Поиск

Мир Московского ипподрома

Мир Московского ипподрома

Мир Московского ипподрома


Комплекс зданий Центрального Московского ипподрома. 1970 год. Автор М. Голянд. 0-2845У большинства людей ипподром ассоциируется в первую очередь с тотализатором. Во вторую — с ярким захватывающим зрелищем. Об истинной — разнообразной и насыщенной — жизни ипподрома знают очень немногие. Между тем ипподром — целый отдельный мир со своей историей, своими героями и даже своим языком.
Появление Московского ипподрома час­то связывают с именем видного военного и государственного деятеля екатерининской эпохи графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского (1737-1808). Он скончался за 26 лет до открытия ипподрома, однако именно ему обязаны своим появлением в России рысистые бега, скачки и, самое главное, — новая великолепная порода лошадей — орловский рысак.
По инициативе А. Г. Орлова во второй половине XVIII века каждую зиму на Москве-реке напротив Кремля устраивались конские бега. Летом на Донском поле либо между Тверской и Пресненской заставами рядом с Ходынским полем проходили скачки. В 1831 году для проведения конных состязаний в южной части Ходынского поля был выделен большой (122 десятины) участок земли. Официальное открытие ипподрома состоялось 12 сентяб­ря 1834-го. Лошадь, выигравшая забег, тут же продавалась с аукциона. Зрители делали ставки, но угадавшие победителя получали не более гривенника на поставленный рубль, что в значительной степени лишало игру азарта.
Все изменилось, когда в конце 1870-х годов на ипподроме появился тотализатор, быстро завоевавший популярность среди московской публики. По его условиям, ставка в 1 рубль могла принести выигрыш более 1000 рублей. На страницах газет и журналов развернулась бурная дискуссия, мгновенно разделив общест­во на сторонников и противников тотализатора. Знаменитый московский адвокат Ф. Н. Плевако в одной из своих речей на суде сказал: «Если строишь ипподром, рядом строй тюрьму». Действительно, вокруг Московского ипподрома кипели нешуточные страсти, и нередко его посетители становились героями криминальной хроники.
Момент скачки на 4000 метров, проводимой в рамках I Спартакиады народов СССР. 15 августа 1956 года. Автор Н. Кулешов. 1-20434Благодаря значительным доходам от тотализатора Московское скаковое общество процветало. В 1881 году по проекту архитектора Д. Н. Чичагова на территории ипподрома построили деревянное двухэтажное здание с трибунами и царской ложей, а в 1899-м на его месте возвели каменные трибуны (конкурс на строительство выиграли архитекторы И. Т. Барютин и С. Ф. Кулагин), улучшили беговую дорожку. «Яркими гирляндами и живыми цветочными клумбами рисуются пять этажей трибун, полных в день дерби летними платьями дам, огромный партер вдоль всего этого ажурного железного здания, которое ни с какой постройкой и сравнить нельзя», — так описывал Московский ипподром того времени В. А. Гиляровский.
Беговой и скаковой круги находились недалеко друг от друга. На скаковом круге, где состязания проводились только летом, соорудили изящный деревянный павильон (сгорел в 1918 году).
В 1918-1920 годах ипподром закрыли. Во время Гражданской войны на его территории проходили военно-учебные занятия и митинги трудящихся. Пробные бега и скачки стали проводиться в начале 1921 года, послужив толчком к тому, что Главное управление коннозаводства и коневодства (ГУКОН) постановило организовать плановые испытания лошадей с осеннего сезона. В сентяб­ре в Москве возобновляются рысистые бега и деятельность тотализатора. «Московский ипподром, замерший в течение нескольких лет, снова ожил, <…> снова он является маяком, освещающим путь коннозаводческой работы по всей стране», — отмечала пресса.
