Поиск

Музыкальное сердце столицы

Музыкальное сердце  столицы

Музыкальное сердце столицы


От редакции
Среди материалов историко‑краеведческого характера, поступающих в «Мос­ковский журнал», порой встречаются весьма необычные по жанру и, так сказать, по «происхождению», но при этом достаточно любопытные. Ниже публикуются фрагменты пояснительной записки к проекту реставрации основного здания Московской консерватории (Большая Никитская улица, 13/6). Проект был выполнен мастерской №  2 ГУП «Центральные научно‑реставрационные мастерские», и в нем подробно прослеживается «история места», ибо, как говорится в преамбуле, проектные решения разрабатывались на основании тщательных историко‑археологических и библиографических исследований. С их итогами редакция и предлагает познакомиться читателям. Добавим, что здесь также подробно зафиксировано состояние памятника до реставрации — тем самым записка, безусловно, будет представлять определенную ценность для исследователей в будущем. Что же до собственно реставрационных работ, — это отдельная тема, которой мы в данном случае не касаемся.

Проект реставрации и реконструкции Московской консерватории  с частичным новым строительством (Моспроект-4)

<…> Рассматриваемое здание входит в домовладение, занимающее участок, расположенный в центральной части квартала №  45 и выходящий северной стороной на Большую Никитскую улицу.
Первые сведения о данной территории относятся к XIV веку. Тогда начал активно осваиваться правый берег реки Неглинной, получивший название «Занеглименье». <…> Эти места ценились за прямую зрительную связь с Кремлем, и вплоть до XVII столетия здесь находились дворы высшей знати. В XIV-XV веках, когда Москва уже была столицей Великого княжества, Занеглименье стало ее наиболее обширным загородным поселением. В XV — начале XVI века у пересечения первой линии укреплений с главными улицами были поставлены три монас­тыря — Крестовоздвиженский, Никитский и Георгиевский. Занеглименье тогда уже расширилось до естественного оборонительного рубежа — высокого левого берега ручья Черторыя, то есть внутренней стороны современного Бульварного кольца. Трасса Никитской улицы была сформирована старой Волоцкой дорогой на последнем этапе ее спрямления от Пресненского брода. Она была ориентирована на северную часть Кремля, тогда еще не охваченную стеной, — место торга XIV-XV веков. <…> С расширением Кремля в конце XV века и перемещением торга в Китай‑город Волоцкая улица перестала быть транзитной и стала одной из главных улиц Занеглименья — Никитской, названной по Никитскому монастырю. <…>
После нашествия татар в 1571 году рассматриваемая территория была окружена деревянно‑земляными укреплениями. В 1585-1591 годах они были заменены выбеленной кирпичной крепостной стеной, прошедшей по линии современного Бульварного кольца и давшей название всей этой местнос­ти — Белый город. <…> Постройка стены означала <…> выделение внутренней территории как привилегированной зоны городских жилых усадеб среди слобод и загородных дворов. Так, в XVII столетии в середине Никитской улицы располагалась дворцовая Кисловская слобода, а в ее конце у современного Леонтьевского переулка находилась Устюжская черная сотня — слобода выходцев из Великого Устюга. Рядом с ней — Новгородская сотня. Центром слободы устюжан и новгородцев, возможно, был Вознесенский храм на Никитской улице, впервые упоминаемый в 1548 году.
Расположенная ближе к Кремлю передняя часть Занеглименья была к тому времени уже давно обжита. В 1565 году между Воздвиженкой и Никитской улицами на погорелом дворе князя Черкасского Иван Грозный построил Опричный двор, сожженный в 1571 году. На Никитскую выходили ворота его хозяйственной части. За ним лежал пустырь, отделявший от двора Кисловку — слободы царских «кислошников», готовивших квасы и соления.
В XVII-XVIII веках улица заполнялась усадьбами высшей знати. На месте хозяйственной части Опричного двора возник Романов двор двоюродного брата царя Михаила Федоровича Н. И. Романова. Парадная часть двора вернулась к прежним владельцам — Черкасским. В начале XVIII века здесь был выстроен дворец графа Ф. М. Апраксина. Напротив (на месте университета) стояли палаты Репниных, за ними, у Георгиевской церкви на Красной горке, — палаты Барятинских, у Никитского монастыря — палаты Хитрово. Дальше по улице и в переулках Кисловки такие же большие усадьбы соседствовали с мелкими дворами слободского типа.
К северу от Никитской, как и теперь, тянулись длинные параллельные переулки на Тверскую улицу. Их пересекал посередине Успенский вражек, сейчас почти сгладившийся, с небольшим ручьем, впадавшим в реку Неглинную. Ближе к стене Белого города на удалении от главных улиц еще с начала XVI века помещались иностранные посольства. Так, название Шведского тупика напоминает о Шведском подворье.


 


Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию