Поиск

«Отпечатки судьбы на страницах…»

«Отпечатки судьбы  на страницах…»

«Отпечатки судьбы на страницах…»


Музей-усадьба П. И. Чайковского. Дом, в котором родился композитор.  Фотография Ю. Ю. Конаревой. 2010 год

«Некоторые книги незаслуженно забываются, но нет ни одной, которую незаслуженно помнили бы», — писал английский поэт Уистен Хью Оден1. Биография книги отражается на ее страницах посредством штампов, экслибрисов, владельческих записей. Иногда это простые, ничем не выделяющиеся штампы той или иной биб­лиотеки, иногда — затейливые экслибрисы с вензелями и гербами знатных родов…
В коллекции редких книг Музея‑усадьбы П. И. Чайковского собраны издания начиная с XVII века. В первую очередь это книги, отмеченные штампом библиотеки Камско-Воткинского завода, начальником которого с 1837 по 1848 год был отец композитора Илья Петрович. Созданный по указу императ­рицы Елизаветы в 1759 году завод занимался производством высококачественного железа, выпускал пароходы, паровозы, железнодорожные рельсы, конструкции мос­тов2. Здание заводской биб­лиотеки располагалось рядом с домом, где проживали Чайковские, и члены семьи могли пользоваться книгами, перечень которых дошел до нас в описях казенного заводского имущества, взятого во владение начальником завода И. П. Чайковским в 1837 году и возвращенного в 1848‑м. За время службы здесь он по полнил численность библиотеки более чем на 800 томов, насчитывавшей к концу этого срока около 1600 книг3. Из них третью часть составляла литература научно‑технического содержания — по металлургии, горному делу, минералогии, механике, причем не только на русском, но и на французском и немецком языках: «Traite de l’exploitation des mines» (Париж, 1826), «System der Metallurgie» Карла Бернарда Карстена (Берлин, 1832), «Archiv für Bergbau und Hüttenwesen» (Берлин, 1826) и другие. Отдельное место на полках библиотеки в XIX веке занимали издания, относящиеся к отраслям промышленности, не связанным с деятельностью завода. Например, востребована была серия книг Н. П. Мельникова — «Производство ржаных сухарей» (1879), «Производство халвы, рахат‑лукума и кунжутного масла» (1882), «Бараки из кровельного толя, шведской па пки и картона» (1879), а также «Энциклопедия русского городского и сельского хозяина‑архитектора, садовода, землемера, мебельщика и машиниста», составленная П. Фурманом и вышедшая в Санкт-Петербурге в 1842 году. Кроме этого, в библиотеке числились журналы и книги по естествозна­нию, медицине, исторические и гео­графические описания, художественная и учебная литература, словари.

Здание бывшей библиотеки Камско-Воткинского завода.  Фотография Ю. Ю. Конаревой. 2010 год
Книги более позднего периода, нашедшие свое место в коллекции Музея‑усадьбы, отмечены уже штампами Вот­кинской казенной библиотеки, библиотек Воткинской женской прогимназии и Вот­кинской мужской гимназии. Но есть и экземпляры, побывавшие в местах, отдаленных от Воткинска на тысячи километров. Самая старая книга в коллекции музея — «Священная история», написанная на латыни христианским историком Сульпицием Севером на рубеже IV-V веков. Она была издана в 1626 году в Голландии Бонавентурой и Абрагамом Эльзевирами — представителями знаменитой династии голландских типографов‑издателей XVI-XVII столетий4. Книга имеет штамп с надписью «BIBLIO­THECA MARIANORUM MA­RIAMPOLI», свидетельствующий о ее принадлежности марианам — Конгрегации Не­порочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, основанной польским священником Станиславом Папчинским в 1673 году5. Хранилась книга в библиотеке мариан в Мариямполе (сейчас — город на юго‑западе Литвы). В Конгрегации было принято сокращение «MIC», присутствующее на круглом штампе фиолетового цвета.

Редкие книги XVIII–XIX веков
В фондах музея встречаются издания из личных библиотек известных в дореволюционной России представителей дворянства, интеллигенции. Так, на книге 1804 года «Путешествие младшего Анахарсиса по Греции в половине IV века до Рождества Христова» — два экслибриса‑наклейки: «Из книг графа Дмитрия Николаевича Шереметева» и «Из книг графа Сергея Дмитриевича Шереметева». Дмитрий Николаевич был сыном графа Николая Пет­ровича Шереметева и крепостной актрисы Прасковьи Жемчуговой. Широко занимался благотворительностью, поддерживая музыкантов и художников. На его средства О. А. Кипренский ездил в Италию, а потом получил в Фонтанном доме комнату‑мастерскую. Граф являлся по печителем Странноприимного дома в Москве. Меценатство при нем приобрело большой размах, именно тогда появилась поговорка «жить на шереметевский счет». Его сын С. Д. Шереметев, русский государственный деятель, историк, коллекционер, продолжил дело отца. С 1860‑х годов Сергей Дмитриевич начал собирать библиотеку, в которой были представлены книжные и рукописные собрания, переходившие по наследству. Помечал он книги своей библио­теки прямоугольным гербовым экслибрисом‑наклейкой с фамильным девизом «Deus conservat omnia» («Бог сохраняет все») и надписью по кругу «Из книг графа Сергея Дмитриевича Шереметева», гравированным художником В. А. Бобровым. По разным источникам, книжное собрание С. Д. Шереметева насчитывало до 100 тысяч томов. После революции все свое достояние, в том числе и биб­лиотеку, он передал государст­ву.

 

 

 

Для получения полной статьи обращайтесь в редакцию