Поиск

Национальная сокровищница чудо-вин

Национальная сокровищница чудо-вин

Национальная сокровищница чудо-вин








Подвалы "Массандры"Вино
называют божественным живым созданием. И в самом деле: у каждого
доброго вина своя дата рождения, свое игривое детство, своя пылкая душа и
бурная молодость, свой зрелый и мудрый возраст жизни, когда более полно
и ярко могут развиться задатки его облика. Затем живая влага, скажем,
достигая преклонного возраста, покорно чахнет и под хладом старости в
конце концов угасает.
Будущему благородному вину надобно для
обретения несокрушимого здоровья взрослеть спартанцем первые годы в
суровой темнице дубовой бочки. И вот, впору возмужавшее, окрепшее в теле
и в меру глотнувшее воздуха через капилляры бочек, оно расстается с
деревом. Потом доброе вино в плотно укупоренных «бархатными» пробками
бутылках, затаив робкое дыхание, не спеша сглаживает угловатые черты
своей натуры и подспудно придает упоительную благость и естественную
гармонию вкусовому букету. Скрываясь в «обители стеклянной», вино,
смиренно близясь к вершине своего совершенства, как бы копит живительную
силу. И затем, забывая течение годов, оно благоговейно старится. В
неторопливости его долголетней жизни — уважительное будущее умудренного
возрастом вина.
Долгожителей больше всего встречается среди крепких и
кое-каких десертных вин, воспитанных из отборных сортов винограда и
урожая удачных лет. В эту респектабельную корпорацию вступают только
блещущие здоровьем избранники из рода мадеры, портвейна, хереса, токая,
пино гри, муската. К сожалению, столовым сухим винам не дана долгая
жизнь.
Старые вина в своей чувствительной плоти незримо запечатлевают
смысл былых событий, «тайны ремесла» возделывания винограда и своего
рождения. Эти вина жгучей волной осязательно возвращают назад жар и свет
давних сладостных лет1. Действительно, смакуя их, остро ощущаешь, что
можешь сказать: «Остановись, мгновенье, — ты прекрасно!» Известно, что
еще древние греки и римляне обращали особое внимание на возраст
виноградных вин и потому на винной посуде отмечали год их рождения. «О
ты, к жизни рожденная со мной вместе в правление консула Манлия!» —
благоговейно восклицал великолепный старик Гораций о заветной чаре с
массикским вином, которое было подано, как достойному ровеснику, к
памятному столу для звучного часа веселья…
В традиционных
винодельческих районах и в фирменных предприятиях на протяжении многих
лет закладывались на долголетнее хранение лучшие образцы, которые и
составили так называемые «энотеки» (библиотеки, или коллекции вин).
Довольно богатые хранилища коллекционных вин укомплектованы в Грузии,
Армении, Узбекистане, на Московском шампанском и винно-коньячном
заводах, в производственно-аграрном объединении «Массандра» и головном
научном центре отрасли — Институте винограда и вина «Магарач».
Наиболее
уникальная и старейшая коллекция вин по времени создания, многообразию
сортов винограда из различных микрозон местности и способов выделки их,
возрастному подбору отечественных образцов является Магарачская энотека
вблизи Ялты. Ее золотой фонд насчитывает более 18 тыс. 600 бутылок
национальных вин — феноменов в возрасте от 10 до 160 лет.
Толчком к
прекрасной мысли о создании национальной сокровищницы в Магараче
послужило подписанное 26 октября 1834 года специальное распоряжение
Новороссийского губернатора Михаила Семеновича Воронцова. Следует по
справедливости признать, что он проявил большую заботу о Магарачском
опытном заведении, основанном в 1828 году, и вообще о развитии виноделия
в Крыму. В упомянутом распоряжении, в частности, было установлено
правило: «лучшие вина в бутылках, особливо мускатные и сладкие,
способные к длительной выдержке, хранить в течение нескольких лет, дабы
узнавать, до какого совершенства они могут дойти». С этого же времени
берет свое начало жизнь вин в Магарачской коллекции. Она была создана
при посредстве неутомимого Николая Андреевича Гартвиса. Планомерное
собрание в замечательной Массандровской коллекции началось значительно
позже — в 1897 году на первом винзаводе в Массандре, построенном по
инициативе вдохновенного и прозорливого Л.С.Голицына.
Ставя
дерзновенную задачу формирования национальных вин, имеющих свою
индивидуальность, Гартвис отмечал: «Делать хорошие, здоровые вина,
способные к долгому хранению, не стараясь приноравливать их непременно к
вкусу или букету каких-либо иностранных вин». Уже к 1838 году в
Магарачском заведении имелись такие образцы, что маршал Мармон, владелец
знаменитых виноградников в Бургундии, пробуя их, выразил убеждение, что
рано или поздно южнобережные вина Крыма прославят этот край.
В
Магараче сложилась и особая школа подвальных рабочих. Все
технологические приемы создания «высоких» вин они отшлифовывали с
ревнивой тщательностью, как гранильщики при выделке драгоценного камня.
Может быть, потому настоящей марке магарачского вина присуще быть
узнаваемой, не похожей на другие.
«Винная библиотека» Магарача хранит
в себе труд и научные поиски многих поколений ученых-классиков
отечественного виноградарства и виноделия. Собранные в ней вина
представляют собой исторические документы большой материальной и
духовной ценности для преемственной работы. Знаете ли вы, например, что
цены на старые коллекционные вина вполне надежны и могут прочно играть
роль твердой валюты, как произведения искусства или рукописи классиков?
Магарачская
национальная энотека преследует прежде всего научные цели: глубокие
исследования рождения, жизни и старения вина, изменения компонентов его
биохимического состава и органолептических качеств солнечной ягоды.
Коллекционные вина, сверхчутко внимая характеру взлелеянных лоз и
настроению сезонных реалий лучших годов урожая, представляют собой
достоверный материал для безошибочного установления детальной
специализации виноделия и создания из поколения в поколение элитарных
марок виноградных напитков. Это эталоны ценностной шкалы для
винодельческих предприятий на различных конкурсах, к ним по праву
приравниваются лучшие десертные и ликерные вина.
Тягуче густые, с
обольстительной сладостью, душистые магарачские, так же как и
массандровские, вина очень жаловали Сталин, Рузвельт и Черчилль во время
проведения в 1945 году конференции «Большой тройки» в Ялте.
В глуби
подземелий, с таинственным обаянием подвала «старых добрых вин» бутылки с
драгоценной влагой отлеживаются в загадочном полумраке, при ровной
прохладе и келейной тишине (по праву эту сказочную сокровищницу называют
«раем», «парадизом»), как умилительно говаривал один маститый эксперт:
«Именно в этой храмине вин я хотел бы провести всю оставшуюся жизнь!»
Сокровенные
бутылки любят так тихо-мирно лежать на боку, чтобы пробки все время
смачивались вином во избежание их усыхания и, не дай Бог, пропускания
воздуха. Тогда — песня спета и жди безвременной кончины хрупкого
напитка. Перекладка и протирка заветных бутылок строго запрещены: с
неохватной талией, они покрыты мшистым налетом — «благородной пылью
столетий», выразительно акцентирующей достоверность степенно-почтенного
возраста. Считается, что на этих «вековых бутылках» паутинка замшелой
сетчатки расползается со скоростью миллиметра в год и чем старее вино,
тем оно более кипучее. Помните проницательные строчки М.Ю.Лермонтова:
Порой обманчива бывает седина:
Так мхом покрытая бутылка вековая
Хранит струю кипучего вина.

Здесь
есть уникумы. Это — патриарх магарачского святилища — Мускат розовый
Магарач 1836 года, рожденный за год до смерти А.С.Пушкина. Вино пережило
11 правителей России, рождение и распад Советского Союза, две мировые
войны. И в заскучавшем вине, которое в свое время легко сбывалось под
шикарным названием Мускат амбре Магарач (оно всерьез испускает амбру —
аромат благоухания), все еще пульсирует ток жизни. Неповторимо мягкий, с
гармоничной слитностью и усталой нежностью Мускат розовый Магарач
занесен автором этих строк в «Книгу рекордов Гиннесса» как самое старое
русское вино.
В коллекции антикварного подвала имеется обширное
собрание мускатных вин. И они представлены цветовыми гаммами белого,
розового до черного, здесь покоятся также вина токайского типа
отечественного производства начиная с урожая 1916 года.
Замечательны
крымские диковинные вина типа Икем (1988), Барзак, а также полуликерного
характера — золотящиеся, как первые лучи солнца, Пино гри (1878) и
Педро Магарач (1913), а также рубиновым переливом восхитительное
Бастардо. Все эти с какой-то неземной сладостью вина вырабатывались из
ягод естественного увяливания в благодатные годы под ярко-голубым небом
Крыма в жаркое, но умеренно влажное лето, при длительном празднике
осеннего солнца. И число сокровенных бутылок, конечно, наперечет.
Удивляют
до сих пор своим стойким трепетом плоти и каскадом пряноплодовых
ароматов белые и красные крепкие вина Магарача и Никиты (начиная с 1879
года), обладающие выразительной прелестью старины. Великолепны созданные
в Магараче в послевоенные годы марки так называемых желтых вин —
Серсиаль I (при выдержке под дрожжевой пленкой) и Серсиаль II с тонкими
тонами грецкого ореха и дикого миндаля при мужественной силе. Все они не
утратили бодрость духа и не думают грузнеть с годами.
В нашей жизни,
помимо больших заслуг созидания или восстановления, есть неменьшая —
заслуга сохранения. Магарачское собрание чудо-вин неоднократно
подвергалось опасности быть расхищенным и уничтоженным. В 1892 году
питербургские чиновники департамента земледелия решили продать эту
бутылочную коллекцию Удельному ведомству. Сделка не состоялась благодаря
категорическому протесту и аргументированным выступлениям подвижников
Магарача, преданных своему делу. «В глухом чаду пожара» гражданской
войны специалисты и рабочие винподвала сумели уберечь редчайший клад,
тщательно замуровав его в потаенные места тоннеля.
Третий раз
коллекцию суждено было спасти во время Великой Отечественной войны. В
суровую осень рокового сорок первого года ее сумели эвакуировать в глубь
страны энтузиасты института, во главе которого стоял Алексей Георгиевич
Глоба. И сегодня на экспериментальном винзаводе «Магарач» на грядущие
мирные торжества закладываются в подземелье бесценные творения
виноградарей и виноделов для создания новых обворожительных напитков.
____________________________________________
1).
Ученые на основе современных исследований экспериментально подтвердили,
что в вине зашифрована кодовая запись погоды в год созревания урожая
винограда, и со временем они могут «делиться воспоминаниями.