restbet restbet tv restbet giriş restbet restbet güncel restbet giriş restbet restbet giriş restizle betpas betpas giriş pasizle betpas betpas giriş pasizle iskambil oyunları rulet nasıl oynanır blackjack nasıl oynanır

Поиск

«Старый, мрачный дом на Воздвиженке»

«Старый, мрачный  дом на Воздвиженке»

«Старый, мрачный дом на Воздвиженке»


Немного осталось в Москве домов, хранящих память о пребывании Л. Н. Толстого и одновременно «живущих» в его произведениях. Один из таких домов находится на Воздвиженке (№  9), о нем и пойдет рассказ.

Лев Николаевич Толстой.  Фотография С. Л. Левицкого. 1856 год. Из фонда Государственного музея Л. Н. Толстого
30 января 1858 года Толстой записал в дневнике: «С скукой и сонливостью поехал к Рюминым, и вдруг обкатило меня. П. Щ. прелесть. Свежее этого не было давно». Здесь под инициалами П. Щ. скрывается восемнадцатилетняя княжна Прасковья Сергеевна Щербатова, обратившая на себя внимание Льва Николаевича еще 6 декабря предыдущего 1857 года: «Щербатова недурна очень».
Толстой не случайно приехал на Воздвиженку именно 30 января — это был четверг. По четвергам хозяева дома Рюмины устраивали танцевальные вечера, видно, не очень веселившие Льва Николаевича, раз он направлялся к Рюминым с заведомой «скукой и сонливостью». Стало быть, не ожидал от вечера ничего хорошего. Если б не Щер­батова…
Как обычно, принимали гостей Николай Гаврилович Рюмин (1793-1870), тайный советник, камергер, богатый откупщик, и его жена Елена Федоровна Рюмина, урожденная Кандалинцева (1800-1874).
«Из грязи в князи» — это про Н. Г. Рюмина. Его отец, рязанский миллионер Гаврила Васильевич Рюмин (1751-1827), в начале своей карьеры торговал пирогами на рязанском базаре. Обладая природной сметливостью, быстро пошел в гору. В Рязани владел полотняным и винными заводами, двумя десятками винных лавок. Гаврила Рюмин был пожалован правами потомственного дворянина и дворянским гербом; ему одному выпала честь принимать у себя императора Александра I, проезжавшего через Рязань в 1812 и 1820 годах.
Его сын Николай Рюмин пошел еще дальше, преумножив состояние отца. Славился Николай Гаврилович своей щедростью. Рязань полнилась приношениями и дарами Рюмина‑младшего. В домах, пожертвованных им городу, помещались дворянский пансион, мужская и женская гимназии, а сад в его владении стал любимым местом отдыха горожан. Достигнутое финансовое положение позволило ему упрочить сложившуюся фамильную традицию благотворительности и меценатства. Вот почему Рюминых помнят не только в Рязани и Москве, где Николай Гаврилович сделал много больших церковных вкладов, но и в Швейцарии: жители Цюриха в знак признательности назвали одну из улиц города в честь мецената Рюмина.
Не было бы Николая Рюмина — не было бы и Морозовых. Крепостной Савва Васильевич Морозов, с которого принято вести историю рода, в 1820 году выкупился именно у Н. Г. Рюмина. Мог ли последний тогда предполагать, что пройдет всего каких‑то семьдесят лет — и разбогатевшие Морозовы здесь, на Воздвиженке, выстроят свои особняки (дома №  14 и 16)?

Особняк на Воздвиженке

В доме на Воздвиженке Николай Гаврилович с семьей поселился в 1834 году. Балы у Рюмина запомнились многим современникам. Приведем для примера отрывки из мемуаров Е. А. Драшусовой:
«В давно минувшие добрые времена Моск­ва отличалась гостеприимством и веселостью. Приятно слушать рассказы о старинных русских домах, где всех ласково, приветливо принимали, где не думали о том, чтобы удивлять роскошью, не изобретали изысканных тонких обедов, разорительных балов с разными затеями, где льется шампанское, напивается молодежь, что прежде было неслыханно.

 

 

 

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию