Поиск

Таджикистан: в зоне безопасности

Таджикистан: в зоне безопасности

Таджикистан: в зоне безопасности


 

Российские
пограничники в Таджикистане… Скажем прямо: сегодня они противостоят
тем многоликим силам, которые, подрывая извне СНГ, намерены разрушить и
российскую государственность. К счастью, им это пока не удается. За два
минувших года руководство ФПС России сделало много для того, чтобы,
укрепив таджикско-афганскую границу, добиться на ней относительной
стабильности. И действительно, относительная стабильность уже
достигнута: теперь повторение трагедии, подобной расстрелу пятой заставы
Московского пограничного отряда в 1993 году, вряд ли возможно. С другой
стороны, трудно предположить, как отразится разразившийся 17 августа
системный кризис российской экономики на нашей пограничной группе в
Таджикистане. Ясно одно: придется сокращать и без того скудные расходы
на ее содержание.
Как долго Россия сохранит свое пограничное
присутствие в Таджикистане — вопрос сложный и адресованный не к
пограничникам, а к высшему руководству обоих государств. Мне же хочется
рассказать не о буднях наших пограничников в Таджикистане (о них
написано в прессе очень много), а об одной дипломатической победе ФПС
России, во многом определившей нынешнюю расстановку сил в Таджикистане и
подвигшей лидеров «объединенной таджикской оппозиции» начать переговоры
о национальном примирении. Тем более, что она — уже достояние недавней
нашей истории.
29 августа 1996 года в ФПС России под
председательством генерала армии Андрея Ивановича Николаева прошло
совещание руководителей пограничных ведомств России, Казахстана,
Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Совещание было целиком посвящено
резкому обострению на таджикско-афганской границе. По итогам совещания
был подписан рабочий протокол, выражавший единство взглядов всех сторон
по недопущению дальнейшего расползания очага напряженности в
Таджикистане.
О том, что это совещание серьезно и тщательно
готовилось, свидетельствует его дипломатическая предыстория. Так, 20
августа 1996 года МИД и ФПС России организовали общую встречу послов
Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Таджикистана в Москве. На ней
российская сторона выступила со своей оценкой ситуации, складывающейся в
Таджикистане и таджикском приграничье. С 22 по 24 августа руководство
ФПС предприняло ряд встреч с послами Афганистана, Ирана, Пакистана,
Китая и Индии и предложило принять надлежащие меры по исключению
поддержки вооруженной таджикской оппозиции со стороны всех
государственных и общественных структур данных стран. Послы заверили,
что передадут российские предложения главам своих государств.
Между
тем таджикская оппозиция на «совете джихада» в афганском городе Толукан,
на котором присутствовал и лидер таджикской оппозиции Тураджонзода,
приняла решение о возобновлении вооруженной борьбы с Таджикистаном.
Тогда в ближайших планах оппозиции был перенос боевых действий на
территорию Горно-Бадахшанской автономной области с целью установления
полного силового контроля над ней и расширения сферы влияния исламистов
внутри Таджикистана. Для этого оппозиция создала ударную группировку,
насчитывающую до 1000 человек, которая уже вышла к границе на Хорогском
направлении. В любой момент боевики были готовы ринуться в бой, чтобы,
проникнув в Бадахшан, разжечь с новой силой медленно тлеющие там костры
гражданской войны.
Российская сторона не заставила себя долго ждать.
Наша группа пограничных войск была усилена соответственно на 1000
человек — хорошо подготовленных контрактников, срочно переброшенных из
России. Руководство группы во главе с командующим П.П.Тарасенко
встретилось с командованием афганских подразделений, охраняющих границу
на Хорогском направлении. Встреча завершилась подписанием соглашения. По
нему предусматривалось создание афганской стороной 25-километровой зоны
безопасности, в которую не должны входить отряды таджикской оппозиции.