2 мая 1923 года вышел декрет СНК РСФСР «О предоставлении Народному комиссариату земледелия исключительного права организации конских испытаний и о закреплении за ним ипподромов». В ведении НКЗ также состояли конные заводы, которые к концу 1920-х годов стали основными поставщиками племенного молодняка для тренировок и испытаний на Московском ипподроме. Однако с 1926 года здесь впервые начинают испытываться и лошади, приведенные из сел и деревень. Журнал «Сельское и лесное хозяйство» тогда писал: «Об ипподроме и бегах у большинства, в широких массах, самое смутное и неверное представление. <…> О том, что бега — красивое, полное жизни и здорового увлечения спортивное зрелище, знают очень немногие. И еще меньше знают, что ипподром — необходимое и полезное учреждение, призванное служить одному из важнейших народнохозяйственных начинаний — делу улучшения конской породы».
2 июля 1922 года на Московском ипподроме после длительного перерыва вновь состоялось рысистое дерби. Это состязание, в 1924 году получившее название «Большой Всесоюзный приз для лошадей рысистых пород 4 лет», стало ежегодным общественным смотром достижений в селекционной работе рысистого коннозаводства.
В 1928 году вышел первый номер журнала «Коневодство и коннозаводство», продолжившего традиции старейшего отечественного «Журнала коннозаводства и охоты».
Некоторое время скаковой и беговой ипподромы в Москве существовали раздельно (см. сноску 6). Проект их слияния в один, комбинированный, был осуществлен в 1930 году: к беговым дорожкам, опоясывая их, примк­нула скаковая длиной 1800 метров.
В последующее десятилетие Московский ипподром пользовался большой популярностью. Среди его тогдашних посетителей можно назвать актеров М. И. Яншина, И. М. Москвина, М. М. Тарханова, поэта В. В. Маяковского, Героя Советского Союза летчика М. М. Громова. Заядлым лошадником был В. И. Сталин. В послевоенные годы завсегдатаи ипподрома — знаменитые футболис­ты И. А. Нетто и А. П. Старостин; нечастый, но знатный гость — Л. И. Брежнев.
Во время забега на Центральном Московском ипподроме. Февраль 1957 года. Автор Б. Рябинин. 1-17082Маршал Советского Союза С. М. Буденный не только постоянно посещал ипподром, но и являлся его непосредственным куратором. В должности заместителя министра сельского хозяйства СССР (и не только в этой), он способствовал развитию и популяризации конного спорта, организации ипподромов и конных заводов.
В начале Великой Отечественной войны в главном здании ипподрома разместился призывной пункт, на его территории установили зенитные батареи. Сам же ипподром был эвакуирован и продолжал свою деятельность в Куйбышеве (1941), в Свердловске (1942-1943), а затем вновь в Москве.
Летом 1949 года на трибунах ипподрома произошел пожар. Было принято решение о реконструкции. Работы по проекту, созданному в архитектурной мастерской-школе И. В. Жолтовского, продолжались долгих шесть лет, после чего взору москвичей предстало новое здание, правое крыло которого украшал большой торжественный портик, напоминающий Бранденбургские ворота, и новые трибуны, вмещавшие 3500 человек. Пока шло строительство, ипподром продолжал функционировать: на его дорожках проходили ежегодные конноспортивные соревнования, мото-, авто- и легко­атлетические кроссы; для зрителей на этот период соорудили временные деревянные трибуны, где располагались кассы и тотализатор.
В середине 1950-х годов Московский ипподром являлся крупной спортивно-зрелищной организацией, в штате которой числилось более 700 сотрудников. Конюшни, конная база, ветеринарная часть, кузница, шорная мастерская, склады, гараж, тотализатор, ресторан, общежития — все это обширное хозяйство раскинулось на территории более 40 гектаров. В конюшнях постоянно находилось 500-600 лошадей, участвовавших в тренировках и заездах. На крупные всесоюзные и международные соревнования прибывало, как правило, еще по 400-500 лошадей, которых размещали во временных конюшнях, а сопровождавших их конюхов и наездников — в общежитиях.
Скачки и бега проводились по средам, пятницам, воскресеньям и собирали большое количество зрителей. Так, за 9 месяцев 1957 года ипподром посетило 620627 человек8. Входные билеты на трибуны в зависимости от сектора стоили от 2 до 8 рублей. Но основной доход приносил тотализатор, ежегодно дававший несколько миллионов рублей чистой прибыли, что позволяло содержать значительное поголовье лошадей, обеспечивать ипподром инвентарем, ремонтировать старые и строить новые конюшни. Неоднократно тотализатор, этот «остаток родимых пятен капитализма», пытались закрыть — в итоге безуспешно.
