Поиск
  • 21.06.2017
  • Былое
  • Автор В. Чередник

Полковая обитель

Полковая обитель

Полковая обитель


«Казарма»…
Так частенько называем мы неказистые, лишенные архитектурного изыска
здания. Но правомерно ли это? Ведь иные казармы вошли в золотой фонд
памятников архитектуры наряду с дворцами и храмами. Напомним хотя бы о
зданиях, и поныне украшающих Комсомольский проспект Москвы и Марсово
поле Санкт-Петербурга. И подобных, пусть и менее грандиозных, строений
казарменного назначения в наших городах немало.
В допетровскую эпоху
на Руси казарм не знали: полки определяли «на постой» в обывательских
домах. Первые специальные сооружения для размещения войск по
«казематному» типу появились в 1710-х годах. Как правило, строились они
из недолговечных материалов и не представляли какого-либо отчетливого
архитектурного типа.
В 1737 — 1738 годах Комиссия о
Санкт-Петербургском строении предложила первые проекты трех обширных
слобод для расквартирования Измайловского, Семеновского и
Преображенского полков на Московской стороне города, за Фонтанкой.
Слободы состояли из улиц, носивших номера соответствующих полковых рот.
Вскоре здесь появились деревянные одноэтажные здания штабов, общежитий
для офицеров (семейных и одиноких) и солдат, вместе с хозяйственными
постройками занимавшие огромные площади.
К концу XVIII века в связи с
бурным ростом северной столицы было признано необходимым выстроить
новые каменные казармы в специально отведенных городских кварталах,
освободив территорию полковых слобод под жилые дома. Компактные
казарменные комплексы выросли сразу в четырех районах: на Московской
стороне, в конце Вознесенского проспекта и Гороховой улицы — для
лейб-гвардии Московского, Семеновского, Измайловского и Преображенского
полков; к западу от центра — для конногвардейцев и гвардейского
флотского экипажа; к востоку, рядом с Марсовым полем, а также между
Шпалерной и Захарьевской — для павловцев и кавалергардов; на севере,
между Малой Невкой и Карповкой, — для лейб-гвардии гренадеров. Позже в
тех же районах соорудили казармы для других частей.
Строительство
велось по «образцовым проектам», разработанным архитектором Ф.Волковым и
его преемником Л.Руска в стиле классицизма с армейской атрибутикой.
Всем зданиям, сооруженным в течение полувека, присущи симметричность (к
центральному блоку примыкают боковые крылья), отчетливое горизонтальное
членение (чередование главного портика с боковыми), античная
скульптурная тематика (фигуры богов войны — Марса и Белонны),
лаконичность и простота (портики составлены из дорических колонн, стены
почти лишены украшений). Простотой и строгостью отличается и внутренняя
планировка. Есть здесь много общего с архитектурой Адмиралтейства,
Главного Штаба. Все эти «военные» фасады формируют огромную территорию.
К
середине XIX столетия «казарменная среда» Санкт-Петербурга в целом
сложилась и оформилась. С 1797 года велось строительство казарм и в
Москве: Крутицких, Хамовнических, Покровских.
Новый этап в
казарменном строительстве связан с введением в России в 1874 году
всеобщей (вместо рекрутской) воинской повинности. Сравнительно короткий
срок службы рядового состава потребовал размещения всех воинских частей
именно в казармах. Их стали возводить «хозспособом» по урезанным сметам
сами военные. К 1886 году общее число казарм в России достигло 11372, из
них 6961 было каменных и 4411 — деревянных. При строительстве
«хозспособом» казарменная архитектура начала утрачивать многие свои
художественно-эстетические достоинства. Здания стандартизировались,
унифицировались.
Выбор месторасположения диктовался военными
соображениями, но с учетом санитарных условий — «вне городов или по
крайней мере на их окраинах, преимущественно таких, разрастание которых
менее вероятно. В последнем случае полезно отделять казармы, насколько
возможно, от городских строений незастроенным пространством, садами и
парками». Предпочтение отдавалось возвышенностям с сухой почвой и вблизи
водоемов.
Общий план казарменной территории зависел от рода войск,
численности полка, а также от местных условий. Планом определялось
расположение объектов, обеспечивающее наилучшие условия для боевой
подготовки, отдыха, материально-технического снабжения, лечебного и
бытового обслуживания. Казарменные комплексы включали: административную и
учебно-строевую группу (штаб, учебные помещения, канцелярия); жилье
(офицерские общежития, спальные помещения для солдат и унтер-офицеров);
боевую и техническую группу (оружейный цейхгауз, пороховой погреб,
