Поиск

Судьба библиотеки Бакуниных в Премухине

Судьба библиотеки Бакуниных в Премухине

Судьба библиотеки Бакуниных в Премухине


«В
одном из уездов Тверской губернии есть уголок, на котором природа
сосредоточила всю заботливую любовь свою, украсив его всеми лучшими
дарами своими, какие могла только собрать в стране семимесячных снегов».
Это слова писателя И.И.Лажечникова. «Необыкновенным, исключительным
явлением русской жизни» называл усадьбу Премухино И.И.Панаев. «Я ощутил
себя в новой сфере, — признавался В.Г.Белинский, — увидел себя в новом
мире; окрест меня все дышало гармонией и блаженством…» Наверное, эти
ощущения испытали и другие деятели русской культуры, здесь побывавшие:
Н.М.Карамзин, Н.В.Станкевич, Т.Н.Грановский, В.В.Капнист, архитектор
Н.А.Львов (по его проектам построены великолепный дворцовый ансамбль в
Премухине, церковь, разбит обширный парк), Г.Р.Державин, И.П.Клюшнин,
И.С.Тургенев, А.Н.Островский, Л.Н.Толстой, А.М.Горький, композиторы
А.Н.Серов и С.В.Рахманинов, художники О.А.Кипренский и Н.Н.Ге,
фельдмаршал М.И.Кутузов. Приезжала сюда и воспетая Пушкиным Анна Керн…
Известностью
своей Премухино обязано прежде всего А.М. и В.А.Бакуниным, людям ярким,
широко образованным, хлебосольным и гостеприимным. У них было четыре
дочери и шесть сыновей. Самый известный из них — Михаил,
революционер-анархист со славянофильским уклоном, вождь оппозиции Марксу
и Энгельсу в I Интернационале. Л.А.Бакунина, невеста Станкевича,
прожила всего 27 лет, но оставила по себе легендарную память. В ее честь
был написан романс на слова Клюшнина, в свое время весьма популярный.
Т.А.Бакунина была близким другом И.С.Тургенева и оставила ощутимый след в
его творчестве. Писатель посвятил ей несколько стихотворений, в том
числе «Утро туманное, утро седое», также ставшее знаменитым романсом.
С
А.А.Бакуниным, молодым храбрым офицером, близко познакомился Лев
Толстой во время обороны Севастополя в 1854-1855 годах. Позже Бакунин
воевал в Италии под знаменами Гарибальди. Он написал «Дневник
гарибальдийских походов», являющийся важным историческим документом.
Е.М.Бакунина, много сделавшая для организации общественного
здравоохранения в России, была одной из первых сестер милосердия,
участвовала в Крымской войне, работала в полевом госпитале в
Севастополе.
Бакунины были связаны родственными отношениями с такими
именитыми российскими фамилиями, как Державины, Львовы, Мордвиновы,
Полторацкие, Муравьевы, Корсаковы, Кропоткины…
Несколько поколений
Бакуниных собрали в Премухине огромные историко-художественные
богатства, большой архив, относящийся к XVIII-XIX векам, — уникальное
достояние отечественной культуры. Особенно прославилось Премухино
прекрасной библиотекой, насчитывающей свыше десяти тысяч томов на многих
европейских языках. Современники утверждали, что книжных шкафов в
усадьбе было так много, что они стояли во всех помещениях дома. Книгами
пользовались не только владельцы поместья, но и гости. Историки и
литераторы, в частности Карамзин, приезжали сюда, чтобы познакомиться с
той или иной редкой книгой. Они оставляли в Премухине и свои
произведения — с дарственными надписями, пояснениями, пометками и
комментариями. Эти литературные памятники — чуть ли не главная и
ценнейшая особенность библиотеки.
Здесь хранилось и множество
альбомов с рисунками, папки с гравюрами, а с конца прошлого века — с
фотографиями. Обитатели усадьбы очень дорожили портретными зарисовками,
сделанными О.А.Кипренским, который бывал в Премухине.
Судьба
премухинской библиотеки и фамильного архива сложилась трагически. Еще в
конце прошлого — начале нашего века П.А.Бакунин переехал в Крым,
построил недалеко от Гаспры, в так называемой Горной щели, дом и
поселился здесь навсегда с женой Н.С.Бакуниной, урожденной Корсаковой.
