командировки в США. Находясь там в конце 1926 – начале 1927 года, Юдин начинает писать книгу «В гостях у американских хирургов», изданную в Москве (Новый хирургический архив. 1927. №  46–54). Эти командировки, безусловно, обогатили его знания, расширили хирургический кругозор.

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесьв редакцию