конюшни); хозяйственную и лечебно-бытовую группу (вещевой, шорный
цейхгаузы, столовая, кухня, хлебопекарня, погреба, лазарет, баня,
прачечная, мастерские), а также культурно-досуговый центр (офицерское
собрание).
После громадных старых петербургских казарм все чаще стали
возводить небольшие — на роту или батарею. Ставились они из кирпича,
известняка и бетона. Все активнее употреблялся металл — на балки,
стропила, лестницы и колонны. О том, какое значение придавалось
интерьеру, можно судить по заключению профессора В.Иванова, знатока
казарменного строительства тех лет:
«1. Здания казарм обязаны быть
удобными, светлыми, чистыми и красивыми, поскольку это оказывает на
солдат благотворное морально-психологическое и эстетическое воздействие.
2.
Всесословность армии, в которой возрастает процент интеллигентных лиц,
приводит к тому, что со стороны военнослужащих повышаются эмоциональные
запросы, которые необходимо учитывать.
3. Казармы неизбежно делаются
школой привычек. Люди, проживающие в них и испытавшие на себе влияние
тех или иных удобств, стремятся вносить улучшения и в свой повседневный
быт. Поэтому красивые казармы могут иметь большое воспитательное
значение для больших масс людей».
Наиболее распространенными в ту пору были четыре типа казарменных интерьеров:
а) коридорный — несколько одинаковых помещений с общим коридором (общежития для неженатых офицеров, лазарет, штаб);
б) бескоридорный — отдельные помещения, группирующиеся вокруг общих центров — гостиных, холлов (офицерское собрание);
в) крупнозальный (многопролетные сооружения — конюшни, манежи, склады);
г) анфиладный (проходные залы спальных помещений).
Интерьеры
казарменных комплексов решались довольно скромно. Украшались, да и то
минимально, только помещения офицерских собраний, канцелярий и полковых
музеев (при наличии таковых). Солдатские спальни отличались спартанской
простотой. Стены штукатурились, покрывались масляной краской. Полы
делали из сухих досок твердых пород, пропитывали олифой, льняным маслом
или каменноугольным дегтем и красили. Мебель была лишь самая простая и
необходимая — прочная, из твердых пород дерева или из металла, также
окрашенная масляной краской. В жилых комнатах стояли кровати, ружейные
стенки. Для фельдфебелей, унтер-офицеров и вольноопределяющихся имелись
шкафчики с табуретками.
Спальни в казармах, как правило, были
ориентированы на юг и юго-восток, а помещения для занятий — на север и
северо-запад. Для лучшего освещения окна делали высокими и размещали их
ближе к потолку. Было предусмотрено и искусственное освещение. Поскольку
имевшиеся тогда светильники (кроме ламп накаливания) выделяли
углекислоту и копоть, распорядок дня предусматривал ранний подъем и
ранний отбой.
Вскоре после русско-японской войны военное министерство
с целью улучшения условий жизни и быта солдат предложило устраивать
спальни всего на 10-12 человек, а также разделить жилые покои на дневные
и ночные. Этим планам помешала первая мировая война и революция.
Если
архитектура «престижных» столичных казарм имела все признаки
классического стиля (портики с колоннами, рустованные стены, пилястры и
прочее), то большинство зданий казарменных комплексов в провинции
выглядело просто и строго, за исключением зданий полковых штабов,
которые могли быть увенчаны башенкой со шпилем и иметь на фасаде часы
или атрибуты государственной и военной символики. Кирпичные здания
снаружи не оштукатуривались. Иногда вход в казарму или штаб облицовывали
отборным кирпичом, терракотовыми или бетонными плитами. Набор малых
архитектурных форм ограничивался фонарями, беседками, флагштоками на
плацу. Иногда в казарменном городке на видном месте ставился памятный
знак в честь какого-либо события или героя — питомца полка.
Особо
нужно сказать о таком специфическом и непременном заведении, как
офицерское собрание. Его штат состоял не менее чем из 70 офицеров, врача
и священника. Городские офицерские собрания включали общую офицерскую
столовую, буфет, переднюю, библиотеку и ряд вспомогательных помещений.
Если казармы размещались за городом, добавлялись дополнительные залы —
общественный, танцевальный и концертный, приемная, служившая и дамской
гостиной, а также игорная комната и бильярдная.
Офицерское собрание,
наряду со штабом, определяло лицо полка. Поэтому внутреннее оформление
не регламентировалось. Обычно это было убранство во вкусе гостиных того
времени (чаще в стиле модерн). Офицерские собрания после гражданской
войны перестали существовать, однако некоторые их элементы и традиции
сохранили клубы и дома офицеров советского времени.