Он перевез из Премухина значительное число книг, а главное — большую и
наиболее интересную часть домашнего архива, в том числе связанную с
жизнью и деятельностью М.А.Бакунина. Это подтверждает петербургский
историк и литературовед А.А.Корнилов, который подолгу жил здесь у
Бакуниных, работая над книгой о революционере. Владельцы архива охотно
ему помогали. Они разрешили ему взять с собой в Петербург документы, на
основе которых Корнилов написал две книги о М.А.Бакунине, имевшие успех.
Поскольку к тому времени П.А.Бакунина и его жены уже не было в живых,
Корнилов передал полученные от них бумаги в Пушкинский Дом, где они
хранятся и теперь.
После смерти П.А. и Н.С.Бакуниных их имущество, в
том числе библиотека и оставшиеся фамильные бумаги, перешли к их
близкому другу — графине С.В.Паниной. Перед бегством из Крыма в 1920
году она сложила ценные вещи и документы в большой сундук и закопала
где-то в Горной щели. До сих пор тайник не обнаружен, хотя попытки найти
его предпринимались не раз.
Часть книг и семейных бумаг оказалась на
Кавказе, в поселке Михайловский Перевал, куда судьба занесла некоторых
Бакуниных. Их потомков — Т.Н.Сенкевич-Кропоткину и ее дочь А.Г.Сенкевич —
я разыскал в Москве. Они показали мне несколько книг из премухинской
библиотеки. Фамильной реликвией является Альбом Пушкинской выставки 1899
года, библиографическая редкость, к тому же с любопытными дарственными
надписями. На титульном листе: «Надежде Николаевне Мордвиновой от
Е.Бутурлиной». Эта простая надпись имеет подтекст. Дело в том, что
Н.Н.Мордвинова является родной сестрой жены А.А.Бакунина —
М.Н.Бакуниной, урожденной Бутурлиной, а обе они — внучками
небезызвестной И.Г.Полетики, злейшего врага А.С.Пушкина. То, что
Бутурлина дарит альбом Мордвиновой, может свидетельствовать о том, что
ненависть Полетики не передалась ее потомкам.
Другая надпись на
альбоме: «Т.Кропоткиной от мамы и Наташи. 12 января 1929 год.
Михайловский Перевал». Т.Кропоткина — это Т.Н.Сенкевич-Кропоткина,
которую я и посетил в Москве…
Но самые большие утраты понесла
бакунинская библиотека в конце 1917 года, после Октябрьской революции.
Усадьбу Премухино национализировали, а все ее имущество объявили
«народной» собственностью. Бывшим владельцам разрешили взять с собой
кое-какие вещи и фамильные документы, для чего выделили им три подводы.
Бакунины поселились в основном в Москве. Вывезенное имущество разошлось
позже по их потомкам.
Когда Бакунины покидали Премухино, главный его
владелец, офицер М.А.Бакунин, был, как мне рассказала доктор
исторических наук Н.М.Пирулова, в действующей армии. Вскоре он тайно
вернулся в Торжок и спрятался в доме бывшей премухинской акушерки
Н.А.Уваровой, беззаветно преданной Бакуниным. Ночью он пробрался в
усадебный дом. Из тайника, только ему известного, достал драгоценности,
важные фамильные бумаги, вероятно, и рукописный «Дневник гарибальдийских
походов» А.А.Бакунина, ему же адресованные письма Гарибальди. Кое-что
М.А.Бакунин, видимо, оставил у Уваровой, но основное взял с собой. Он
пробрался на юг, воевал в Белой армии и с ней покинул Россию. Прожив
долгую жизнь, М.А.Бакунин умер в Бельгии. Судьба вывезенных им из
Премухина вещей и документов неизвестна. Уварова умерла в 1939 году. Она
хранила полное молчание об оставленных у нее бумагах; судьба их тоже
неизвестна.