Маршал Советского Союза С. М. Буденный на трибуне Центрального Московского ипподрома. 1966 год. Автор М. Голянд. 0-2847Зрители на Центральном Московском ипподроме. 1968 год. Автор Н. Кулешов. 0-54161На протяжении нескольких десятилетий Московский ипподром являлся не только соревновательной ареной, но еще и научным полигоном. Лошади находились под постоянным контролем ветперсонала, специалистов Московской ветеринарной академии, ученых НИИ коневодства.
В 1958 году здесь прошли I Всесоюзные соревнования конников колхозов, совхозов и конных заводов: бега, скачки, преодоление препятствий, национальные конные игры. Впоследствии Московский ипподром еще пять раз становился общей ареной лучших конников нашей страны. На его конкурном поле разыгрывались чемпионские титулы первых семи летних Спартакиад народов СССР, на дорожках неоднократно проводились всесоюзные и международные соревнования. Просторный манеж — один из самых больших в Европе — много лет служил базой подготовки сборных команд страны. Во второй половине 1950-х годов на ипподроме был введен новый вид соревнований, быстро завоевавший популярность у публики, — испытание троечных экипажей. После окончания соревнований для желающих организовывались катания на тройках.
На Московском ипподроме работали и работают целые династии: Ротомские, Кочетковы, Пупко, Бурулевы — их предки славились как наездники еще в XIX веке.
Зрители, посещавшие соревнования в 1950-1980-х годах, наверняка помнят легендарного Николая Насибова и его знаменитых скакунов «Галопа», «Гарнира» и «Анилина». Он выиграл 654 скачки на различных ипподромах в СССР и 175 — за рубежом. Ему рукоплескали в Берлине, Праге, Кельне, Варшаве, Стокгольме, Вашин­гтоне, Осло…
В 1960-1970-х годах шло планомерное переоборудование ипподрома: улучшалось качество дорожек и освещение, были введены старт рысаков за автомашиной и фотофиниш, автоматические стартовые боксы для скаковых испытаний, внедрена (1981) автоматизированная система управления тотализатором и зрелищно-информационным комплексом. Открывшаяся в 1982 году гос­тиница «Бега» на 380 номеров помогла решить проблему размещения участников соревнований, приезжавших из других городов.
В начале 1960-х при Московском ипподроме открыли школу верховой езды, основателем и неизменным руководителем которой в течение 20 лет был Г. Т. Рогалев, а также — впервые в СССР — организовали клуб любителей рысистого спорта. Позже (1981) в манеже и двухэтажной конюшне разместилась детско-юношеская спортивная школа.
В 1980-х годах Московский ипподром являлся одним из самых оживленных мест отдыха в столице — в выходные и в дни наиболее важных соревнований его посещали до 10000 человек. В перестроечные времена наступило затишье: с 1992 года скачки не проводились и возобновились только в 2000-м. Здесь разыгрываются такие крупные призы европейского уровня, как Всероссийский приз «Барса», Большой Всероссийский приз «Дерби», Большой открытый приз для кобыл, Приз имени Центрального Московского ипподрома, Приз Президента РФ. Однако в общем дела обстоят далеко не блестяще. В настоящее время бега проводятся раз в неделю, тотализатор не работает с осени 2008 года. Своих лошадей ипподром сейчас не имеет — так же, как и большинство ипподромов мира. Лошади, которые здесь находятся, принадлежат частным лицам. Оплата услуг за их содержание — единственный источник дохода. Все мастера-наездники и тренеры выведены за штат еще 15 лет назад. Ипподром не живет, а выживает. Хочется надеяться, что в ближайшем будущем он заработает в прежнем режиме, и это уникальное место, находящееся всего в пяти километрах от Кремля, вновь обретет былой блеск и славу.

При подготовке публикации
использованы фотографии
из собрания Центрального архива
электронных и аудиовизуальных
документов Москвы (ЦАЭиАДМ)
и материалы Центрального архива общественно-политической
истории Москвы (ЦАОПИМ).