Вдобавок, российские пограничники оставили за собой право нанесения
первого огневого удара по отрядам оппозиции, проникшим в зону
безопасности.
В то же время с 29 августа по 2 сентября столицу
Афганистана Кабул посетила российская делегация во главе с заместителем
директора ФПС России генерал-полковником А.В.Кожевниковым. Впервые их
принял президент исламского государства Афганистан Раббани. Ему был
передан проект меморандума «О мерах доверия и обеспечения безопасности
на таджикско-афганской границе». Затем состоялись рабочие встречи и
переговоры с ведущими государственными деятелями Афганистана, среди
которых — премьер-министр Хекматияр, Ахмад-Шах Масуд, Лафраи, Гафурзай,
лидер партии исламского единства Акбари и командующий пограничными
войсками Афганистана Ахмад.
В ходе этих переговоров в первую очередь
речь шла о 25-километровой зоне безопасности на приграничной афганской
территории, прилегающей к Таджикистану, в которую, по соглашению между
российскими и афганскими пограничниками, не должны были допускаться
боевики непримиримой таджикской оппозиции. Российская сторона показала
своим афганским коллегам карту дислокации боевых отрядов таджикской
оппозиции, а президент Раббани даже посетовал на то, что долгое время
руководством Афганистана положение на таджикско-афганской границе
рассматривалось с подачи лидеров таджикской оппозиции Нури и
Тураджонзода. Хотя, как выяснилось, сам Раббани неоднократно и
настойчиво рекомендовал Нури прекратить все попытки прорыва боевиков
через афганско-таджикскую границу, чему лидер оппозиции не внял.
А
соглашение о зоне безопасности мало-помалу начинало действовать. Только в
первой декаде сентября 1996 года подразделения пограничных войск
Афганистана отбросили группу боевиков полевого командира Ноджайдулло,
пытавшуюся продвинуться к границе Таджикистана. Затем, после
сопротивления, был выведен отряд боевиков Движения исламского
возрождения Таджикистана из приграничного афганского кишлака
Калай-Барпяндж, откуда непримиримые обстреливали российский пограничный
пост.
Лидеры таджикской оппозиции, практически проиграв российской
стороне дипломатическую схватку, направили послание президенту
Таджикистана Э.Рахмонову, в котором заявили, что российские пограничники
действовали в обход официального Душанбе. Эта откровенная дезинформация
была рассчитана на то, чтобы столкнуть лбами власти Таджикистана и
группу пограничных войск ФПС России в республике. Провокация не удалась:
дипломатическая активность ФПС заранее согласовывалась с правящими
кругами Таджикистана. Вскоре оппозиции пришлось возобновить
межтаджикский диалог.
Заместитель директора ФПС России
генерал-полковник А.В.Кожевников отметил, что благодаря этой пограничной
дипломатии удалось сорвать «летнюю кампанию» непримиримой таджикской
оппозиции. От себя добавлю: тогда российские пограничники смогли
выиграть самое главное богатство в военном искусстве — время. Планы
исламистов провалились или сделались устаревшими и уже не отвечавшими
сложившейся ситуации.
Прошло два года. Многое переменилось у наших
афганских соседей: страной управляет мулла Омар, а законное
правительство с президентом Раббани существует практически в подполье.
«Пандшерский лев» Ахмад-Шах Масуд ожесточенно «огрызается» талибскому
нашествию с юга. Что касается боевиков таджикской оппозиции, то они
оказались в Афганистане меж двух враждующих сторон. Хотя и они уже,
спустя время, не те — гораздо сговорчивей. К тому же, главой миссии ООН в
Таджикистане Яном Кубишем недавно принято решение возобновить и
продолжить деятельность военных наблюдателей по организации возвращения
из Афганистана на родину боевиков таджикской оппозиции.
А на Пяндже
уже третий месяц слышна канонада непрерывных боев на той стороне реки и
неустанно бродит вдоль таджикско-афганской границы призрак исламской
революции, которую талибы грозятся распространить на всю Среднюю Азию.
Выстоим ли на этот раз? Если хватит ума и силы — выстоим.