Расхищение премухинской библиотеки и архива вызвало
беспокойство даже в Наркомпросе. Весной 1919 года в Премухино
командируется (что подтверждается отысканными мною архивными
материалами) сотрудник Музейного отдела В.В.Пошуканис. Наиболее ценную
часть архива Бакуниных, относящуюся к XVIII-XIX векам, он с огромными
трудностями вывез в Москву. Ныне она хранится в Российской
Государственной библиотеке, в других крупнейших столичных архивах, в
Историческом музее.
А как же библиотека? В протоколе заседания
Коллегии Музейного отдела Наркомпроса за май-июнь 1919 года встретилась
мне короткая запись: «По заявлению эмиссара, ездившего в Торжок и
Премухино Тверской губернии (то есть В.В.Пошуканиса. — Е.К.), вопрос о
библиотеке Бакуниных передать в Библиотечный отдел». О том, как
прореагировал Библиотечный отдел, никаких сведений я не нашел.
В
начале 1920 года по инициативе и при непосредственном участии
заведующего уездным отделом народного образования Н.Н.Андреева из
Премухина были эвакуированы в Торжок все остававшиеся там книги,
картины, гравюры, рисунки, изделия прикладного искусства, фамильное
серебро, мебель, предметы домашнего обихода. Все это передали в том же
году организованному Музею местного края. Первый его директор художник
Воронцов составил даже большую опись премухинских вещей и книг, которая,
к сожалению, не сохранилась. Позже, когда ни Андреева, ни Воронцова уже
не было в городе, а руководили музеем случайные невежественные люди,
невесть куда исчезли многие художественные ценности, рукописи, книги,
альбомы с гравюрами и рисунками, в том числе Кипренского. Разорение
музея довершила фашистская оккупация в конце 1941 года.
Оставшиеся
экспонаты разошлись по домам местных жителей. Именно от них несколько
десятков премухинских книг поступило в 50-70-е годы в Государственную
библиотеку СССР имени В.И.Ленина. Остальные, вероятнее всего, собрал
краевед А.А.Суслов для самодеятельного своего музея, о чем я скажу ниже.
Еще
в конце 20-х годов наиболее ценные экспонаты, а также часть книг были
перевезены в Тверь, в существующий доныне историко-архитектурный и
литературный музей, составив внушительное собрание Бакуниных —
своеобразный мемориальный музей в музее. Книги же попали в библиотеку
педагогического института (теперь — Государственный университет). Но в
то время сюда из бывших дворянских поместий пришло свыше 100 тысяч книг и
премухинские растворились в этой массе. А потом была война… Осталось в
университетской библиотеке лишь 14 книг из Премухина, имеющие те или
иные доказательства былой принадлежности. Две на русском, остальные — на
иностранных языках. Особую ценность представляют две книги с
бакунинскими автографами.
Четыре книги сохранились в Тверском музее:
сборник сочинений Гете, изданный в Лейпциге в 1840 году (он имеет
дарственную надпись М.А.Бакунина сестре В.А.Бакуниной), томик на
французском языке «Краткий Словарь Славянский», изданный в 1780 году в
Петербурге, «Месяцеслов» за 1837 год, рукопись А.А.Бакунина «Очерки
мистического богословия».
В Торжке одиссея премухинской библиотеки
сделала очередной неожиданный поворот. А.А.Суслов, местный историк и
краевед, вернулся с фронта в 1944 году и сразу стал собирать экспонаты
разоренного Музея местного края. Восстановить его полностью не удалось,
но небольшой народный музей в городском Доме культуры он все же устроил.
Экспозиция была составлена в основном из нескольких сотен томов
премухинских книг, собранных Сусловым «по домам». Этими находками он
очень гордился.
Как-то у Суслова в 60-х годах побывал начальник
Архивного управления Калининского облисполкома М.А.Ильин. Он увидел
книги с пометками «Из библиотеки Бакуниных» и всполошился, стал
уговаривать собирателя передать их в областной архив. Разговор был
трудным, но в конце концов Суслов уступил: книги перевезли в Калинин.
Из
Тверского государственного архива мне любезно прислали список книг
премухинской библиотеки. В нем — 477 наименований. Это самое большое
собрание премухинских книг. Уже и не знаешь, чему удивляться: тому, что
они уцелели, или тому, сколь неисчерпаемы были книжные богатства
Бакуниных.